Метаморфозы образа зеркала в истории культуры :

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • Метаморфозы образа зеркала в истории культуры
  • Кол-во страниц:
  • 127
  • ВУЗ:
  • МГИУ
  • Год защиты:
  • 2010
  • Краткое описание:
  • Введение...3

    Глава 1: Культурология зеркала...10

    1.1. Вещь и образ вещи в культурологическом анализе...10

    1.2. Зеркало в мире культуры: идея, вещь и образ...24

    1.3. Зеркало как инструмент познания и самопознания...32

    Глава 2: Мифология зеркала в традиционных культурах...41

    2.1. Рождение зеркала-предмета...41

    2.2. Мифологема Зазеркалья...46

    2.3. Мифологема Зеркала-Солнца...61

    2.4. Мифологема Зеркала-Всевидящего Ока...82

    2.5. Образы «Божественного» и «мирского» зерцала

    в европейской Средневековой культуре...93

    Глава 3: Образ зеркала в историческом движении...106

    3.1. Образ отражающего зеркала в культуре Возрождения...106

    3.2. Метафорическая трактовка зеркала в культуре XVII - XVIII веков...121

    3.3. Типы зеркальных реальностей в художественном опыте

    XIX - начала XX века...141

    3.4. Зеркальные репликации XX века...159

    Заключение...171

    Библиография...174

    Приложение...190
    Введение



    Введение.

    Актуальность исследования. В последние десятилетия в гуманитарных дисциплинах заметно усиление научного интереса к проблеме повседневности. Все многообразие форм быта (обычная жизнь человека, его привычки, каждодневное поведение, вещи, которые его окружают, и которыми он пользуется) осмысляются в неразрывной связи с нравственными, идеологическими, социальными и художественными явлениями культуры. Вещи, составляющие неотъемлемую часть повседневного быта, используются человеком не только как средства удовлетворения потребностей, но и наделяются эстетическими, аксиологическими, гносеологическими значениями. На каждом историческом этапе изменялось отношение человека к вещи, переосмыслялся ее статус и формировался образ вещи в культуре. Метаморфозы вещи в истории культуры составляет не только изменение формы и техники производства, но и изменение образа вещи и ее семантики.

    Зеркало, наряду с такими предметами, как сосуд, дом, часы, игрушка, отличается повышенной семиотичностью и множественностью функциональных ролей, оно выступает универсалией (архетипом, мифологемой, идеологемой и смыслообразом) культуры. Феномен зеркала раскрывается в трех проекциях (зеркало-предмет, идея зеркальности и образ зеркала) и реализуется в пространстве материальной, духовной и художественной культуры. Универсальность образа зеркала и его неразрывная связь с процессами познания и самопознания определили культурологический интерес к его изучению.

    История этого предмета может многое рассказать о человеке и обществе, а выявление семиотического аспекта образа зеркала позволяет использовать его как источник для изучения истории и типологии культуры. Однако традиционные формально-стилистические подходы к изучению бытовых явлений не соответствуют современным научным требованиям, поскольку не позволяют раскрыть все многообразие значений и ценностей вещи и не дают возможности проследить изменение статуса вещи в истории культуры. В со-

    временной культурологии актуальным является выявление методов междисциплинарного исследования, которые позволят интегрировать и систематизировать эмпирический материал, накопленный в археологии, этнографии, антропологии, искусствоведении, эстетики и философии; определить новые комплексные, системные подходы в анализе и интерпретации феноменов материальной культуры. Наличие богатого эмпирического материала и обнаружение нового взгляда в осмыслении явлений материальной культуры сформировали потребность в разработке новой методологии изучения вещи в целом и феномена зеркала в частности. Степень разработанности проблемы.

    Зеркало-предмет и образ зеркала в искусстве являются объектами исследования широкого круга гуманитарных дисциплин: археологии, этнографии, теории и истории культуры, изобразительного и декоративно-прикладного искусств, литературоведения, психологии, философии, семиотики.

    Объектом исследования археологической науки являются металлические зеркала, техника и эволюция их производства. Наиболее полно изучены бронзовые зеркала найденные на территориях Дальнего Востока (Е.И. Лубо-Лесниченко, Г.Г. Стратонович, Э.В. Шавкунов), Средиземноморья (З.А. Бли-мович, Л. Конгдон), Средней Азии (Э. Маккей, В.И. Сарианиди, К.Ф. Смирнов, A.M. Хазанов). Многочисленные находки бронзовых зеркал в погребениях разных народов древнего мира предопределили интерес этнографов к вопросу об их функциональном предназначении. Реконструкции сакральной семантики зеркал и их функций в ритуалах традиционных народов посвящены этнографические исследования М.Б. Кенин-Лопсана, Б.А. Литвинского, Д.С. Раевского, A.M. Хазанова, Э.В. Шавкунова. Отдельные аспекты символики зеркала и отражения в мифологии и фольклоре народов мира рассмотрены в работах А.Н. Афанасьева, А.Ф. Лосева, М.И. Никитиной, В.Я. Проппа, Дж. Фрезера.

    Зеркало-предмет и зеркальные рамы являются предметом исследований истории декоративно-прикладного искусства. Эстетическая ценность

    зеркала, его роль в интерьере, история техники изготовления и способов декорирования зеркальных рам рассматриваются в работах Н.А. Ашариной, И.А. Бартенева, В.Н. Батажковой, Ж. Бодрийяра, О.С. Евангуловой, Ч.-М. Коркодейла, В.И. Локтарева.

    За всю пятитысячелетнюю историю зеркала образ предмета многократно находил отражение в памятниках литературы и изобразительного искусства и представляет богатый материал для исследований. В 1991 году была опубликована работа А.З. Вулиса «Литературные зеркала», в которой автор на материале фольклора и литературы, изобразительного искусства и кинематографа рассматривает многообразие художественных образов зеркала и связанных с ним мотивов двойничества и нарциссизма. Работа А.З. Вулиса является единственной монографией, посвященной изучению художественного образа зеркала в произведениях разных видов искусств. Отдельные аспекты литературных образов зеркала в произведениях ряда писателей раскрыты в работах О.Б. Вайнштейна, Ж. Женетта, Л.А. Сафроновой, А. Ханзен-Леве. К проблеме художественного образа зеркала в изобразительном искусстве обращались СМ. Даниэль, В. Кеменов, Ю.М. Лотман, М.Н. Соколов. Принцип зеркальной симметрии в музыкальных произведениях изучен в работе С.С. Гончаренко. Следует отметить статьи Д.Н. Молока, В.М. Турчина, М.Б. Ямпольского, посвященные проблеме изменения семантики зеркала и его образа в истории культуры с древних времен до XX века.

    В XX веке усилился интерес к изучению феномена зеркальности в философии и психоанализе. Гносеологический аспект зеркала и проблема восприятия зеркального отражения рассмотрены в работах М.М. Бахтина, С. Кьеркегора, Ж. Лакана, М. Мерло-Понти, М. Фуко. Идея зеркального отражения и метафора зеркала в историко-философском дискурсе представлены в исследованиях Б.Л. Борухова, А.Ф. Лосева, О.А. Чулкова. Исследованию зеркала как феномена культуры посвящена работа О.А. Дягтяревой. В 90-х годах XX века зеркало становится предметом исследования семиотики. В 1986 году была опубликована статья У. Эко «Зеркала», в которой итальян-

    ский ученый, проведя сравнительный анализ законов геометрической оптики и принципов семиологии, пришел к выводу, что жесткая каузальная связь отражения и объекта, единичный характер их отношений и невозможность интерпретации исключают зеркало из области семиотики. Однако отражение в зеркале и само зеркало-предмет, а также образы зеркал и отражений имеют разные семиотические потенции. И если отражение в зеркале, которое анализирует У. Эко, не является знаком по отношению к отражаемому объекту, то само зеркало может служить знаком любого другого предмета или явления. А многочисленные примеры из истории художественной культуры свидетельствуют о том, что образы зеркала и отражения могут выступать носителями множественных значений. Семиотические потенции феномена зеркала рассмотрены в работах Ю.М. Лотмана и в сборнике «Зеркало. Семиотика зеркальности» (Труды по знаковым системам, Тарту, 1988, Вып. 22), в который вошли статьи С. Золяна, Ю. Левина, Л. Столовича и других ученых тартуской-московской семиотической школы.

    Несмотря на обилие публикаций, посвященных теме зеркала, в большинстве работ авторы обращаются только к одному из многих аспектов феномена зеркала и рассматривают зеркало как предмет материальной культуры, как произведение декоративно-прикладного искусства, как образ в художественном произведении одного из видов искусств или в рамках ограниченного исторического периода. На фоне значительного числа публикаций по археологии, этнографии, истории и искусствоведению обнаруживается недостаток комплексных исследований истории предмета. Богатый эмпирический материал не только требует систематизации и типологии, но и выявления новых подходов в методах его изучения, которые позволят рассмотреть зеркало как феномен культуры во всем единстве многообразия и изменчивости его функций и значений.

    Методология исследования.

    В работе применен системно-типологический подход, осмысляющий культурную реальность как сложную систему, все элементы которой структурно взаимосвязаны между собой (М.С, Каган). Данный метод позволяет рассматривать зеркало-вещь как категорию не только материальной, но и духовной и художественной культуры. Семиотический метод позволил выявить семантическую функцию вещи и рассмотреть образ зеркала как носителя множества значений. Важными в методологическом отношении стали работы, посвященные семиотики повседневности (А. Байбурин, Ю.М. Лот-ман, Г.С. Кнабе, Д.В. Лелеко, В.Н. Топоров). В изучении образа зеркала в изобразительном искусстве предпочтен иконологический метод (Э. Паноф-ский, М.Н. Соколов). Применение герменевтического метода определено необходимостью рассмотрения вещи непосредственно в контексте культуры, что позволило выявить значения зеркала и его толкования с позиции современной ему исторической эпохи. Для определения типологии семантики и образа зеркала, и при описании метаморфоз образа в синхроническом и диахроническом измерениях использованы сравнительно-исторический и культурно-исторический методы. Объект исследования: зеркало в истории культуры.

    Предмет исследования: образ зеркала, заключающий в себе высокую степень многообразия полифункциональных и полисемантических ролей вещи. Цель исследования: выявить специфику и проследить смысловые метаморфозы образа зеркала в истории культуры. Задачи исследования:

    - определить методы системного анализа вещи как феномена культуры;

    - рассмотреть феномен зеркала в единстве трех планов: идеи, вещи и образа;

    - выявить гносеологическое значение идеи зеркальности и зеркала-предмета как орудия познания в философских и художественных концепциях разных эпох;

    - рассмотреть зеркало как инструмент самопознания человека;

    - раскрыть сакральную семантику образа зеркала и определить аспекты мифологемы зеркала в культурах традиционного типа;

    - определить функциональные роли зеркала в ритуальном, повседневном и художественном пространствах культуры;

    - рассмотреть художественный образ зеркала в контексте культуры и выявить взаимосвязь семантики образа зеркала с религиозными, философскими, эстетическими идеями ряда эпох;

    - проследить трансформацию семантики зеркала в истории западноевропейской культуры.

    Научная новизна работы состоит в том, что феномен зеркала рассмотрен в трех проекциях; зеркало-вещь, идея зеркала и зеркальности, образ зеркала. Триединая аспектология зеркала показана в неразрывной связи с культурным контекстом и в процессе исторического развития. Реконструирован исторический образ зеркала и выявлены этапы изменения его смысловой парадигмы.

    Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что разработан и применен комплексный культурологический подход к целостному, системному анализу феномена зеркала, с использованием метода реконструкции исторического образа вещи. Исследование способствует расширению методологической базы культурологических исследований феномена вещи и ее образа.

    Практическая значимость работы.

    Теоретические выводы и практический материал исследования могут быть использованы в практике преподавания высшей и средней школы, при разработке программ курсов материальной и художественной культуры, истории и теории культуры и цивилизации, истории философии и антропологии, эстетики, источниковедения.

    Глава 1. Культурология зеркала.

    Задача данного раздела - определить пути комплексного изучения вещи; очертить границы сфер бытования зеркала в пространстве культуры и обозначить основные, типологические характеристики зеркала, художественного образа зеркала и идеи зеркальности; выявить особенности процессов восприятия отражения сознанием человека и их влияние на формирование семантики зеркала.

    1.1. Вещь и образ вещи в культурологическом анализе.

    Вещи сопровождают человека на протяжении всей истории культуры, являются неотъемлемой частью нашего быта. Но на каждом историческом этапе изменялся не только облик вещей и способы их изготовления, менялось и отношение человека к вещи, ее значения и статус в культуре. В различные исторические эпохи вещь могла восприниматься как бог или герой, как механическое орудие или творение искусства. В толковых словарях XIX - XX веков слово «вещь» определяется как «материальное», «противоположное духу», как «неодушевленная особь», как то, что «имеет действительное и самостоятельное существование», как «предмет бездушный и страдательный в противоположность существам одушевленным и деятельным». Иное значение слова открывается при рассмотрении его этимологии1. Корень «vek», от которого произошло русское слово «вещь», в других языках имеет значения «голос», «речь» (лат.), «эпос» (греч.), «слово» (санскр.). С другой стороны, русскому слову «речь» соответствуют в словенском ("гее") и польском ("rzecz") значения «вещь», «дело», «предмет». Англосаксонское и древневерхненемецкое слово "wiht" означает «тварь», «живую или демоническую

    1 Этимологический словарь русского языка: в 2-х т.. Составитель А.Г. Преображенский. - М., Гос. Изд-во иностранных и национальных словарей, 1959, Т. 1. - С. 82; Изотова М. Вещь в пространстве// Декоративное искусство СССР, 1985, № 2. - С. 30; Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления. - М, 1993. - С. 321 - 323 431 -432.

    10

    сущность», и «вещь». Сходная ситуация наблюдается и за пределами индоевропейской языковой группы: так, например, древнееврейское "dabar" означает и «вещь», и «слово», и «дело». Таким образом, в древних языках этимология слова «вещь» связана с понятиями «речь», «дело», «существо» (живое, демоническое). Подобная близость понятий обусловлена мифологическими представлениями о вещи в традиционной культуре.

    Для мифологического сознания характерен синкретизм в восприятии материального и духовного. Первобытный человек воспринимает себя, природу и вещи, его окружающие, одинаковыми по качеству и представляются частью единого космоса: «Вещи для него — космос, и он создает вокруг себя вещи, которые представляют жизнь природы... Основной закон в этом тождестве говорит о том, что изображаемое тождественно изображающему и в силу специфического восприятия вепщ и пространства абсолютно равно тому предмету, который изображает. Таким образом, вещь, изображающая космос, сама есть этот космос плюс то лицо, которое создало этот космос и эту вещь»2. Синкретизм в восприятии мира первобытным сознанием, во-первых, определяет отношение к вещи как к одушевленному существу. Согласно мифологическим представлениям вещь, как и все явления мира, имеет свою жизнь: она рождается и умирает; обладает душой и способностью говорить; ее кормят, женят, судят, хоронят. Во-вторых, синкретизм проявляется в морфологии вещи: форма, материал, декор и имя отражают свойства вещи, неразрывно связаны друг с другом и являются тождественными ее функции.

    Главным признаком семантики вещи в традиционной культуре является ее сакральность. Мифологическое сознание объясняет генезис вещи результатом демиургического акта. Мифы многих народов мира повествуют о том, как первопредки или боги-демиурги создали первые вещи и научили пользоваться ими людей. Поэтому изготовление вещей носило ритуальный характер, так как было направлено на повторение, имитацию небесного архетипа. Процесс творения вещей связывался с определенными сакральными

    2 Фрейденберг О.М. Миф и литература древности. — Ы., 1998. - С. 98.

    11

    знаниями, что формировало идею избранности, замкнутости ремесленного общества. Сакрализация вещи, во-первых, определяла отношение к ней как одушевленному существу, способному воздействовать на человека. На этих представлениях основываются мифология анимизма и фетишизма, а также законы симпатической магии. Во-вторых, декор вещи представлялся священным текстом, который рассказывал человеку о мире и о нем самом. В-третьих, сакрализация вещи определяла и расширяла функциональность вещи, делая ее практичной, полезной.

    Вещь в традиционной культуре являет единство утилитарно-прагматического и сакрально-семантического3. Она полезна для человека: выполняет утилитарную функцию, направленную на удовлетворение его вегетативных потребностей, придает ему новые возможности, помогает достичь целей. Но одновременно вещь выполняет и коммуникативную функцию — выступает источником получения, хранения и передачи информации, удовлетворяет потребность в знаниях. Опыт производства вещей не заложен в человеческом сознании генетически, поэтому процесс изготовления и использования вещи связывает человека с культурной традицией, а также позволяет реализовать потребность к созиданию, творчеству. Безусловно, творческая деятельность осознается в традиционной культуре иначе, чем в культуре креативного типа. Мастер-ремесленник выступает как медиатор, через которого осуществляется замысел демиурга, позднее как хранитель сакрального знания, творящий под покровительством богов. Подражая природе, или богам, мастер, подобно жрецу, совершает ритуал, принимая на себя функцию демиурга, творящего мир и обеспечивающего этому миру постоянство и бессмертие. В дописьменных культурах вещь наряду с устным словом служит средством выражения мифа, выступает носителем сакрального знания о мире, о котором она «вещает» посредством символики декора.

    3 О семиотическом статусе вещей в традиционной культуре см.: Байбурин А.К. Семиотический статус вещей и мифология// Материальная культура и мифология. Сб. музея антропологии и этнографии. - Л., 1981. - Т. XXXVII. - С. 215-226.

    12

    Однако отношение к сакральной семантике вещи в традиционной культуре на разных исторических этапах (первобытность, древние цивилизации, Средневековье) значительно видоизменяется. Можно выделить несколько типов вещей: «вещи-тотемы», «вещи-боги», «вещи-помощники», «вещи-маски», «вещи-символы»4. Тип «вещи-тотема» возник в дородовом обществе и являет представления о единстве природного, человеческого и предметного мира. Эта вещь предстает как часть тотема, и в то же время представительствует за целое - олицетворяет тотем5. Появление «вещи-бога» связано с развитием космогонической мифологии и дифференциацией понятий божественного и человеческого. Если «вещи-тотемы» были неразрывно связаны с человеком, представляли часть его, выступали в неразрывной связи общего-частного (космоса-первопредка-рода-человека), то «вещи-боги» теряют эту связь, и предстают как носители сакрального. «Вещи-боги» воспринимались как воплощение (и носитель) божественного начала и являлись предметом поклонения. Материал, форма и декор вещи представляли сакральный текст, повествующий о космогонических мифах, что связывает ее с идеей бессмертия и плодородия. Возникновение «вещи-помощника» было связано с дифференциацией ремесленного труда от других видов деятельности. Эта вещь воспринимается как созданная мастером-человеком (под покровительством божества); она является имитацией сакрального прототипа; она предстает не как бог, а как атрибут богов и героев. На первый план выходит функциональное значение вещи: каждая вещь, даже волшебная, предназначена для определенных целей, а ее успешное функционирование придает ей героический статус. Появление «вещи-маски» относится к более позднему периоду и связано с дифференциацией понятий материального и духовного. Так, по представлениям древних римлян, божественная, духовная сущность могла

    4 Л. Акимова на материале античной культуры выявляет три типа вещи, соответствующие трем основным периодам: «вещи-боги» (крито-микенский этап), «вещи-герои» (греческий этап), «вещи-маски» (римский этап). - Акимова Л. Античный мир: вещь и миф// Вопросы искусствознания. - 1994. - № 2-3. - С. 53-93.; Подобные типы вещей можно проследить у многих народов. Но при рассмотрении образа вещи в традиционной культуре в целом, необходимо расширить эту типологию.

    i О «вещи-тотеме» и ее роли в ритуалах см. Фрейденберг ОМ. Миф и литература древности. - М., 1998. - С. 53, 87-89.

    13

    воплощаться в материальную форму предмета, но сама материя уже не являлась сакральной. Поэтому в римской культуре вещь осмыслялась как маска (земная, смертная, а порой и лживая), скрывающая истинную сущность вещи - ее гения (бессмертную душу, вечную, божественную). Дифференциация материального и духовного в самой природе «вещи-маски» формирует символический подход к постижению ее сущности, который развивается и утверждается в эпоху Средневековья и влечет за собой возникновение «вещи-символа». Если в первобытной культуре стол воспринимался как небо (воплощал в себе небо, являлся им), то в Средневековой культуре стол (престол) воспринимается как символ неба, то есть как материальный предмет выступающий в качестве означающего: «Нужно почувствовать разницу мыслительных эпох: чтобы стать аллегорией неба, стол должен был перестать быть вещью-природой; природа и вещь должны были быть обособлены и противопоставлены; и только тогда мог состояться обратный процесс их смыслового объединения в форме аллегорий»6. Тождество между идеей вещи и вещью-предметом расторгается. Божественная и духовная сущность противопоставляются материи. Так намечается процесс десакрализации вещи, который начнет активно развиваться в культуре Нового времени.

    Параллельно с процессом десакрализации вещи происходит дифференциация ее значений, ценностей и функций. Утилитарное и сакральное значения разделяются, что порождает два типа вещи с утилитарной и ритуальной функцией. Символическая вещь, используемая в ритуале, начинает отличаться от обыденных вещей повышенной семантичностью декора, устойчивостью формы и способов ее изготовления. Форма утилитарной вещи, напротив, претерпевает бесконечные метаморфозы, преследующие цель достичь максимального совершенства ее прагматической функции. Форма и декор таких вещей постепенно утрачивают сакральное значение, в результате чего «сосуд-космос» превращается в обыденную посуду, а дом — в «машину для жилья» (Ле Корбюзье). Утилитарная функция повседневных вещей призваны

    6 Фрейдвнберг ОМ. Миф и литература древности. - М., 1998. - С. 54.

    14

    удовлетворять прагматические потребности человека. В символической вещи главной функцией становится сохранение и передача информации. Такой тип вещей существует на протяжении всей истории культуры, изменяются лишь ее смысловые значения и сферы использования. Символическая вещь с сакральным значением участвует в религиозном ритуале. Но в ходе истории она тоже может быть десакрализована, и сферой ее функционирования становится светский, политический ритуал. Символическая вещь выступает в качестве конвенционального знака: семантика предмета является его первичной ценностью, и определяет его функцию. В утилитарной вещи потеря са-кральности не исключает наличия дремлющей в ней семантики, она выступает в качестве функционального знака. Так, меч может расцениваться как утилитарный предмет, но в могильном захоронении он выступает как функциональный знак, указывающий на то, что это - могила воина.

    Кроме утилитарно-функционального и семантического аспекта вещи можно выделить эстетический, художественный, гносеологический, аксиологический. В первобытной «вещи-космосе» все эти аспекты слиты воедино, позднее они дифференцируются и осмысляются как ценности, что формирует разные типы вещей. М.С. Каган отмечал, что в результате распада изначального тождества значений происходит формирование пяти типов вещей, в которых доминирует определенная ценность и функция. Так, «полезная» вещь наделяется прагматической ценностью и утилитарной функцией, «говорящая» - семантической ценностью, ритуальной функцией, «красивая» - эстетической ценностью, декоративной функцией, «художественно-сконструированная» - художественной ценностью, художественно-утилитарной функцией, «игрушка» - гносеологической ценностью, символической функцией7.

    Доминирование в вещи определенной ценности не исключает наличия в ней других значений. Кроме того, любая вещь обладает историко-культурным значением, так как является памятником культуры. Вещь харак-

    7 Каган М.С. Философия культуры. - СПб., 1996. - С. 206-215.

    15

    теризует общество и людей, ею пользующихся, отражает уровень цивилизации и культуры, рассказывает о торговых и политических связях, социальных отношениях и идеологических представлениях своей эпохи. Таким образом, каждая вещь является «говорящей», и может выступать в качестве знака, поскольку включена в человеческую деятельность и вследствие этого несет в себе информацию о культуре.

    В. Н. Топоров определяет, что сущность вещи заключается в ее «веще-ствовании»: «"Веществовать" значит не просто быть вещью, являться ею, но становиться ею, приобретать статус вещи...»8. Процесс веществования начинается с создания вещи и продолжается все время ее взаимодействия с человеком, в процессе которого вещь обретает свои новые значения и статус. Но «веществовать» - это значит и «оповещать о вещи, то есть преодолевать ее вещность, превращаться в знак вещи, и, следовательно, становиться элементом уже совсем иного пространства - не материально-вещественного, но идеально-духовного»9. Таким образом, вещь обладает способностью выступать носителем значений, которые позволяют ей вещать о самой себе, о своем владельце и о культуре в целом. Вещь также обладает способностью обретать новые значения в процессе своего веществования в культуре.

    На каждом историческом этапе в обществе формируются свои представления о функциональной и ценностной роли вещи, определяются требования к ее эстетическому облику, способам ее производства и правилам пользования. В итоге все эти представления о вещи формируют образ вещи в культуре. Человек воспринимает вещь как образ, в котором сливаются социальное и индивидуальное, семантическое и эмоционально-чувственное восприятие. Греческий хитон или японское кимоно, фрак джентльмена или крестьянский тулуп, гусарский мундир или шинель красноармейца — эти слова означают не только предметы одежды, но и раскрывают образ вещи и ее владельца. В нашем сознании оживает образ человека, с его характером, ин-

    8 Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. - М., 1995. - С. 15.

    9 Там же: С. 15.

    16

    тересами, манерой поведения, принадлежностью к определенной национальной, социальной или профессиональной группе.

    Образ вещи отражает единство восприятия визуально-эмпирической сущности вещи, ее семантики и эмоционального, чувственного переживания вещи человеком. В отличие от вещи, существующей самой по себе, образ вещи существует в сознании человека и в сознании общества. Образ вещи содержит 1) представления человека (и человечества) о значениях, ценностях и функциях вещи (то, что образуется в процессе превращения предмета в вещь и в процессе последующего «общения» человека с вещью); 2) представления об облике вещи (то, что станет (стало) результатом этого превращения-изготовления).

    Идея вещи содержит потенциальную безграничность значений и функций вещи в культуре. Но реальная вещь обладает своей конкретностью: в процессе использования вещи человеком из всех безграничных потенций выделяется доминанта, отражающая определенную предназначенность вещи. На пути воплощения идеи в вещь находится образ, который связывает идеально-безграничное и материально-конкретное. По своему смыслу образ вещи больше самой вещи, но в отличие от идеи не столь универсален, в нем есть своя определенность и вариативность, поэтому одна и та же вещь может иметь разные образы в одной культуре, и тем более в разные культурные эпохи. Поэтому, рассматривая вещь в историческом движении, мы говорим о метаморфозах образа вещи (в частности, образа зеркала), а не о метаморфозах вещи (зеркала). Метаморфозы вещи предстают как изменения ее формы и способов производства, что не исчерпывает сути метаморфозы. За формой вещи стоит ее содержание: значения, ценности и функции, то есть то, что заключено в образе вещи. Метаморфозы образов вещи составляют изменение отношения человека к вещи, переосмысление ее статуса и роли в пространстве культуры (что влечет за собой изменение формы).

    В образе вещи сливаются субъективное, личностное, и объективное, социальное. Образ вещи формируется в сознании человека под воздействием

    17

    его субъективного восприятия, личного жизненного опыта, духовного мира индивида и воспринимаемых им норм, эстетических и этических представлений данного общества и исторических традиций, передающих культурный опыт предшествующих поколений. Чем богаче внутренний мир человека, тем ярче и многообразнее раскрывается этот образ. Образ вещи живет в общественном сознании, фиксируется в традициях, ритуалах, этикете, религиозных, нравственных, политических и социальных нормах и в искусстве.

    Итак, вещь несет в себе образ мира, в котором она веществует. Но в то же время этот мир формирует и несет в себе образ вещи. Это определяет два пути познания вещи — «внутрь ее, в самую гущу «вещного», взятого сугубо эмпирическом плане, и вовне ее, до того уже не «вещного», а «духовного»

    ч 10

    слоя, на который вещь может проецироваться, оставляя на нем свои следы» .

    Первый путь ведет к пониманию вещи как микрокосмоса, в котором на художественно-пластическом языке зафиксированы представления человека о картине мира. Но материальная форма предмета не может передать исчерпывающей информации. Образ мира, запечатленный в вещи, выражается в символической форме, и для прочтения этого текста необходима реконструкция его языка. Подобное становится возможным при изучении образа вещи в культуре. Поэтому два пути изучения вещи (вещи-предмета и образа вещи в культуре) взаимодополняют друг друга, а их комплексное изучение способствует раскрытию вещи как феномена культуры.

    Однако, изучая историю образа вещи в диахронической ретроспективе, мы также сталкиваемся с проблемой реконструкции, поскольку «образ вещи живет в общественном сознании во всей своей полноте и свежести только лишь в момент его восприятия»11. Поэтому при рассмотрении образа вещи в исторической ретроспективе «мы оказываемся вынуждены иметь дело не с переживанием как таковым, а с его отражением в некотором тексте, где вещь

    10 Топоров В. Н. Вещь в антропоцентрической перспективе// Aequinox МСМХСШ. - М., 1993. - С. 87.

    11 КнабеГ.С. Язык бытовых вещей// Декоративное искусство СССР. -1985. - № 1. - С. 39.

    18

    Список литературы
  • Список литературы:
  • *
  • Стоимость доставки:
  • 250.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины