ЗМАЗНЕВА Олеся Анатольевна ПОЭТИЧЕСКИЙ ЯЗЫК МАКСИМИЛИАНА ВОЛОШИНА

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!
Сработали прекрасно, нервы железные. На хамство и угрозы отреагировали адекватно и с пониманием. Можете пользоваться услугами сайта.


Название:
ЗМАЗНЕВА Олеся Анатольевна ПОЭТИЧЕСКИЙ ЯЗЫК МАКСИМИЛИАНА ВОЛОШИНА
Альтернативное Название: ЗМАЗНЕВА Олеся Анатоліївна ПОЕТИЧНИЙ МОВУ МАКСИМІЛІАНА ВОЛОШИНА
Тип: Автореферат
Краткое содержание: Работа состоит из введения, в котором рассмотрены основные подходы к изучению индивидуального поэтического языка, определены пели, задачи, методы исследования; трех основных глав - “Лексико¬семантическая организация поэтических текстов М, Волошина”, «Повторы в поэтических текстах М. Волошина», “Особенности поэтического
синтаксиса М. Волошина”; заключения и списка использованной литературы. .
В первой главе диссертации "Лексико-семантическая организация поэзии М. Волошина" описываются сквозные образы и концептуально значимые семантические поля в лексико-семантической организации текстов Волошина, систематизируются источники поэтических образов, определяются стилистические пласты лексики и фразеологии, организующие его тексты, рассматривается специфическая для Максимилиана Волошина система образных средств (тропы и их сочетания).
Индивидуальный стиль автора вотмногом характеризуется тем, какие сквозные образы преобладают в его текстах.
В поэзии Максимилиана Волошина точками притяжения разных образных соответствий становится ряд повторяющихся слов, наиболее частотными среди которых являются время, жизнь, смерть, (по)знание, Россия
Так, время имеет у Волошина многочисленные образные соответствия: время- вода, время - ткань, время свет, время - тьма, время - космос, время - птица: Устами льнем кустам и припадаем к устью // Из вечности текущих рек /Пещера, 1915/; По ночам, когда в тумане //Звезды в небе время ткут, //Ялюблю разрывы ткани //В вечном кружеве минут ... /1903/; Время тихо, тихо шло, //Дни развивались и свивачисъ... /Зеркало, 1905/; Вечность лишь изредка блещет зарницами. /Тесен мой мир.., 1904/; Но в небе времени снопы иных планет //Несутся кольцами и в безднах гибнут бурно. /Сатурн, 1907/. Традиционные параллели в текстах М. Волошина преобразуются и могут включать индивидуально - авторские образы, например, время —людоворот: В людовороте гражданской войны /Четверть века, 1927/.
Различные образные соответствия приобретают в поэзии М. Волошина и другие ключевые слова, свойственные поэтической речи в целом. Так, слова жизнь / смерть входят в следующие параллели: жизнь - вода /капля, поток/, жизнь-цепь, смерть-чудо, смерть-огонь.
Так, парадигма э/сизпъ- цепь становится сквозной для всего цикла "Блуждания" из книги «Selva Oscura», в котором образ порванной цепи жизни, бытия ведет к блужданиям — и поиску, и потере одновременно, что подчеркивается контекстуальными антонимами, частотными в стихотворениях данного цикла IЯ боялся, узнав— забыть"Но мгновенно плененный лик угасает, чтоб вспыхнуть новым...!
Потеря у Волошина — это и обретение одновременно, жизнь становится цепью, где рвутся и вновь соединяются звенья, жизнь и смерть сближаются. Слово смерть включается в ряд образных параллелей, среди которых наиболее интересными для анализа индивидуального стиля автора представляется частная модель смерть — Факел жизни. Данное сопоставление еще раз подчеркивает утрату в поэтических текстах Волошина значения смерти как конца жизни; смерть по Волошину — это переход в иное качество / Теперь я мертв. Я стал строкалш книги... /. Условность границ бытия-небытия определяет в творчестве М. Волошина и условность границ образов смерти / жизни, выражающуюся в использовании оксюморонов, см., например, (Ьакел жизни — огненная смерть, бледной смерти пламя.
В поэтических текстах М. Волошина находит отражение диалектичность мышления автора, соединяющего, казалось бы, несоединимое, ведь в единой цепи бытия не может быть несоединимых звеньев.
Особым употреблением в поэзии Волошина характеризуются единицы образной парадигмы любовь; во-первых, слова с данной семантикой редко используются в текстах, во-вторых, негативной семантикой обычно обладают правые члены данной парадигмы: любовь — пепел, тоска, печаль, боль, обреченность', влюбленные у Волошина — жертвы, которых объединяет "кольцо одной неволи", "одно клеймо". Счастье влюбленных — "грустное", любовь у Волошина лишь один из путей познания обреченности человека в мире.
Для реализации образной модели познание в поэзии Волошина характерно использование слов с контрастными семами: с одной стороны, познание — "темное", с другой стороны — пламя; познание - нить и одновременно дерево.
Доминирующим в позднем периоде творчества становится у Волошина образ России, который включается в поля война и честь/бесчестие, при этом антонимичные члены поля - честь/бесчестие - часто пересекаются у Волошина в пределах одного текста: Россия одновременно праведная и гулящая, святая и поруганная, погибавшая и воскресавшая.
Номинационный ряд Россия в стихотворениях М.Волошина носит развернутый характер, его организуют единицы разных лексико-семантических групп: Русь, Россия, страна, держава, земля, империя, царство, невеста, мать, мираж, наваждение, омут, стремнина, бездна, безумие, бред, головокруженье, Неопалимая купина, раба, жертва, детоубийца, огонь, стихия. Ряд Россия объединяет слова, контрастирующие по значению. Распространителями единиц этого ряда служат определения святая, грешная, гулящая, великая, праведная, темная, обугленная, поруганная, изневоленная, гулящая, распластанная, погибавшая, воскресавшая, пьяная, окаянная, бездомная, хмельная, разоренная, кровавленная, обугленная, распятая, опаленная (Ты -
бездомная, гулящая, хмельная, // Во Христе юродивая Русь! /Святая Русь, 1917/, Из преступлений, исступлений - // Возникнет праведная Русь / Заклинание, 1920/, Я вижу изневоленную Русь // В волокнах расходящегося дыма, // Просвеченную заревом лампад - // Молитвами горящих о России /Россия, 1924/).Эти определения также семантически контрастный вступают в оппозиции. Так, контрастные сочетания выносятся автором в заглавия стихотворений, например, «Русь гулящая» /1923/ и «Святая Русь» /1917/,
В лексико-семантической организации текстов М. Волошина выделяются сквозные, проходящие через тексты разных периодов, и преобладающие в текстах одного из периодов концептуально значимые семантические поля. ж
Среди сквозных семантических полей наиболее значимыми являются поля жизнъ/смегть. время, человек. Особенностями поля жизнь/смерть является то, что на периферии текстового семантического поля смерть находятся единицы семантического ряда перевоплощение. Таким образом, смерть, по Волошину, это не конец жизни, а начало нового пути.
С семантическим полем жизнь / смерть тесно переплетается семантическое поле время, в котором доминирует ряд вечность. Точки соприкосновения данных семантических полей (жизнь/смерть — время) можно обозначить рядом жизнь - смерть-начало новой жизни - жизнь вечная. В семантическом поле человек доминирует семантический ряд одиночество: человек рождается, живет и умирает один, и в новом его перевоплощении его также ждет одиночество. С этим связана еще одна особенность поэтических текстов М. Волошина - ограниченность слов с семой любовь, и ,как уже отмечалось, сочетаемость их с единицами с семами боль, страдание: попытка соединить несоединимое, изначальное предназначение быть одиноким не может привести ни к чему, кроме страдания.
Среди преобладающих в ранних текстах семантических полей индивидуальное своеобразие обнаруживают состав и особенности употребления единиц полей знание, движение.
Слова семантического поля знание включаются в текстах Волошина преимущественно в сочетания с негативным значением: знание обычно приносит человеку страдания.
Движение в ранних текстах Волошина связано с поиском жизненного пути и невозможностью его найти, что паходит отражение в повторяемости слов бродить, скитаться, обозначающих бесцельное и разнонаправленное движение.
Первая мировая война превращает поэта - Прохожего, странника в пророка, что отражается в доминирующих в позднем творчестве рядах
война, честь /бесчестие, тесно связанных и пересекающихся в пределах одного текста.
Эволюция в поэтических текстах Волошина прослеживается при сопоставлении семантических рядов, включающихся в те или иные семантические поля. Так, в позднем периоде творчества в семантическом поле жизнь - смерть преобладает ряд гибель, то есть насильственная смерть. В семантическом же поле человек доминирует ряд бесчестие.
Итак, выявление и анализ концептуально значимых семантических полей в поэзии М. Волошина помогает установить особенности картины мира поэта.
Поэзия Максимилиана Волошина характеризуется широким использованием тропов разных типов и их взаимодействием. В рамках одного текста в поэзии Волошина последовательно используются приложения - тропы, предикативные метафоры, генитивные метафоры, атрибутивные метафоры, традиционные сравнительные конструкции. В употреблении данных типов тропов прослеживаются определенные особенности. Так, приложения - тропы более распространены в раннем творчестве Максимилиана Волошина (Люди-звери, люди-гады, //Как стоглазый злой паук, // Заплетают в кольца взгляды. /В цирке 1903/,
Лампу Психеи несу я в руке -//Синее пламя познанья. /Тесен мой мир.., 1904/). Предикативные метафоры, в отличие от приложений - тропов, характерны как для ранней, так и для поздней поэзии Максимилиана Волошина ( Ребенок - непризнанный гений // Средь буднично серых людей./Пройдемте по миру, как дети..,1903/, Политика - расклейка этикеток, //Назначенных, чтоб утаить состав...Грядущее - извечный сон корней / Россия, 1924/, Совесть народа - поэт. //В государстве нет места поэту. / Доблесть поэта, 1925/, Век-мойровесник, //Мы вместе пришли. /Четверть века, 1927/).
Характерной чертой творчества Волошина является использование сложных метафор, выраженных атрибутивно-генитивными конструкциями (камня подлого укус, любви незримые надломы, ужас ослепшей планеты), при этом важно подчеркнуть, что эти конструкции более частотны, чем собственно генитивные либо собственно атрибутивные метафоры и в целом являются наиболее распространенным типом тропов в поэтике Максимилиана Волошина.
Динамика в использовании тропов прослеживается в развитии иерархии способов словопреобразования от более простых, доминирующих в раннем периоде творчества (приложений - тропов, простых генитивных конструкций) к комбинированным (атрибутивно- генитивным метафорам, сложным метафорам, осложненным сравнительными конструкциями), доминирующим в текстах, принадлежащих к позднему периоду творчества Волошина.
В целом поэтика Максимилиана Волошина характеризуется концентрацией разных тропов и способов их сочетания в пределах одного текста (Россия, 1924, Дом поэта, 1926). Многие тропы носят интертекстуальный характер и отсылают к другим произведениям мировой литературы (Из-под Голгофы - внутрь земли воронкой // Вел Даптов путь к сосредоточью зла. /Космос, 1923/, Исполнилось пророчество: Трихины//
В тела и дух вселяются людей. //И каждый мнит, что нет его правей... /Трихины, 1917/).
При исследовании лексико-семантической организации поэзии М.Волошина нельзя не рассмотреть источники образов его текстов, ведь, как отмечает Н.А. Кожевникова, «смысловая перспектива текста отчасти зависит от того, представлен в нем тот или иной образ традиционный образ или нет. Образы, освещеиные длительной традицией, сами по себе, без всяких дополнительных средств, становятся указателями того, что текст имеет иносказательный характер),*
Особенностью стиля Волошина является то, что образный строй его поэзии восходит к обширному кругу источников. Поэт опирается на широкий культурный контекст, считая себя наследником всей мировой культуры. Среди наиболее значимых для поэзии М. Волошина источников необходимо назвать мифологию разных народов, библейские тексты, средневековую культуру, древнерусскую литературу, историю (Мы, как пчелы у чресл Афродиты, // Въе.мся солнечной пылью повиты, // Над огнем золотого цветка. /Дети солнечно-рыжего меда.., 1910/, Кто сказал: «Змеею препояшу //И пошлю»?.. Ликуя и скорбя!7Возношу к верховным солнцам чашу // Переполненную Светами - себяJ Ветер с неба хлопья облак вытер.., 1917/, Не отдадим за все забвенья Леты! //Грааль скорбей несем по миру мы, - //Изгнанники, скитальцы и поэты.» /Corona Astralts,]909/,
С грустью принимаю // Тягу древних змей: //Меркнущую Майю // Торопливых дней. /Мир закутан плотно,,,1905/, «...Див кличет пред бедой// Ардавде, Корсуню, Поморью, Посурожью, - // Земле незнаемой разносит весть Стрибожъю: //Птиц стоном у буди и вста звериный вой. /Гроза, 1907). При обращении к мифологии Волошин использует различные средства представления мифологических образов: включает в текст имена собственные, метафоры и сравнения с мифологическими наименованиями, за счет чего значительно расширяет семантическую сферу своих поэтических текстов. Мифологические образы распространяются на явления природы, внутреннего и внешнего мира {Печален сон души моей. //Она безрадостна, как Лета. /Небо запуталось звездными крыльями.., 1902),
В пределах одного текста М. Волошина часто объединяются образы
’'Кожевникова Н А Словоупотребление в русской поэзии начала XX века. М., 1986,
С. 72,
разных мифологий (так, в стихотворении «Луна» , 1907 г. луна сравнивается с Дианой и с Гекатой, то есть объединяются разные культурные традиции,). Имена собственные мифологических персонажей и библейских героев широко используются в заглавиях поэтических тексов, см,, например, "Фаэтон" (1914), "Одиссей в Киммерии" (1907), "Дэлос" (1909), "Неопалимая купина" (1919), "Иуда апостол" (1918).
Чрезвычайно разнообразны связи поэзии М.Волошина с русской историей, древнерусской литературой. Так, стихотворение "Написание о царях московских’(1919) является своеобразным переложением последней главы "Летописной книги", интертекстуальные связи других произведений находят отражение уже в их заглавиях, например, «Дметриу с-император», «Стенькин суд».
Говоря об интертекстуальных связях поэзии Волошина, необходимо особо отметить среди источников, относящихся к ранней литературной традиции, тексты Ф.И. Тютчева, Н.В. Гоголя, Ф,М, Достоевского (так, в стихотворении «Трихины» (1917) используется образ-символ, созданный Достоевским.); среди современников, к творчеству которых наиболее часто обращается поэт, - К.Бальмонт, В,Брюсов, В. Соловьев.
Кроме художественных текстов регулярно привлекаются научные и философские сочинения. Одним из самых сложных по количеству источников является венок сонетов «Lunaria», в котором Волошин обобщил сведения о Луне, почерпнутые им из мифологии и научных трудов, использовал работы Анаксагора, Анаксимандра, Фалеса, Эмпедокла, Гесиода, Феокрита, астрономов Д.Ригголи, И. Кеплера, ЯнаГевелия, Ф.Гримальди, Д.Кардано, "Тайную доктрину" Е.Блаватской.
Для поэзии М. Волошина характерны и интермедиальные связи, то есть связи текстовых элементов, отсылающих к различным родам искусства. "Символом тайного отмщения" /Ангел мщенья, 1906/ становятся "знаки рыб"— олицетворение смерти и тьмы в средневековой архитектуре.
Образы ряда стихотворений Волошина вдохновлены произведениями живописи, авторы которых - художники Антуан Ватто, Джованни Антонио Бацци, Леонардо да Винчи, Пуссен и друтае.Обратцение к широкому культурному наследию расширяет пространственные и временные рамки произведений Волошина, приводя к смысловым колебаниям в конкретных текстах.
Разнообразен лексический состав текстов поэта.Основу большинства тропов Максимилиана Волошина составляют отвлеченные существительные, что в целом является общей тенденцией словоупотребления в русской поэзии начала XX века (Затерявшись где- то,// Робко верим мы // В непрозрачность света //Ив прозрачность тьмы /Мир закутан плотно.,, 1905/, Когда ж зеркальность тишины // Сулит обманную беспечность // Сквозит двойная бесконечность // Из
отраженной тишины /И день и ночь шумит угрюмо, 1903). Отвлеченные существительные взаимодействуют со словами других лексико-грамматических разрядов. .
Поэтические тексты Максимилиана Волошина характеризуются стилистическое неоднородностью.
Это проявляется 1) в регулярном использовании архаической лексики;
2) в сочетании высокой книжной лексики с разговорно-бытовой;
3) в привлечении терминов;
4) в использовании индивидуально авторских новообразований.
Высокая стилистическая тональность ряда стихотворений
М.Волошина создается в первую очередь за счет использования славянизмов. В текстах Волошина славянизмы могут 1) быть включены в нейтральный текст 2) занимать все стихотворное целое. В первом случае использование славянизмов приводит к выходу за пределы основной стилистической линии /Пролог, 1.915/, во втором - к стилизации. /Написание о царях московских, 1919/, Сказание об иноке Епифании, 1929/.
 


Обновить код

Заказать выполнение авторской работы:

Поля, отмеченные * обязательны для заполнения:


Заказчик:


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины