АВТОРСКИЙ СТИЛЬ И. БРАМСА (теоретико-методологический и аналитический аспекты)




  • скачать файл:
  • Название:
  • АВТОРСКИЙ СТИЛЬ И. БРАМСА (теоретико-методологический и аналитический аспекты)
  • Альтернативное название:
  • АВТОРСЬКИЙ СТИЛЬ Й. Брамса (Теоретико-методологічний і аналітичний аспекти)
  • Кол-во страниц:
  • 200
  • ВУЗ:
  • ХАРЬКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСКУССТВ им. И.П. КОТЛЯРЕВСКОГО
  • Год защиты:
  • 2007
  • Краткое описание:
  • ХАРЬКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСКУССТВ им.И.П.КОТЛЯРЕВСКОГО



    На правах рукописи

    САДОВНИКОВА Елена Сергеевна

    УДК 78.071.1



    АВТОРСКИЙ СТИЛЬ И.БРАМСА
    (теоретико-методологический и аналитический аспекты)

    17.00.03 Музыкальное искусство


    Диссертация на соискание ученой степени
    кандидата искусствоведения


    Научный руководитель: Иванова Ирина Леонидовна, кандидат искусствоведения, доцент



    Харьков 2007









    ОГЛАВЛЕНИЕ






    ВВЕДЕНИЕ.................................................................................................................


    4




    ГЛАВА1. ПРОБЛЕМЫ АНАЛИЗА СТИЛЯ И.БРАМСА....................................


    14




    1.1. Стиль И.Брамса как объект изучения...............................................................


    14




    1.2. Авторский стиль как научная категория...........................................................


    29




    1.2.1. Стиль и личность............................................................................................


    29




    1.2.2. Авторский стиль как феномен......................................................................


    37




    ГЛАВА 2. СМЫСЛ И ЕГО СВОЙСТВА.................................................................


    52




    2.1. Смысловая организация в произведениях И.Брамса.......................................


    52




    2.1.1. Стиль и смысл. Этапы опредмечивания смысла.........................................


    52




    2.1.2. Смысл: категория, структура........................................................................


    56




    2.1.3. Смыслоразвертывание...................................................................................


    64




    2.1.4. Свойства смысловых единиц в сочинениях И.Брамса..............................


    65




    2.1.5. Текстовые принципы организации музыкального высказывания............


    79




    2.2. Смыслоразвертывание в пространственно-временном измерении................


    82




    2.2.1.Пространственно-временные параметры смысла.......................................


    82




    2.2.1.1.Смыслоорганизация в аспекте горизонтально-вертикальных отношений..............................................................................................................



    82




    2.2.1.2. Смыслоорганизация в аспекте темпоральности ...................................


    84




    2.2.2.Принцип пространственности на уровне организации музыкального текста.........................................................................................................................



    91




    2.2.2.1. Множественность на уровне развертывания (горизонталь).................


    92




    2.2.2.2. Множественность на уровне сложения музыкальной ткани (вертикаль).............................................................................................................



    112




    2.2.3. Множественность: жанр, структура, стиль.................................................


    122




    ГЛАВА3. СМЫСЛ И ЛИЧНОСТЬ: ЗАКОНОМЕРНОСТИ МУЗЫКАЛЬНОГО СТИЛЯ.........



    130




    3.1. Объективация смысла в сочинениях И.Брамса...............................................


    130




    3.1.1. Объективация и опредмечивание.................................................................


    130




    3.1.2. Объективация и объективирование..............................................................


    132




    3.1.3. Параметры объективации..............................................................................


    135




    3.1.3.1. Многомерность.


    136




    3.1.3.2. Соотношение текста и авторского Я.


    137




    3.1.3.3. Тип авторского слова


    142




    3.2. Личностные (персональные) параметры авторского стиля И.Брамса...........


    153




    3.2.1. Понятие личности в богословии и науке..................................................


    153




    3.2.2. Миросозерцание..........................................................................................


    158




    3.2.3. Личностная коммуникативность................................................................


    162




    ЗАКЛЮЧЕНИЕ...........................................................................................................


    167




    СПИСОК НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.....................................................................


    172









    ВВЕДЕНИЕ

    Загадочная двойственность и внутренняя парадоксальность давно признаны своего рода «визитной карточкой» музыкального стиля Брамса. С одной стороны, доступность музыкального языка, словно нарочитая традиционность форм создают ощущение открытости, прозрачности, кристальной чистоты и понятности композиторского высказывания; с другой стиль в целом остается герметичным, недоступным для непосредственного аналитического наблюдения: Брамс будто намеренно скрывает от поверхностного взгляда ключ к его постижению. Тем самым простота и кажущаяся общепонятность музыки Брамса при более вдумчивом подходе оборачиваются непониманием, «ускользанием» вроде бы столь очевидного, что во многом обусловливает своеобразное положение композитора в культуре особняком. Парадоксальность стиля Брамса проявляется и на ином уровне: являя вовне то или иное свойство, ту или иную языковую закономерность, композитор в то же время как бы «опрокидывает», аннулирует ее изнутри, придавая ей часто прямо противоположное значение и создавая тем самым прецедент внутренне подвижной, живой системы.
    В качестве предмета исследования стиль Брамса не обойден вниманием музыковедов. Наследие композитора освещается в монографиях и монографических очерках (К.Гейрингер [49], Ф.Грассбергер [56], М.Друскин [67], В.Малунцева [121], Е.Царева [226], J.Forner [270], S.Kross [282], M.MacDonald [289], F.May [291; 292], M.McCorcle [293], диссертациях (А.Бондурянский [37], А.Гвоздев [48], А.Гусева [59], Ж.Лавелина [104], А.Мревлов [142], И.Немировская [152], И.Слоним [184], В.Солнцев [188], И.Храмова [221], Е.Царева [227], М.Шавинер [239], статьях (Е.Царева [222; 223; 225], А.Мревлов [141; 143], Б.Асафьев [16], И.Соллертинский [187], М.Musgrave [295; 296; 298], R.Pascall [298; 302; 303] и мн. др.), составляющих в совокупности весьма внушительный корпус отечественного и зарубежного брамсоведения. Его обиход включает также ряд тематических сборников, целиком посвященных творчеству и личности композитора: Brahms: Biographical, Documentary and Analytical Studies [262], Brahms-2: Biographical, Documentary and Analytical Studies [263], Brahms and His World [260], Brahms Studies: Analytical and Historical Perspectives [261], И.Брамс. Черты стиля [76]. Однако в силу указанной парадоксальности музыки Брамса приходится отмечать ее недостаточную изученность в плане стилевых закономерностей, а также отсутствие самостоятельных работ, посвященных непосредственно проблеме стиля композитора как целостности. Существующие же работы представляют собой скорее наблюдения над стилем и носят либо общий, обзорно-исторический характер (труды Е.Царевой [226], К.Гейрингера [49], Ф.Грассбергера [56], М.Друскина [67], F.May [291; 292], M.MacDonald [289], S.Kross [282], А.Мревлова [142], В.Фермана [209] и мн. др.), либо затрагивают вопросы стиля в связи с изучением специфики отдельного жанра, исполнительской проблематикой (исследования Б.Асафьева [16], И.Соллертинского [187], Я.Торган [203], А.Гвоздева [48], И.Михайлова [134; 135], И.Храмовой [220; 221], Л.Царегородцевой [230], Ж.Лавелиной [104], А.Бондурянского [37; 38], Р.Новиковой [155], И.Слоним [184], И.Немировской [152], О.Лавриненко [105], S.Kross [283; 285], J.Webster [314], D.Osmond-Smith [300], R.Pascall [298; 303], A.Whittall [316; 317], A.Schubring [308], H.Kretzchmar [281], E.Hanslick [276] и проч.), общими проблемами культуры (работы Л.Кавериной [80], Л.Фишера [212], С.Рогового [167; 168] ит.д.), семантики (статья А.Денисова [64]), либо предельно специфизируют предмет исследования, ограничивая его одной из языковых составляющих (диссертации и статьи А.Гусевой [57; 58; 59], М.Шавинера [238; 239] и др.).
    Названные подходы позволяют вскрыть лишь атрибутивный признак стиля Брамса отдельные структурно-языковые средства, что свидетельствует о недостаточной эффективности традиционно музыковедческого анализа для постижения стиля как феномена. Учитывая сказанное, возникает необходимость создания адекватной методологии анализа брамсовского стиля, что в свою очередь предполагает: 1)пересмотр существующих подходов к проблеме стиля; 2)переосмысление отработанных культурной практикой приемов и методов стилевого анализа и трактовок самой категории стиля; 3)выбор параметров стилевого рассмотрения, которые бы позволили вскрыть глубинные слои стиля композитора, выявить пласт, образующий основу для его формирования, закладывающий его формальные признаки и обусловливающий отмеченную парадоксальность; 4)установление зависимости стилевых особенностей от внутренней структуры композиторского субъекта, иными словами, выявление связи стиля и мировоззрения.
    Категорией, способной вместить все указанные аспекты, представляется авторский стиль. Ее привлечение позволяет сфокусировать внимание на фундаментальных свойствах композиторского стиля, вскрыть его феномен, что особенно важно в отношении Брамса, подчеркнутая традиционность творчества которого побуждает к сравнительным операциям, то есть выходу за пределы его стилевой системы.
    Вместе с тем в науке отсутствует категориальное значение авторского стиля, зачастую подменяемого смежными категориями в частности, индивидуального стиля. Таким образом, становится актуальной задача определения категориального статуса понятия авторского стиля.
    Применительно к композиторскому творчеству категория стиля как высшего вида художественного единства выступает одной из тех универсалий, посредством которых исследователь получает возможность осмысления рассматриваемого явления в его целостности. Она стягивает все его частные аспекты и характеристики: особенности языка, способ выражения, взгляды автора ит.д., давая тем самым простор для научно-исследовательской мысли. Одной из наиболее актуальных на сегодняшний день остается проблема связи стиля и мировоззрения (работы В.Медушевского [125; 126; 128], В.Логиновой [110] идр.). Вместе с тем, сами понятия мировоззрения и мировоззренческой основы стиля наделяются настолько широким спектром значений от семантической программы конкретного сочинения (А.Савченко [171]) до культурно-исторического контекста (Ж.Лавелина [104]), что возникает необходимость их уточнения. Конкретизации требует вопрос о механизмах отражения и воплощения мировоззренческой позиции в авторском стиле, логических закономерностях ее связи с текстом произведения. Сложившаяся ситуация побуждает к поиску иных аспектов стилевого анализа, нахождению централизующего понятия, в качестве которого в диссертации избирается смысл. Употребляемое, как правило, в метафорическом контексте, оно нередко подменяется смежными понятиями значение, содержание, семантика, что вызывает необходимость выяснения его категориального наполнения.
    В связи с расширением в современном музыкознании интереса к семантике и распространением стилевых исследований в программно-истолковательном ключе (см., например, Ю.Захаров [73], Д.Кирнарская [87], Т.Антипова [11], Л.Шаймухаметова [240; 241] и др.) актуальным представляется стилевой подход к анализу смысла в имманентно музыкальном аспекте. В этом случае предметом изучения оказывается не система значений, стоящих за смыслом, а способы его организации.
    Итак, актуальность настоящего исследования определяется следующими параметрами:
    ­ отсутствием в современном музыкознании фундаментального стилевого исследования творческого наследия Брамса;
    ­ невыработанностью адекватного методологического подхода к стилю композитора как феномену;
    ­ необходимостью дальнейшей разработки категории стиля, раскрытия его глубинных закономерностей и обоснований;
    ­ неустановленностью механизма связи мировоззрения и свойств стиля;
    ­ необходимостью категории, способной вскрыть феномен композиторского стиля;
    ­ неразработанностью категории авторского стиля.
    Связь с программами, темами, планами. Диссертационное исследование выполнено в соответствии с планами научно-исследовательской и методической работы Харьковского государственного университета искусств им.И.П.Котляревского и отвечает п.7 комплексной темы кафедры истории музыки «Традиції та новаторство в світовому музично-історичному процесі» на 2002-2006гг. (протокол №5 от 01.12.2005г.).
    Цели и задачи исследования. Цель данного диссертационного исследования заключается в осмыслении авторского стиля Брамса как феномена. Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:
    ­ создать методологический подход к стилю Брамса как феномену; уточнить содержание категории стиля, избрать фокус стилевого исследования;
    ­ сформулировать дефиницию авторского стиля и выявить уровни его исследования в конкретном сочинении, вскрыть глубинные закономерности и обоснования, выяснить механизмы связи с мировоззренческой позицией композитора; установить параметры стилевого анализа;
    ­ определить понятие смысла, выявить его свойства, закономерности смыслоорганизации;
    ­ выявить особенности текстовой организации музыкального сочинения, ее центральный принцип;
    ­ определить особенности мировоззренческой позиции Брамса.
    Объектом исследования избран авторский стиль Брамса.
    Предметом исследования выступает смысловая организация сочинения, посредством которой выражается авторская мировоззренческая позиция композитора.
    Метод исследования. В разработке основных положений диссертации используются достижения исторического и теоретического музыкознания: в изучении проблемы стиля (М.Михайлов, В.Медушевский, Е.Назайкинский, В.Холопова, Н.Горюхина, С.Тышко); авторства (Н.Герасимова-Персидская, Л.Казанцева); текстовой организации музыкального произведения (М.Арановский); закономерностей пространственно-временных отношений (Г.Орлов, В.Мартынов, Г.Панкевич); исследования творческого наследия И.Брамса (Е.Царева, И.Храмова, Ж.Лавелина, А.Мревлов, К.Гейрингер, A.Forte и др.). Избранная целевая установка потребовала выхода на уровень понятий, обладающих свойством универсалий. Находясь в едином познавательном модусе, они образуют зону пересечения различных научных дисциплин: философии и эстетики (А.Лосев, Н.Бердяев, М.Бахтияров, В.Героименко, Р.Зобов, А.Мостепаненко), богословия (св. Иоанн Дамаскин, П.Флоренский, В.Лосский, С.Булгаков); культурологии (Д.Сергеев); психологии (А.Агафонов, В.Медведев, В.Зинченко, Е.Моргунов); лингвистики (Р.Барт, М.Лотман); поэтики (С.Аверинцев, А.Михайлов); логики и теории множеств (Г.Кантор, К.Куратовский, А.Мостовский, Н.Бурбаки). Разнообразие научных источников не приводит к механическому «стыку» различных дисциплин, а формирует многоаспектный логический метод исследования в рамках музыкознания. Его привлечение позволяет включить в музыковедческий анализ те уровни организации музыкального сочинения, которые находились вне поля зрения исследователей прежде всего смыслового (в пространственно-временном, текстовом аспектах) и личностного (с точки зрения специфики авторской мировоззренческой позиции), а также выявить механизмы взаимосоответствия их закономерностей со спецификой организации текстового уровня (в плане тематизма, фактуры, жанра, структуры, стилистики). В конечном счете, многоаспектность метода отвечает сущностной закономерности стиля Брамса.
    В диссертации используются понятия и категории: 1)обладающие устоявшимся значением время, пространство, личность, эстетический объект, текст, интертекстуальность, парадигматика, деривация; множество и другие; 2)уточняемые и переосмысливаемые автором диссертации стиль, смысл, объективация, коммуникативность, знаковость; 3)вводимые в научный обиход текстовость, множественность. Ключевое понятие авторский стиль приобретает категориальное значение.
    В качестве аналитического материала исследования избраны жанры инструментальной симфонической, камерной и фортепианной музыки. Такое ограничение позволяет избежать открытых программных ассоциаций и опасности переключения из логики собственно музыкального развития в логику сюжетно-повествовательного вербального изложения. Целевые установки диссертации не предполагают развернутых анализов целых сочинений либо их отдельных крупных частей. Подбор примеров осуществляется с таким условием, чтобы, с одной стороны, подтвердить универсальность выводимых закономерностей, с другой проверить их действие на любом из избранных жанров.
    Научная новизна полученных результатов. Принципиальная новизна предлагаемой исследовательской концепции определяется выдвижением и обоснованием категории авторского стиля, не разработанной современной наукой. Результатом ее актуализации является создание оригинальной аналитической модели, позволяющей осмыслить авторский стиль Брамса как феномен. Суть данной модели заключается в координации личностных (персональных) свойств композитора автора стиля, и закономерностей организации музыкального текста, точкой пересечения которых является смысл. Логика смысла отражает личностные особенности автора и обусловливает своеобразие текстовой организации. Под логикой смысла здесь подразумеваются специфика смысловых единиц, характер их связи, локализация в пространственно-временном континууме. Ключевым проявлением личностной авторской позиции, транслируемым в свойства смысла и текста, выступает коммуникативность, отражающая мировоззренческую установку личности. Названные параметры авторского стиля обосновываются в диссертации как универсальные, вследствие чего предлагаемая аналитическая модель может использоваться в процессе изучения стилей различных композиторов. В диссертации ее действие апробируется на примере сопоставления творчества Брамса Вагнера, Брамса Чайковского.
    Выдвигаемый подход позволил вскрыть специфические свойства брамсовского стиля, которые оставались вне поля зрения музыковедов, обозначив их конкретными понятиями: знаковость, текстовость, пространственность, объективация, множественность, многомерность, и наделив каждое из них строго научным содержанием, благодаря чему преодолевается известная терминологическая расплывчатость и метафоричность, присущая большинству работ, посвященных стилю Брамса. Стремление к научной точности выдвигаемых понятий привело к систематизации стоящих за ними музыкальных явлений, вне которой целостное представление о стиле невозможно. С другой стороны, оно создало предпосылки для классификации типов знаковости, разделения объективации как принципа адекватного воплощения смысла в интонационно-звуковую плоть при сохранении его нематериальности и объективирования как опредмечивания.
    Неоднократно отмечавшиеся учеными производность тематизма, использование чужого материала, заимствований, автоцитат, наложение различных структурных принципов у Брамса переосмысливаются и приводятся к единому знаменателю, рассматриваясь под знаком множественности. Так, производность трактуется как универсальный механизм формирования тем сочинения из единой формулы; возникающие в результате ее преобразований производные варианты мыслятся равноправными элементами множества. В контексте действия логики множественности исследуются музыкальные заимствования. Впервые в музыкознании они классифицируются и дифференцируются в сравнении с аналогичными художественными приемами ХХ века. Совокупность разнообразных и разноуровневых признаков, указывающих на конкретный исторический, авторский, национальный стили, реализует принцип множественности на стилевом уровне.
    Итак, новизна предлагаемого диссертационного исследования заключается в следующем:
    ­ уточнено содержание категории стиля, охватывающего сущностные грани бытия композитора;
    ­ впервые категориально осмыслено понятие авторского стиля, установлены его параметры, сформулирована соответствующая дефиниция; выявлены уровни исследования авторского стиля в конкретном сочинении смысловой, текстовый, личностный, при централизующей функции последнего;
    ­ определены границы понятия смысл; выявлены его структурные компоненты; осуществлено разграничение категорий смысл и значение, смысл и семантика; обозначены параметры анализа смысловой организации сочинений Брамса; проанализирован процесс смыслоразвертывания; сформулированы особенности смысловых единиц (знаковость), осуществлен их анализ в пространственно-временной системе (пространственность и атемпоральность);
    ­ впервые выявлен принцип организации различных уровней музыкальных сочинений композитора (множественность);
    ­ также впервые установлен основополагающий механизм воплощения смысла в интонационно-звуковую плоть (объективация);
    ­ рассмотрено явление созерцательности и коммуникативности в авторском стиле Брамса; установлено тождество между особенностями смыслоорганизации и внутренними особенностями композиторского субъекта, обусловленными его мировоззренческой позицией;
    ­ вскрыты основы его мировоззренческой позиции в свете созерцательно-личностной установки;
    ­ создана модель авторского стиля Брамса.
    Наряду с этим, впервые в музыкознании осуществлена классификация научной литературы о творчестве Брамса (советской, украинской, российской, зарубежной).
    Практическое значение полученных результатов. Основные положения диссертации могут быть использованы в учебных курсах истории мировой музыкальной культуры, анализа музыкальных произведений, музыкальной эстетики и музыкальной психологии, а также в исполнительской практике.
    Апробация результатов диссертации. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры истории музыки Харьковского государственного университета искусств им.И.П.Котляревского. Основные ее положения изложены в докладах на Всеукраинских и Международных научных конференциях: «Аура слова у музичному творі» (Киев, НМАУ им.П.И.Чайковского, 2002); «Проблеми музичного ритму» (Киев, ИИФЭ им.М.Т.Рыльского, 2002); «Діалог традицій на межі тисячоліть» (Донецк, ДГАМ им.С.С.Прокофьева, 2003); «Стиль та позастильове у композиторській та музично-виконавській творчості» (Киев, НМАУ им.П.И.Чайковского, 2003); «Історія музикознавства та сучасна наука» (Киев, НМАУ им. П.И. Чайковского, 2004); «Спадщина П.І.Чайковського: на шляху в ХХІ століття» (Харьков, ХГУИ им.И.П.Котляревского, 2004); «Динаміка музичного смислоутворення» (Киев, НМАУ им.П.И.Чайковского, 2005).
    Отдельные положения диссертации апробированы в курсе лекций дисциплины «История мировой музыкальной культуры», прочитанных автором в Харьковском государственном университете искусств им.И.П.Котляревского для исполнительских специализаций.
    Публикации. По теме диссертации опубликовано семь статей в сборниках, утвержденных ВАК Украины.

    Структура работы. Работа общим объемом 200 страниц, из которых основного текста 171, содержит вступление, три главы, где последовательно излагается концепция работы, и заключение. Список литературы включает 318 наименований, из них 252 на русском и украинском языках, 66 на иностранных.
  • Список литературы:
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Выдвижение понятия авторского стиля, наделение его категориальным значением, использование в качестве исследовательского инструмента позволило сконцентрировать внимание на сущностной феноменологической стороне стиля Брамса и, в конечном счете, достичь поставленной в диссертации цели.
    Трактовка авторства как «печати имени» привела к установлению конкретных проявлений взаимозависимости языково-стилевых закономерностей и специфики внутреннего мира личности. Присущие Брамсу созерцательная мировоззренческая позиция, личностная ориентированность в коммуникативных ситуациях (автор реципиент), внутренняя дисциплина (сдержанность высказывания), стремление к высшей объективности (оперирование общезначимыми категориями, соборно-общинный тип авторского слова) обусловливают логику организации языкового уровня стиля. В свою очередь ее постижение дает ключ к внутреннему миру личности композитора.
    «Сухой», герметичный брамсовский стиль обретает прозрачность только в условиях слушательского со-участия. Изначальная, определяемая композиторской личностью установка на созерцательность (ограничение меры собственного воздействия), непременная со-присутственность и включенность в композиторский замысел фигуры активного реципиента находят непосредственное отражение в специфике организации выделяемых в диссертации текстового и смыслового уровней сочинения как репрезентанта стиля.
    Названные уровни выстраиваются в систему, в которой внешне разнопорядковые свойства в действительности обусловлены действием единого логического принципа множественности. На уровне личностной организации он проявляется в наличии нескольких предполагаемых субъектов, что создает ситуацию соборности (ср. взаимоотношение испостасей Троицы) и обусловливает само-осуществление личности. Созерцательность, понимаемая как внутренняя активность, требует непременного нахождения в поле зрения Другого иными словами, предстает как множественная система. На уровне смысловой организации знаковость и отвечающие ей свойства пространственности, атемпоральности, текстовости обеспечивают приращение информации, то есть также связаны с множественностью (у-множение). Каждый из выявленных в диссертации уровней текстовой организации (интонационно-тематический, фактурный, формально-структурный, жанрово-стилистический) представляет собой множество; их совокупность образует систему и формирует многомерность, сопоставимую с пространственностью смысла.
    Личностная коммуникативная установка автора обусловливает смыслообразующую активность текста. Она же формирует особое свойство самого авторского стиля Брамса, а именно его феноменологичность, поскольку стиль предстает не как изначально заданный, «ставший» (вследствие этого и пассивно воспринимаемый), но как феномен постепенно являющий себя посредством со-действия реципиента в системе личностной коммуникации.
    Выявленное соответствие позволило привести к единому знаменателю особенности смыслоорганизации и внутренние свойства композиторского субъекта и сложить модель стиля Брамса:





    созерцательность





    активность
    в со-действии





    коммуникативность





    специфика


    текстовой
    (множественность)


    организации









    смысловой
    (объективация)





    Предлагаемый в диссертации многоаспектный научный метод позволил выявить все грани стиля Брамса и свести их в единую систему, представив в виде целостности. В свою очередь многоаспектность подхода продиктована многомерностью как ключевым параметром стиля композитора.
    Совокупность обозначенных в названии диссертации исследовательских аспектов обеспечила результативность научных изысканий.
    В теоретико-методологическом плане их итог заключается в создании нового подхода к стилю Брамса, который рассматривается как отдельное, самостоятельное и внутренне самодостаточное явление, получающее оценку, исходя из собственной сущности, а не из культурно-исторического контекста. Его действие позволило представить стиль в виде трехуровневой системы, объединяющей личностную, текстовую и смысловую организацию при централизующей роли последней. Выявление логической равнодействующей, координирующей сопряжение указанных уровней и обеспечивающей их взаимосоответствие, составило стержень предлагаемого подхода.
    Создание модели стиля Брамса подтвердило целесообразность предпринятой разработки базовых для данной концепции категорий и понятий: стиль, смысл, объективация, коммуникативность, знаковость, текстовость, множественность, авторский стиль. В конечном счете, теоретико-методологический уровень исследования обеспечил преобладание формально-логического параметра анализа над содержательно-толковательным. Способы стилевой организации (на всех ее уровнях), тип логических связей мыслятся непосредственным отражением мировоззренческой позиции, которая раскрывается в них с не меньшей наглядностью, нежели в попытках определения творческого кредо композитора в вербальной форме.
    В аналитическом плане итогом исследования стало определение логических принципов организации трех выявленных уровней стиля. Так, исследование механизма темообразования на всех уровнях привело к установлению формально-конструктивных закономерностей и осмыслению вариантности как проявления множественности. При этом выявленная авторская мировоззренческая установка и обусловленный ею тип авторского слова позволил трактовать вариантность/множественность как способ достижения высшей степени объективности выражения.
    Предложенный теоретико-методологический подход к стилю Брамса, где стиль, взятый в модусе авторского, представлен в системе координации и взаимосоответствия личностных свойств и особенностей языковых компонентов, привел к формированию особого аналитического ракурса. В процессе исследования были проанализированы инструментальные сочинения Брамса камерные ансамбли, концерты, симфонические сочинения, фортепианные сонаты на предмет специфики организации трех выделенных уровней. Полученные результаты позволили сформулировать их основные логические принципы.
    Выявленный в результате проведенного анализа логический принцип множественности позволил по-новому оценить ассоциативные явления стиля Брамса не с точки зрения культурно-исторического контекста (как, например, у Ж.Лавелиной), а в плане имманентных свойств языка и мышления композитора, обусловленных его мировоззренческой позицией. Такой взгляд на ассоциативные явления предоставил возможность классифицировать их и прояснить специфику брамсовских интертекстуальных взаимодействий.
    Избранный аналитический ракурс обеспечил переосмысление часто отмечаемого исследователями жанрово-стилевого и структурного синтетизма, который предстал в диссертации как результат множественности.
    Формально-логический параметр анализа имманентно музыкальных явлений раскрыл свою универсальность при соотнесении с принципами вербального мышления композитора, что подтвердило правомерность выведенных закономерностей, обусловливающих ключевые свойства стиля Брамса.
    Итак:
    ­ Основным свойством авторского стиля Брамса является его созерцательная активность.
    ­ Созерцательная активность находит отражение в логике организации смысловых планов его сочинений и, прежде всего, в коммуникативной установочности.
    ­ Коммуникативная установочность предполагает активность восприятия реципиента. Полнота и уникальность брамсовских смыслов возможна только в коммуникативной системе на основе личностных отношений.
    ­ Восприятие направлено на вычленение дискретных смысловых единиц, развертывание знаков, соотнесение единиц в единое n-мерное целое (то есть знак, согласно избранной логике множественности), тем самым, образуя противоположное композиторскому процессу движение воссоздания первоначально заданного смыслового целого.
    ­ Для самого автора подобная позиция, направленность к общению есть выражение личностного параметра; смыслоорганизация отражает специфичность мировоззрения. Так, расширение внутреннего смысла при «выходе» к миру и участии мира (коммуникативность) соответствует личностной установке бытия субъекта, согласно которой личность (смысл) проявляет себя как феномен только в активном равноправном взаимодействии с другими личностями, в противовес индивидуальности, самоутверждающейся в сравнительно-иерархическом соотнесении.

    Перспективы исследования заключаются в следующем:
    ­ Предложенный методологических подход может быть использован при изучении иных жанров творческого наследия Брамса, в первую очередь связанных со словом.
    ­ Раскрывается возможность исследования влияния внемузыкального компонента на выявленные принципы логической организации «чистой» музыки.
    ­ Поскольку установленные закономерности имеют универсальный характер, перспективу составляет применение данной аналитической модели к стилям других композиторов.
    ­ Избранный подход к анализу стилевых явлений позволяет с иных позиций оценить стиль Брамса и его роль в масштабах всей музыкальный культуры.
    ­ Перспективным представляется изучение стиля с феноменологических позиций.

    ­ Выявленное совпадение закономерностей вербального (эпистолярное наследие) и имманентно музыкального выражения дают возможность формулировки единого мировоззренческого модуса.








    СПИСОК НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


    1. АверинцевС. Автор // АверинцевС. Собрание сочинений / Под ред. Н.П.Аверинцевой и К.Б.Сигова. София-Логос. Словарь. К.: Дух і Літера, 2006. С.24-27.
    2. АверинцевС. Авторство и авторитет // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М.: Наследие, 1994. С.105-125.
    3. АверинцевС. Греческая «литература» и ближневосточная «словесность» (Два творческих принципа) // Вопросы литературы. 1971. №8. С.40-68.
    4. АверинцевС. Слово Божие и слово человеческое // АверинцевС. София-Логос. Словарь. 2-е, исправл., изд. К.: Дух і Літера, 2001. С.389-398.
    5. АверинцевС. Стихи духовные. К.: Дух і Літера, 2001. 145с.
    6. АверинцевС. Троица // АверинцевС. София-Логос. Словарь. 2-е, исправл., изд. К.: Дух і Літера, 2001. С. 191-193.
    7. АверинцевС. Мы призваны в общение // АверинцевС. София-Логос. Словарь. 2-е, исправл., изд. К.: Дух і Літера, 2001. С.417-420.
    8. АгафоновА.Ю. Основы смысловой теории сознания. СПб.: Изд-во «Речь», 2003. 296с.
    9. АкопянЛ.О. Анализ глубинной структуры музыкального текста: Автореф. дис. д-ра искусствоведения: 17.00.02 / Российский институт искусствознания. М., 1996. 35с.
    10. АлмазоваА.А. Постструктурализм и семиотика как направление и метод исследования аксиологии в музыке // Музыковедение. 2006. №4. С.2-8.
    11. АнтиповаТ.В. Пути исследования смыслов музыки (введение в структурную эстетику): Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 музыкальное искусство / РАМ им.Гнесиных. М., 1995. 26с.
    12. Антоний, митрополит Сурожский. О самопознании // Антоний, митрополит Сурожский. Человек перед Богом. М.: Паломникъ, 1999. С.101-114.
    13. АрановскийМ. Музыкальный текст. Структура и свойства. М.: Композитор, 1998. 343с.
    14. АрановскийМ. Симфонические искания. Л.: Сов. композитор, 1979. 287с.
    15. АрановскийМ. Структура музыкального жанра и современная ситуация в музыке // Музыкальный современник: Сб. статей. М.: Сов. композитор, 1987. Вып.6. С.5-44.
    16. АсафьевБ. О симфонической и камерной музыке. Л.: Музыка, 1981. 216с.
    17. АсмусВ. Феномен // Философская энциклопедия: В 5-ти тт. / Гл. ред. Ф.В.Константинов. М.: Сов. энциклопедия, 1970. Т.5. С.313.
    18. БарсоваИ. Опыт этимологического анализа (к постановке вопроса) // Советская музыка. 1985. №9. С.59-66.
    19. БарсоваИ. Симфонии Густава Малера. М.: Сов. композитор, 1975. 494с.
    20. БартР. Мифология / Пер. с франц. С.Зенкина. М.: Изд-во им.Сабашниковых, 1996. 312с.
    21. БартР. От произведения к тексту // БартР. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: Пер. с фр. М.: Прогресс, 1989. С.413-423.
    22. БартР. Текстовый анализ одной новеллы Эдгара По // БартР. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: Пер. с фр. М.: Прогресс, 1989. С.424-461.
    23. БасинаН.И. Проблема автора в культуре: Дис. ... д-ра филос. наук: 24.00.01 / Ростовская гос. академия сельхоз. машиностроения. Ростов н/Д, 2003. 325с.
    24. БахтинМ. Время и пространство в романе // Вопросы литературы. 1974. №3. С.133-179.
    25. БахтинМ.М. Из истории романного слова // Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. М.: Худ. литература, 1975. С.408-446.
    26. БахтинМ.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках. Опыт философского анализа // БахтинМ.М. Литературно-критические статьи. М.: Худ. литература, 1986. С.473-500.
    27. БахтинМ.М. Слово в романе // Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. М.: Худ. литература, 1975. С.72-233.
    28. БахтияровК.И. Многоаспектный поход в логике и теории познания // Философские науки. 1988. №8. С.97-100.
    29. БахтияровК.И. Многомерность истины // Философские науки. 1991. №4. С.96-103.
    30. БердяевН. Дух и свобода // БердяевН. О человеке, его свободе и духовности. М.: Флинта, 1999. 312с.
    31. БердяевН. Опыт эсхатологической метафизики (Творчество и объективация) // Русские философы (конец XIX середина XX в.): Антология. М.: Книжная палата, 1993. Вып.1. С.56-71.
    32. БердяевН. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989. 607с.
    33. БерезовчукЛ. О восприятии элементов стиля прошлого в современном произведении // Традиции музыкального искусства и музыкальная практика современности: Сб. науч. трудов. Л.: ЛГИТМиК, 1981. С.60-81.
    34. БибихинВ.В. Язык философии. М.: Изд. группа «Прогресс», 1993. 416с.
    35. БирканР. Полифонические черты в формообразовании Брамса // И.Брамс. Черты стиля: Сб. науч. трудов. СПб.: СПбГК, 1992. С.172-197.
    36. БлагодатовГ. История симфонического оркестра. Л.: Музыка, 1969. 312с.
    37. БондурянскийА.З. Фортепианные трио И.Брамса (Место в историческом развитии жанра. Исполнительские проблемы): Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / МГК им.П.И.Чайковского. М., 1988. 15с.
    38. БондурянскийА.З. Фортепианные трио ИоганнесаБрамса (Проблемы интерпретации). М.: Музыка, 1986. 78с.
    39. БорисоваЕ.В. Свойства художественного времени в отечественной инструментальной музыке 70-90-х годов ХХ века: Дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / РАМ им.Гнесиных. М., 2005. 158с.
    40. БриньТ.М. Ars nova: вимір та раціоналізація музичного часопростору: Автореф. дис. ... канд. мистецтвознавства: 17.00.03 / НМАУ ім.П.І.Чайковського. К., 2005. 18с.
    41. БулгаковС. Свет Невечерний: Созерцания и умозрения. М.: ООО «Изд-во АСТ», Харьков: «Фолио», 2001. 672с.
    42. Булгаков С.Н., прот. Православие: Очерки учения православной церкви. М.: Терра, 1991. 416с.
    43. БурбакиН. Теория множеств: Пер. с фр. Г.Н.Поварова, Ю.А.Шихановича/ Под ред. В.А.Успенского. М.: Мир, 1965. 455с.
    44. ВельфлинГ. Основные понятия истории искусств. Проблема эволюции стиля в новом искусстве: Пер. с нем. А.А.Франковского. СПб.: Изд-во В.Шевчук, 2002. 344с.
    45. ВиноградовВ.В. Проблема авторства и теория стилей. М.: Изд-во худ. литературы, 1961. 615с.
    46. ГадамерГ.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики: Пер. с нем. М.: Прогресс, 1988. 699с.
    47. ГальГ. Брамс. Вагнер. Верди: Три мастера три мира: Пер. с нем. / Вст. ст. И.Бэлзы. М.: Радуга, 1986. 479с.
    48. ГвоздевА.В. Скрипичное творчество И.Брамса: Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / ЛГК им.Н.А.Римского-Корсакова. Л., 1989. 20с.
    49. ГейрингерК. Иоганнес Брамс: Пер. с нем. Г.Нашатыря / Под ред. Г.Балтер. М.: Музыка, 1965. 432с.
    50. Герасимова-ПерсидскаяН. Авторство как историко-стилевая проблема // Музыкальное произведение: сущность, аспекты анализа: Сб. статей. К.: Муз. Україна, 1988. С.27-33.
    51. Герасимова-ПерсидскаяН.О восприятии музыки и постижении смысла // Науковий вісник НМАУ ім.П.І.Чайковського: Зб. статей. К.: Вид. Київського держ. вищого муз. училища ім.Р.М.Глієра, 2006. Вип.60. Теоретичні та практичні аспекти музичного смислоутворення. С.3-8.
    52. ГероименкоВ.А. Диалектика личностных и объективированных моделей человеческого познания // Философские науки. 1988. №9. С.80-85.
    53. ГолубеваН. Концепция времени в романтизме как методологическая проблема музыкознания // Методология теоретического музыкознания: анализ, критика: Сб. трудов ГМПИ им.Гнесиных. М.: ГМПИ им.Гнесиных, 1987. Вып.90. С.103-120.
    54. ГончаренкоС.С. Несюжетные структуры в оперном либретто // М.Е.Тараканов. Человек и фоносфера: Воспоминания. Статьи. Материалы конференции «Фоносфера человек общество». М., СПб.: Алтейя, 2003. С.146-154.
    55. ГорюхинаН. Национальный стиль: понятие и опыт анализа // Проблемы музыкальной культуры: Сб. статей. К.: Муз. Україна, 1989. Вып.2. С.52-65.
    56. ГрассбергерФ. Иоганнес Брамс: Пер. с нем. М.: Музыка, 1980. 71с.
    57. ГусеваА. Гармония как фактор стиля И.Брамса // Проблемы высотной и ритмической организации музыки: Сб. трудов. М.: Изд-во ГМПИ им.Гнесиных, 1980. Вып.50. С.83-99.
    58. ГусеваА. О стилевой роли уменьшенного септаккорда в музыке И.Брамса// И.Брамс. Черты стиля: Сб. науч. трудов. СПб.: СПбГК, 1992. С.125-147.
    59. ГусеваА.В. Гармония И.Брамса как фактор стиля: Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / ЛГК им.Н.А.Римского-Корсакова. Л., 1985. 15с.
    60. ДальВ. Толковый словарь живаго великорускаго языка: В 4-х тт. Изд. 2-е, испр. М., СПб.: Изд-е книгпродавца-типографа М.О.Вольфа, 1880. Т.1. 699с.
    61. Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Репринт. изд. М.: Лодья, 2004. 465с.
    62. ДелезЖ. Логика смысла. М.: Изд. центр «Академия», 1995. 299с.
    63. ДеменкоБ.В. Специфікація категорії часу в поняттях музичної науки: Автореф. дис ... д-ра мистецтвознавства: 17.00.03 / НМАУ ім.П.І.Чайковського. К., 1997. 37с.
    64. ДенисовА. Произведения Брамса на тексты Гете: к проблеме семантики // Гете и музыка: Сб. статей. к 250-летию со дня рождения поэта / Отв. ред. и сост. А.В.Гусева. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2004. С.58-67.
    65. ДерридаЖ. Письмо и различие. М.: Академический Проект, 2000. 495с.
    66. ДрачІ.С. Композитор Віталій Губаренко: формула індивідуальності: Монографія. Суми: Сум. держ. пед. ун-т ім.А.С.Макаренка, 2002. 228с.
    67. ДрускинМ. Иоганнес Брамс. М.: Музыка, 1970. 111с.
    68. ДрускинМ. История зарубежной музыки. 3-е изд. М.: Музыка, 1983. Вып.4. Вторая половина XIX века. 519с.
    69. Друскин М.С. Брамс Иоганнес // Музыкальная энциклопедия: В 5-ти тт. / Гл. ред. Ю.В.Келдыш. М.: Сов. энциклопедия, 1973. Т.1. С.557-565.
    70. ДубровскийД.И. Проблема идеального. М.: Мысль, 1983. 228с.
    71. ЖданькоА.М. Світоспоглядання М.А.Римського-Корсакова і поетика його музичного театру: Автореф. дис. ... канд. мистецтвознавства: 17.00.01 / Харк. держ. академія культури. Харків, 2006. 20с.
    72. ЗавьяловаО.К. К проблеме эволюции виолончельной сонаты в музыке ХІХ века (на примере первой сонаты ми минор И.Брамса) // Музыка Западной Европы XVII-XIX веков: Сб. науч. трудов. Сумы: Изд-во Сум. пед. ин-та,1994. С.86-93.
    73. ЗахаровЮ.К. Истолкование музыки: семиотический и герменевтический аспекты: Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / МГК им.П.И.Чайковского. М., 1999. 27с.
    74. ЗенкинК. Культура в пространстве музыки // ЖабинскийК.А., ЗенкинК.В. Музыка в пространстве культуры: Избр. статьи. Ростов-на-Дону, 2003. Вып.2. С.37-102.
    75. ЗобовР.А., МостепаненкоА.М. О типологии пространственно-временных отношений в сфере искусства // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве: Сб. статей. Л.: Наука, 1974. С.11-25.
    76. И.Брамс. Черты стиля: Сб. науч. трудов. СПб.: СПбГК, 1992. 278с.
    77. ИвановаЛ. О ритмических особенностях темо- и формообразования в первых частях камерно-инструментальных циклов Шуберта // Ритм и форма: Сб. статей. СПб.: Изд-во «Союз художников», 2002. С.110-130.
    78. ИвкоА. Феномен музыкальной целостности в событийном аспекте // Науковий вісник НМАУ ім.П.І.Чайковського: Зб. статей. К.: Вид. Київського держ. вищого муз. училища ім.Р.М.Глієра, 2005. Вип. 48. Художня цілісність як феномен музичної творчості та виконавства. С.57-64.
    79. ИльинИ.А. О Тьме и Просветлении: Книга художественной критики: Бунин. Ремизов. Шмелев / Авт. предисл. В.Э.Молодяков. М.: Скифы, 1991. 216с.
    80. КаверинаЛ.К. Брамс и Библия. «Четыре строгих напева» // Музика і Біблія: Зб. наук. праць за матеріалами міжнародної наукової конференції. К.: МДПП «Друкар», 1999. Вип.4. С.186-192.
    81. КаганМ.С. Пространство и время как проблема эстетической науки // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве: Сб. статей. Л.: Наука, 1974. С.36-39.
    82. КазанцеваЛ.П. Автор в музыкальном содержании. М.: РАМ им.Гнесиных, 1998. 248с.
    83. КазанцеваЛ.П. О содержательных особенностях музыкальных произведений с тематическими заимствованиями: Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / ЛГК им.Н.А.Римского-Корсакова. Л., 1984. 24с.
    84. КарелинаЕ.К. Камерные ансамбли Р.Шумана в контексте авторского стиля: Автореф. дис. канд. искусствоведения: 17.00.02 / МГК им.П.И.Чайковского. М., 1997. 24с.
    85. Карс А. История оркестровки: Пер. с англ. М.: Музыка, 1989. 304с.
    86. КатричО.Т. Індивідуальний стиль музиканта-виконавця (теоретичний та естетичний аспекти): Дис. ... канд. мистецтвознавства: 17.00.03 / НМАУ ім.П.І.Чайковського. К., 2000. 173с.
    87. КирнарскаяД.К. Музыкальное восприятие: проблема адекватности: Автореф. дис. д-ра искусствоведения: 17.00.02 / МГК им.П.И.Чайковского. М., 1997. 36с.
    88. КирчикИ. Проблема анализа музыкального времени-пространства // Музыкальное произведение: сущность, аспекты анализа: Сб. статей. К.: Музична Україна, 1988. С.85-95.
    89. КлимовицкийА. Культура памяти и память культуры: К вопросу о механизме музыкальной традиции (Доменико Скарлатти Иоганнеса Брамса) // И.Брамс. Черты стиля: Сб. науч. трудов. СПб.: СПбГК, 1992. С.238-277.
    90. КокореваЛ. И.Брамс. Камерные инструментальные ансамбли // Музыка Австрии и Германии ХІХ века: В 2-х кн. / Под ред. Т.Цытович. Кн. 2. М.: Музыка, 1990. С.430-463.
    91. КоненВ.Д. Театр и симфония (роль оперы в формировании классической симфонии). 2-е изд. М.: Музыка, 1974. 376с.
    92. КостеловскийВ. Объективное // Философская энциклопедия: В 5-ти тт. / Под ред. Ф. В. Константинова. М.: Сов. энциклопедия, 1970. Т.4. С.125.
    93. КотляревскийИ. К вопросу о понятийности музыкального мышления // Музыкальное мышление: сущность, категории, аспекты исследования: Сб. статей. К.: Муз. Україна, 1989. С. 28-34.
    94. КотляревскийИ.А. Музыкально-теоретические системы европейского музыкознания. К.: Муз. Україна, 1983. 157с.
    95. КоханикИ. К проблеме смысла в стилеобразовании // Науковий вісник НМАУ ім.П.І.Чайковського: Зб. статей. К.: Вид. Київського держ. вищого муз. училища ім.Р.М.Глієра, 2004. Вип. 38. Музичний стиль: теорія, історія, сучасність. С.67-79.
    96. КоханикІ.М. Інтертекстуальність та проблема стильової єдності музичного твору // Київське музикознавство: Зб. статей. К.: Вид. Київського державного вищого музичного училища ім.Р.М.Глієра, 2001. Вип.7. Текст музичного твору: практика і теорія. С.90-95.
    97. КрыловаЛ. Функция цитаты в музыкальном тексте // Советская музыка. 1975. №8. С.92-97.
  • Стоимость доставки:
  • 150.00 грн


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

МИШУНЕНКОВА ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА Взаимосвязь теоретической и практической подготовки бакалавров по направлению «Туризм и рекреация» в Республике Польша»
Ржевский Валентин Сергеевич Комплексное применение низкочастотного переменного электростатического поля и широкополосной электромагнитной терапии в реабилитации больных с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области
Орехов Генрих Васильевич НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ И ТЕХНИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭФФЕКТА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КОАКСИАЛЬНЫХ ЦИРКУЛЯЦИОННЫХ ТЕЧЕНИЙ
СОЛЯНИК Анатолий Иванович МЕТОДОЛОГИЯ И ПРИНЦИПЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЦЕССАМИ САНАТОРНО-КУРОРТНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ НА ОСНОВЕ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА
Антонова Александра Сергеевна СОРБЦИОННЫЕ И КООРДИНАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ ОБРАЗОВАНИЯ КОМПЛЕКСОНАТОВ ДВУХЗАРЯДНЫХ ИОНОВ МЕТАЛЛОВ В РАСТВОРЕ И НА ПОВЕРХНОСТИ ГИДРОКСИДОВ ЖЕЛЕЗА(Ш), АЛЮМИНИЯ(Ш) И МАРГАНЦА(ІУ)