ЧЕРНИЦИНА Юлия Евгеньевна ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА (на материале переводов произведений Рэя Брэдбери «45 Г по Фаренгейту», «Август 1999: Земляне», «Февраль1999: Илла» и «Август 2026: Будет ласковый дождь» на р

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!


Название:
ЧЕРНИЦИНА Юлия Евгеньевна ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА (на материале переводов произведений Рэя Брэдбери «45 Г по Фаренгейту», «Август 1999: Земляне», «Февраль1999: Илла» и «Август 2026: Будет ласковый дождь» на р
Альтернативное Название: ЧЕРНИЦИНА Юлія Євгенівна ЛЕКСИКО-СТИЛІСТИЧНІ ПРОБЛЕМИ ПЕРЕКЛАДУ НАУКОВО-ФАНТАСТИЧНОГО ТЕКСТА (на матеріалі перекладів творів Рея Бредбері «45 Г за Фаренгейтом», «Серпень 1999: Земляни», «Лютий 1999: Іл 2 CHERNITSINA Yulia Evgenevna LEXICAL AND STYLISTICAL
Тип: Автореферат
Краткое содержание: Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность и научная новизна работы, определяется объект, предмет исследования, формулируются цели и вытекающие из них задачи, выявляется теоретическая и практическая значимость, описывается материал исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, а также данные об апробации результатов изучения темы.
В первой главе «Лингвистический анализ научно-фантастического текста» представлены теоретические положения, согласно которым выявляются особенности и связь науки и научно-фантастической литературы, изучается становление научной фантастики как в зарубежной, так и в отечественной литературе, характеризуются основные лексические элементы научно-фантастического текста.
Своим возникновением научная фантастика как жанр художественной литературы обязана связи с наукой как логической формой постижения мира. В частности Р.И. Нудельман пишет: «Фантастическая гипотеза по природе своей — логическая конструкция, квазинаучное допущение, и как таковое оно допускает и предполагает именно логическое свое развитие путем надстройки и все большего усложнения исходной идеи и последующих вариантов. Фантастические идеи, — продолжает он, — играют в фантастике ту же роль, что в науке ее методы, и имеют сходную природу. Вот почему так сходны пути их развития» (Нудельман Р.И., 1970, с. 8).
В английском наименовании этого жанра также сохранилась связь с наукой — science fiction, что значит дословно "научный вымысел".

9
Понятие «научная фантастика» было введено в обиход Хьюго Гернсбеком в 1926г. Гернсбек считал, что научная фантастика должна предсказывать, обучать и не предаваться пустым фантазиям. Он разделял всю фантастику на технологическую (информативную) и фантастические сказки ("фэнтези").
Первым профессиональным писателем-фантастом стал французский литератор Жюль Верн. Именно время выхода в свет его первых книг из серии Необыкновенные путешествия («Пять недель на воздушном шаре» (1862), «Путешествие к центру Земли» (1864), насквозь проникнутых верой во всесилие науки, можно считать официальной датой возникновения научной фантастики.
Научная фантастика является эстетическим продуктом XX века. Она меньше «обычной» литературы подвержена многовековым эстетическим традициям, поэтому гибче отражает облик современного мира.
Взор современного человека, как никогда раньше, обращен в будущее. Это не результат отвлеченного интереса к проблемам наших внуков, а важный ракурс изучения и оценки основополагающих проблем современности: ведь совсем недавно человечество так ясно осознало, что без учета уроков громадного исторического опыта прошлого и тенденций, которые смогут реализоваться в полной мере в будущем, сегодняшний день человечества невозможен.
Устремленность в будущее является одной из основополагающих особенностей художественной литературы в целом, и научной фантастики прежде всего. Если говорить об американской научной фантастике, она в основной массе посвящена «отнюдь не реально предвидимому будущему, а будущему, каким оно не должно быть». Как сказал Рэй Брэдбери: «Я не описываю будущее. Я его предотвращаю», «Появление бомбы было как голос свыше, сказавший нам: «Подумайте, подсчитайте все хорошенько и найдите способ жить в мире и согласии друг с другом». Этот голос мы все теперь ясно слышим» (Балабуха А., Бритиков А.Ф., 1988, С. 3-12).
Наибольшее свое развитие научная фантастика получила в англо-американской литературе. В Англии и Америке в первые годы после Второй мировой войны издавались десятки журналов, специально посвященных научной фантастике, печатались тысячи рассказов, новелл, романов, отражающих влияния науки на развитие общества и человека.
В научно-фантастической литературе на начальном этапе развития основное место занимал научный элемент. В произведения данного жанра описывались чудеса науки и техники и те блага, которые они должны принести всему человечеству в ближайшем будущем.
Постепенно фантастический элемент теряет свою ценность, потому что, во-первых, фантастические теории перестают быть фантастическими, а, во-вторых, новым необычным теориям становится все сложнее дать научное обоснование ввиду все большего уровня знаний человечества в области науки.
Таким образом научно-фантастическая литература теряет свою обособленность, постепенно растворяясь в художественной литературе.

10
Лингвистический анализ научно-фантастических текстов позволяет выделить в них как лексические элементы, соотносимые с художественными структурами текстов, так и элементы, соотносимые с научными структурами.
Группу элементов, соотносимых с научными структурами, можно достаточно четко разбить на ряд следующих подгрупп:
1. Слова (словосочетания), относящиеся к общенаучной и специальной лексике, (в основном, термины).
2. Слова (словосочетания), связанные с тематикой научно-фантастических текстов, с описанием теоретически возможных, но не осуществленных в настоящее время, решением научных или технических проблем, с описанием элементов окружающей среды вымышленного мира (квазиреалии).
3. Слова (словосочетания), встречающиеся только в научно-фантастических текстах или являющихся неологизмами или универбами (квазитерминами). Универбацией как одним из видов компрессивного словообразования называют «процесс возникновения однолексемного обозначения (универба) из предшествующего ему описательного обозначения (перифраза), характеризующегося сгущенностью семантического содержания в одном слове и утратой формальной расчлененности» (Ахметжанова З.К., 1977, с. 108). По ее мнению, этот процесс распадается на два этапа: 1) образование составного наименования (в результате развертывания, при котором к идентифицирующему компоненту прибавляется дифференцирующий); 2) собственно «универбация», то есть образование слова-универба (в результате свертывания составного наименования). Впервые термин «универбация» (от лат. uni - одно, verbum - слово) употребил К. Бругманн в 1904 году. Универб - интересное явление, которое непосредственно образуется автором какого-либо текста. Можно априори предположить, что универбы вообще могут быть поняты только в контексте, поскольку в языковой норме они не фиксируются и не даны носителю языка в качестве предварительных знаний. Автор текста, как правило, знаком с правилами оформления языковой стороны текста, контролирует кодирование информации до тех пор, пока сохраняется смысловая цельность.
Квазиреалии выполняют в текстах научно-фантастического типа следующие функции:
1) указывают на представления авторов о тенденциях развития тех или иных социально значимых объектов;
2) задают определенные «условия игры», являясь следствием и условием развития содержания научно-фантастического текста.
Квазитермины являются новообразованиями в научно-фантастическом тексте. Они служат для передачи каких-либо конкретных научных или технических сведений, или же кодируют концепции и при этом создают впечатление профессиональной атмосферы, являющейся фоном для создания идейно-образного содержания.

11
Во второй главе «Процесс становления лингвострановедческого подхода в переводоведении» анализируется развитие понятия реалии в зарубежном и российском переводоведении второй половины 20-го — начала 21 века, представлена классификация реалий, встреченных в произведениях Р. Брэдбери, определяется статус имен собственных, дается их классификация в составе реалий и разрабатываются способы их передачи, указываются особенности этого процесса. Кроме того, сравниваются подходы к передаче безэквивалентной лексики, анализируются факторы, влияющие на выбор конкретного средства перевода.
Само слово «реалия» - латинское прилагательное среднего рода множественного числа (realis, -е, мн. realia - «вещественный», «действительный»), превратившееся под влиянием аналогичных лексических категорий в существительное. В своем «Толковом переводоведческом словаре» Л.Л. Нелюбин определяет реалии как «слова или выражения, обозначающие предметы, понятия, ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке, а также слова, обозначающие национально-специфические особенности жизни и быта» (Нелюбин Л.Л., 2003, с. 178).
На сегодняшний день нет единой классификации культурно -маркированных единиц и исследователи предлагают различные классификации реалий, основываясь на тех или иных принципах.
Исходя из темы нашей диссертации, классификация, предложенная Г.Д. Томахиным, представляет для нас наибольший интерес, поскольку в ней отражены реалии американской действительности. Принимая во внимание жанр рассматриваемых в диссертационной работе произведений Рэя Брэдбери, к получившейся классификации следует добавить отдельным пунктом реалии заведомо фантастические (Томахин Г.Д., 1988, С. 46-197).
Основных трудностей передачи реалий при переводе две: 1) отсутствие в ПЯ соответствия (эквивалента, аналога) из-за отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией объекта (референта) и 2) необходимость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать и колорит (коннотацию) - ее национальную и историческую окраску.
Приемы передачи реалий в переводе можно, обобщая, свести в основном к двум: транскрипции и переводу (в широком смысле слова).
Транскрипция предполагает введение в текст перевода при помощи графических средств ПЯ соответствующей реалии с максимально допускаемым этими средствами фонетическим приближением к ее оригинальной фонетической форме.
Перевод (и замена) реалии как прием передачи ее на ПЯ применяют обычно в тех случаях, когда транскрипция по тем или иным причинам невозможна или нежелательна. Приведем наиболее употребительные приемы:

12
1) Введение неологизма:
а) калька;
б) полукалька;
в) освоение;
г) семантический неологизм.
2) Замена реалии реалией.
3) Приблизительный перевод:
а) принцип родовидовой замены;
б) функциональным аналогом;
в) описание, объяснение, толкование.
4) Контекстуальный перевод.
В третьей главе «Способы межъязыковой передачи реалий при переводе научно-фантастического текста в произведениях Рэя Брэдбери»
исследуются лексические единицы, специфичные для научно-фантастического текста (т.е. термины или неологизмы), определяется тип (термин, квазитермин, квазиреалия), характеризуется способ образования и значение неологизма; если же это квазитермин или термин - его функции. Также анализируются факторы, имеющие значение для понимания семантического содержания данной лексической единицы, такие как контекст, словообразовательная форма и т.д.
Специфичной чертой научно-фантастического текста, отличающей его от других художественных текстов, в систему которых он включен, является наличие в нем новообразований, таких как квазитермины и квазиреалии. Поэтому анализировать перевод романа «451° по Фаренгейту» нужно с точки зрения перевода данных новообразований, а также и терминов, с передачей которых могут возникнуть трудности, так как в научно-фантастическом тексте они могут выполнять определенную стилистическую функцию.
С переводом таких квазиреалий, как electric thimble, thimble-wasps, electronic bees, TV parlour, или квазитерминов, также образованных при помощи сложения слов, например, procaine needle, у переводчика Т. Шинкарь проблемы не возникло. Он создал по их подобию кальки, и получилось, соответственно: электронная втулка, осы-втулки (втулки-осы звучало бы неблагозвучно, поэтому переводчик, создавая кальку, поменял местами слова в словосочетании), электронные пчелы, телевизорная гостиная, прокаиновая игла.
Переводчик столкнулся с проблемой, связанной с отсутствием в ПЯ аналогичных способов словообразования, при переводе «квази-прилагательного» metalplier в словосочетании metalplier jaws, переведенном как металлические челюсти. При описании устрашающего и безжалостного механического пса автор ввел данное определение, образовав его при помощи соединения двух основ: metal, металлический, и plier - основа слова «pliers» - «щипцы, клещи, плоскогубцы». "Would he have time for a speech? As the Hound seized him, in view often or twenty or thirty million people, mightn't he sum up his entire life in the last week in one single phrase or a word that would stay

13
with them long after the Hound had tu
ed, clenching him in its metal-plier jaws, and trotted off in darkness, while the camera remained stationary, watching the creature dwindle in the distance, a splendid fadeout!" (Ray Bradbury, 2005, p. 135) «Успеет ли он сказать свое последнее слово? Когда на глазах у миллионов зрителей пес схватит его, не должен ли он, Монтэг, одной фразой или хоть словом подвести итог своей жизни за эту неделю, так, чтобы сказанное им еще долго жило после того, как пес, сомкнув и разомкнув свои металлические челюсти, отпрыгнет и убежит прочь, в темноту. Телекамеры, замерев на месте, будут следить за удаляющимся зверем - эффективный конец!» (Брэдбери Р., 1987, с. 124) В русском языке невозможно выдумать такое прилагательное, состоящее из двух основ. Следовательно, перевод с помощью кальки здесь исключается. Поэтому переводчик оставил первую часть определения, а вторая часть оказалась утраченной в процессе перевода. Но, несмотря на это, образ, созданный автором, не пострадал, так как его описанию отводится довольно большая часть текста, тем более что русские эквиваленты слова «pliers», вставленные для описания в контекст, не добавили бы описанию экспрессивности.
Предлагая читателю способ быстрого перемещения внутри здания, альтернативный современному лифту, автор использует слово «pole», в тексте оно обозначает столб, который поднимает и опускает пожарников с одного этажа на другой, реагирующий лишь на прикосновение руки. Возможно, создание данной фантастической реалии в определенной степени было обусловлено существовавшим в то время винтовым лифтом, изобретенным американцем Отисом, которого считают изобретателем первого безопасного лифта. Наворачиваясь как гайка, кабина винтового лифта ходила по огромному металлическому винту, который пронизывал здание от фундамента до крыши. Несмотря на то, что винтовой лифт был изобретен в середине 19 века, и ко времени написания романа в домах в основном работали усовершенствованные электрические лифты, возможно, все же Рэю Брэдбери приходилось пользоваться таким лифтом, что могло и послужить причиной создания в его романе похожего по принципу работы «лифта будущего», необходимого для обеспечения пожарников будущего возможностью быстро отправиться на очередной вызов.
Pole — семантический неологизм, то есть новообразование путем переосмысления известного слова, которому придается значение, полностью раскрывающееся в контексте. Если семантический неологизм не является реалией ИЯ, то в большинстве случаев его можно без труда перевести. Среди значений слова «pole» более или менее подходящими являются «шест», «жердь» и «столб». Однако по определению «жердь» - это шест из длинного тонкого ствола дерева, а в тексте указано, что шест медный. «Столб» («бревно, толстый брус, укрепленный стоймя») не подойдет по размеру. «Шест» -«длинная палка, жердь» - наиболее удачный в данном случае эквивалент, который и использует переводчик.
Не везде термины в переводе романа переводятся терминами. Рассмотрим следующий пример; «The world was full of bu
ing of all types and sizes. Now

14
the guild of the asbestos weaver must open shop very soon», asbestos -мин.
асбест. Но, несмотря на то, что и asbestos, и русский эквивалент данного
термина «асбест» истолкованы в толковых словарях и в том, и в другом
случае как огнеупорный материал, в ИЯ автор решил, что для читателя
словосочетание the asbestos weaver будет вполне понятным, а переводчик
предпочел перевести словосочетание как «огнеупорная одежда». Это
объясняется тем, что в русском языке очень редко где можно встретить
словосочетание «асбестовая одежда», поскольку оно является чисто
терминологическим. В данном контексте оно выполняет не
стилистическую, а скорее номинативную функцию, а, следовательно, здесь важно передать смысл данного словосочетания, что и сделал переводчик.
Встречаются и противоположные случаи, когда реалия передается термином: "the police helicopters...were plummeting down to land,... where, tu
ed back to beetles", police helicopters переведено как «полицейские геликоптеры». Слово «helicopter» в обычном словаре переводится как «вертолет», а в техническом оно дается как авиационный термин и так и переводится - «геликоптер». Переводчик выбрал терминологический вариант перевода, так как, видимо, посчитал, что «вертолет» будет слишком обыденно и вызовет у русского читателя слишком простую для научно-фантастического текста ассоциацию.
В рассказе «Август 1999: Земляне» («August 1999: The Earth Men») примером семантического неологизма выступает hypnotic suggestion. Данный термин обозначает метод лечения различных болезней, вредных привычек, неврозов, нарушений сна, памяти, внимания и т.д., который заключается в применении гипноза. Однако в тексте данный термин приобретает противоположное значение. Здесь это не воздействие врача на пациента, а воздействие больного на других людей, в том числе и врача. Автор использует данный квазитермин в речи психолога для того, чтобы создать впечатление его профессиональности. Русский эквивалент термина гипнотическое внушение также создает нужный эффект.
Аналогичную функцию выполняют квазитермины auditory fantasy, olfactory hallucination и labial fantasy. "But once you've gone this far, 1 must point out, with primary, secondary, auditory, olfactory, and labial hallucinations, as well as tactile and optical fantasies, it is pretty bad business". (Ray Bradbury, http://raybradburv.ru. p. 23) «Но когда дело заходит так далеко, как у вас, - с первичными, вторичными, слуховыми, обонятельными и вкусовыми галлюцинациями в сочетании с мнимыми осязательными и оптическими восприятиями, - то, будем говорить начистоту, дело обстоит плохо» (Брэдбери Р., 1987, с. 184). Данные квазитермины созданы по аналогии с существующими медицинскими терминами «taste hallucinations», «visual hallucinations», «tactile hallucinations» и т.д. Все они образованы при помощи сложения терминов, обозначающих различные виды ощущений, и синонимов hallucination я fantasy, причем автор иногда меняет один синоним на другой, чтобы не было повторений одного и того же слова. Например, до

15
вышеприведенного отрывка в рассказе встречаются варианты auditory hallucination и labial hallucination. Это показывает, что для автора не является важной форма квазитерминов. Они используются, в первую очередь, как стилистическое средство.
При переводе всех перечисленных квазитерминов, кроме labial fantasy, переводчик создал кальки. Квазитермин labial fantasy переведен как вкусовая иллюзия — квазитермин, созданный переводчиком по аналогии с существующим термином «вкусовая галлюцинация». При передаче данного нововведения переводчик не воспользовался термином «губной», эквивалентом термина «labial». Он учел тот факт, что в русском языке помимо терминологического значения это слово обладает еще и общелексическим значением и довольно часто встречается как в письменной, так и в устной речи, например, в таких словосочетаниях, как «губная помада» и «губная гармошка», в то время как слово «labial» является чисто терминологической единицей. Поэтому, а также еще и потому, что слово «галлюцинация» тоже далеко не всегда является термином, а слово «иллюзия» вообще таковым не является, перевод с помощью кальки в данном случае не подходит. Такой перевод привел бы к потере стилистической окраски. Стилистическая окраска была хорошо сохранена переводчиком с помощью удачно созданного квазитермина вкусовая иллюзия.
Рассказ «Февраль 1999: Илла» («February 1999: Ylla») входит в цикл «Марсианские Хроники» (1950 г.).
Рассмотрим вводный абзац рассказа «Февраль 1999: Илла», интересный с точки зрения восприятия читателем квазиреалий в тексте ИЯ и ПЯ:
"They had a house of crystal pillars on the planet Mars by the edge of an empty sea, and every mo
ing you could see Mrs. К eating the golden fruits that grew from the crystal walls, or cleaning the house with handful of magnetic dust which, taking all dirt with it, blew away on the hot wind. Afte
oons, when the fossil sea was warm and motionless, and the wine trees stood stiff in the yard, and the little distant Martian bone town was all enclosed, and no one drifted out their doors, you could see Mr. К himself in his room, reading from a metal book with raised hieroglyphs over which he brushed his hand, as one might play a harp. And from the book, as fingers stroked, a voice sang, a soft ancient voice, which told tales of when the sea was red steam on the shore and ancient men had carried clouds of metal insects and electric spiders into battle". (Ray Bradbury, http ://raybradburv.ru. p. 2)
Данный отрывок рассказа не только изобилует фантастическими реалиями, но также насыщен стилистическими приемами. Эти приемы, реалии, поэтический тон описания, необычайная красота образов создают атмосферу гармонии. Здесь квазиреалии гармонично сочетаются с остальными элементами описания, они как бы вплетены в него, что делает их неразрывно связанными с текстом. В этом тексте функция квазиреалий заключается в создании фантастической атмосферы, они используются для того, чтобы произвести соответствующее впечатление на читателя. Автор хочет показать, какой могла бы быть жизнь, если бы люди стремились к

16
гармонии и красоте, а не к научно-техническому прогрессу. Поэтому восприятие атмосферы является здесь наиболее важным как в тексте ИЯ, так и в тексте ПЯ. И в тексте перевода квазиреалии должны выполнять, прежде всего, стилистическую функцию. Из этого следует, что основная задача переводчика - это сохранить атмосферу, которую хочет передать автор. Посмотрим, как это удалось Л.Жданову:
«Они жили на планете Марс, в доме с хрустальными колоннами, на берегу высохшего моря, и по утрам можно было видеть, как миссис К ест золотые плоды, растущие из хрустальных стен, или наводит чистоту, рассыпая пригоршнями магнитную пыль, которую горячий ветер уносил вместе с сором. Под вечер, когда древнее море было недвижно и знойно, и винные деревья во дворе стояли в оцепенении, и старинный марсианский городок вдали весь уходил в себя, и никто не выходил на улицу, мистера К можно было видеть в его комнате, где он читал металлическую книгу, перебирая пальцами выпуклые иероглифы, точно струны арфы. И книга пела под его рукой, певучий голос древности повествовал о той поре, когда море алым туманом застилало берега и древние шли на битву, вооруженные роями металлических шершней и электрических пауков» (Брэдбери Р., 1987, с. 156).
При переводе квазиреалий практически во всех случаях переводчик создал кальки, что объясняется тем, что все они были образованы при помощи сложения прилагательных и существительных в словосочетания, что значительно упрощает как восприятие их читателем, так и их перевод на русский язык.
Среди встречающихся в тексте квазиреалий преобладают те, в состав которых входят прилагательные, обозначающие материал объекта: a metal book, metal insects, crystal pillars, crystal walls, golden fruits, a bone town. Соединяя слова, обозначающие обычные для всех нас вещи, такие как «book», «fruits», «wall» и т.д. с «metal», «crystal» и «golden», тоже ничем для нас не примечательные слова-характеристики, автору удалось создать все эти фантастические образы.
В рассказе «Август 2026: Будет ласковый дождь» («August 2026: There Will Come Soft Rains») описывается дом «будущего». Дом стоит посреди развалин и пепла, это единственное, что осталось от города после войны, и, несмотря на то, что в нем уже никто не живет, он продолжает «жить», так как в нем действует множество самоуправляемых машин, когда-то служивших людям, его наполняет шум и голоса.
Один из голосов принадлежит запрограммированным часам. Часы сообщают время и распорядок дня: "In the living room the voice-clock sang, Tick-tock, seven o'clock, time to get up...», «...Seven-nine, breakfast time...», «...eight-one o'clock, off to school, off to work, run, run, eight-one!" (Ray Bradbury, http://ravbradburv.ru. p. 140-141); «В гостиной говорящие часы настойчиво пели: тик-так, семь часов, семь утра, вставать пора!», «...девять минут восьмого, к завтраку все готово...», «...восемь одна, в школу пора, на работу пора, живо, живо, восемь одна!» (Брэдбери Р., 1987, С. 339-340)

17
The voice-clock - квазиреалия, созданная автором для обозначения часов, образована при помощи словосложения. И контекст, и словообразовательная форма квазиреалии раскрывают ее значение. Автор создает слуховой образ часов, которые «поют», и каждое сообщение произносится в рифму. Однако, читатель не получает зрительного образа, остается неясно, как эти часы выглядят, и как они работают. Это в очередной раз показывает, что Брэдбери создает фантастические образы, прежде всего, потому что это является условием жанра научной фантастики. Автор использует фантастический элемент для выражения своих идей. С одной стороны, это требует от переводчика большего внимания к содержанию рассказа, к атмосфере, которая в нем передается. С другой стороны, это облегчает задачу переводчика, так как снижается значение формы новообразований.
Для передачи квазиреалии the voice-clock переводчик создал полукальку говорящие часы, что вызывает небольшое противоречие: «...говорящие часы настойчиво пели...». Из-за практической неприменимости способа словосложения к русскому языку в данном случае, использовать кальку здесь невозможно, поэтому переводчик был вынужден пойти на небольшое несоответствие в семантическом содержании исходной квазиреалии и подобранного перевода, так как у Брэдбери часы не говорят, а поют. Однако данное обстоятельство вполне ясно из контекста. Помимо этого переводчику удалось сохранить рифму в каждом из сообщений часов.
Robot mice — квазиреалия, образованная путем словосложения, второе слово уточняет значение первого, указывает на тип обозначаемого объекта. Значение неологизма автор раскрывает в контексте. Квазиреалии robot mice дается довольно подробное и яркое описание. В данном рассказе это единственный случай, когда читатель получает более или менее полное представление об объекте. В ходе описания читатель узнает и материал, из которого сделаны роботы, и их размер, и отдельные детали, из которых они состоят. Детализируя описание, автор конкретизирует образ. Также описание процесса уборки добавляет яркость образу.
Рассмотрим отрывок, где автор описывает этих мышей: "Out of warrens in the wall, tiny robot mice darted. The rooms were acrawl with the small cleaning animals, all rubber and metal. They thudded against chairs, whirling their mustached runners, kneading the rug nap, sucking gently at hidden dust. Then, like mysterious invaders, they popped into their burrows. Their pink electric eyes faded. The house was clean". (Ray Bradbury, http://raybradbury.ru. p. 141) И соответствующий отрывок из перевода: «Из нор в стене высыпали крохотные роботы-мыши. Во всех помещениях кишели маленькие суетливые уборщики из металла и резины. Они стукались о кресла, вертели своими щетинистыми роликами, ерошили ковровый ворс, тихо высасывая скрытые пылинки. Затем исчезли, словно неведомые пришельцы, юркнули в свои убежища. Их розовые электрические глазки потухли. Дом был чист» (Брэдбери Р., 1987, с. 340).
Данное сложное слово является одним из немногих случаев, когда при переводе можно создать кальку, так как данный тип словосложения

18
довольно часто используется и в русском языке. Благодаря этому переводчику удалось хорошо сохранить образ, созданный квазиреалией robot mice.
В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования и формулируются основные выводы.
В Библиографии приводятся работы отечественных и зарубежных ученых, словари и энциклопедии, а также другие источники, используемые в исследовании.
В Приложении проводится подробный анализ словарных единиц: исходное слово оригинального текста и способ его передачи на русский язык.
 


Обновить код

Заказать выполнение авторской работы:

Поля, отмеченные * обязательны для заполнения:


Заказчик:


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины