Культурный потенциал \"третьего возраста\" :

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • Культурный потенциал "третьего возраста"
  • Кол-во страниц:
  • 124
  • ВУЗ:
  • МГИУ
  • Год защиты:
  • 2010
  • Краткое описание:
  • Введение Стр.3

    Глава 1. Методологические и теоретические аспекты изучения Стр.20

    «третьего возраста» § 1. Анализ содержания и структуры культурного Стр.20

    потенциала «третьего возраста»

    §2. Старость как объект культуро-философского Стр.41

    § 3. осмысления Стр.69

    «Третий возраст» в социальном пространстве:

    историко-культурный аспект

    Глава 2. Пути культурной самореализации человека «третьего Стр.76

    возраста» § 1. Социально-психологические факторы Стр.76

    функционирования культурного потенциала § 2. Специфика социокультурной деятельности старшего Стр.93

    поколения §3. Культурная самореализация «третьего возраста» в Стр.106

    пространстве информационного общества: реальность и

    перспективы

    Заключение Стр. 119

    Библиография Стр.124
    Введение



    3 ВВЕДЕНИЕ

    Актуальность темы исследования.

    Современная социально-культурная ситуация складывается под влиянием ряда факторов, к числу которых следует отнести изменение демографической структуры населения. Не будет преувеличением сказать, что мир стремительно стареет, и это важнейшая причина, определяющая течение социокультурных процессов, происходящих не только в нашей стране, но и в ряде других, прежде всего, экономически развитых стран.

    Старение общества - процесс, в результате которого доля пожилых людей в возрастной структуре населения составляет более 10-12%'. По состоянию на 1 января 2002 года в Российской Федерации удельный вес старшей возрастной группы населения, к которой относятся мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет, составлял 20,7%2 [211; 16]. Эти цифры дают основание говорить о необходимости выработки стратегических общеметодологических принципов в области социально-экономической политики нашего государства и делают актуальными поиск ее оснований.

    Принято считать, что старение населения обусловлено причинами медицинского и экономического характера - увеличение средней продолжительности жизни человека, повышение качества жизни и т.д. Однако, на наш взгляд, оно также есть отражение ценностных ориентиров, присущих тому или иному типу общества. Процесс демографического «старения» не характерен для целого ряда регионов, таких, как страны Африки, Азии, Ближнего Востока и др., где сильны традиционные ценности и вся социальная жизнь регулируется определенными догмами. Высокий уровень рождаемости, определяющий демографическую «молодость» этих стран, обусловлен, главным образом, социокультурными установками, характерными для традиционного общества и религиозными убеждениями,

    ' БСЭ.- М.: Советская энциклопедия. 1976. -¦ Т.24. -С.426.

    2 В разработках ООН началом старости принято считать возраст 65 лет. В России люди старше 65 лет

    составляют около 12% от общей численности населения.

    4 t

    4

    сложившимися в сфере идеологического сознания. Следует отметить, что в системе воспроизводства культуры традиционного общества, «третий возраст» обладает особым статусом хранителя и транслятора ценностей, определяя тем самым авторитет и престиж старости.

    Напротив, в регионах, где доминируют ценности индустриальной культуры, характерной чертой является низкий уровень рождаемости. На наш взгляд, это результат проявления социокультурной установки на самореализацию и достижение личностного успеха, с одной стороны, и желания полноценного обеспечения подрастающего поколения благоприятными условиями для этого, с другой стороны. Увеличение средней продолжительности жизни - также одна из сущностных характеристик экономически развитых стран. На основании вышесказанного, можно предположить, что старение общества - неизбежный процесс, являющийся специфичным для индустриального и постиндустриального общества.

    В России сегодня также преобладают ценности индустриальной и начинают проявляться признаки постиндустриальной культуры, поэтому можно с уверенностью сказать, что проблема старения населения есть и будет одной из острейших. Ситуация осложняется, «маргинальным», по выражению некоторых исследователей (И. С. Кон, Е. Р. Ярская и др.), положением российских пожилых людей, значительно отличающимся от образа благополучной старости, присущего западной культуре.

    Параллельно с процессом старения населения происходит трансформация механизмов передачи социокультурного опыта. Мы вступаем в эпоху утверждения новой, «префигуративной», по выражению М. Мид, модели культуры, где люди старшего поколения, или «третьего возраста», постепенно утрачивают свою традиционную роль субъекта трансляции социокультурных ценностей и превращаются в ее объект. В результате рвутся традиционные связи, становится недоступным приобщение к новым

    t

    5

    ценностям культуры, и пожилые люди оказываются в условиях культурной изоляции.

    В современном обществе понятие «старость» позиционируется как синоним неудачи, неуспеха, потери, отсталости, консерватизма. Другими словами, старость олицетворяет все то, что вступает в противоречие с актуальными ценностями индустриального и постиндустриального социума, такими, как личный успех, достижения, результат, материальное благосостояние, динамичность, мобильность и т.п. Мы стали свидетелями возникновения некоего антагонизма «молодость — старость», который в некоторой степени определяет облик современной культуры. Как писал знаменитый философ X. Ортега-и-Гассет, «сегодня все от мала до велика подались в молодые» [124; 162], и это высказывание очень точно отражает возрастные приоритеты индустриальной культуры. «Третий возраст» как потенциальная возможность развития человечества в современной культуре не только негативизируется, а скорее игнорируется или даже отрицается.

    Социокультурный феномен нынешнего поколения российских пожилых людей состоит еще и в том, что эпоху переломов и кризисов в духовной жизни общества они застали, будучи абсолютно сложившимися личностями, с устоявшейся системой жизненных ценностей, во многом противоречащих современным. В этой ситуации согласиться с несостоятельностью все еще актуальных для них «старых» ценностей было бы признанием бесполезности собственной прожитой жизни. Поэтому, сохраняя свои прежние ценностные ориентации в новых условиях, старшее поколение существует в рамках внутреннего ценностно-смыслового конфликта. Это важнейший субъективный фактор, определяющий степень социального взаимодействия и толерантности в обществе.

    Темпы старения населения вызывают озабоченность всего цивилизованного мира, которая стала причиной резко возросшего научного интереса к геронтологическим, в том числе междисциплинарным, исследованиям самых разных отраслей знания - в области философии,

    6

    истории, социологии, психологии, медицины и др. Однако, на наш взгляд, наблюдается недостаточное количество теоретических разработок геронтологической проблематики средствами и методами культурологии. Следует отметить, что именно культурологическое осмысление сущности и содержания «третьего возраста» дает понимание возможностей и механизмов интегрирования разобщенного и эклектичного социума и тем самым приобретает сегодня особую актуальность.

    Обращаясь к исследованию феномена старости в культурологическом контексте, необходимо выявить основные противоречия, создающие проблемную ситуацию в этой области и сформулировать проблему исследования. Автором было выявлено три группы противоречий различных уровней, обуславливающих кризисное состояние «третьего возраста» в современной социокультурной реальности:

    1. Противоречие между реальным сущностным содержанием старости и существующими стереотипами на уровне общественного сознания. Данное противоречие приобрело особую остроту в период смены культурных парадигм. В настоящий момент мы все больше видим проявлений элементов культуры постмодернизма: незыблемые принципы разрушаются, определенность уступает место неопределенности, анархия становится заменой иерархии, виртуальное подменяет собой вещно существующее. Однако в нашем сознании продолжают действовать прежние установки, отражающие ценности модернистской парадигмы. «Развитие модерна - это процесс хронологизации жизни» [113; 62]. Древнейшая идея жизни как цикла получила свое второе рождение в эпоху модернизма, выразившееся в возникновении теории «жизненного пути». Согласно этой теории, человеческая жизнь организуется по принципу занятости. Соответственно, выделяются следующие периоды: «до» - детство/юность, собственно «занятость» - зрелость, и «после» - старость. В контексте этой модернистской теории «третий возраст» не ассоциируется в сознании социума с активностью, деятельностью и т.п. Влияние постмодернизма

    7

    приводит к плюрализации жизненных образцов, и, согласно этому принципу, период старости в настоящий момент наполняется новым содержанием, отличным от его привычной трактовки. Данное противоречие разрешаемо, с одной стороны, в ходе изучения новых смыслов «третьего возраста», и их интериоризации в общественном сознании, и, с другой стороны, в принятии пожилыми людьми элементов норм и ценностей, традиционно воспринимаемых как «молодежные».

    2. Логичным следствием вышеописанной «инерционности» социума стало противоречие между социальной природой субъектов культуры - пожилых людей - и их отчуждением от общества. Старость - это мир в мире. Являясь, с одной стороны, следствием закономерностей естественного развития человека, с другой стороны, она отрицается как желаемый результат. Атрибуты, присущие старости, интерпретируются как девиантные, или отклоняющиеся от нормы. Таким образом, старость становится одновременно и продуктом социума, и чужеродным ему элементом. Специфика российских реалий такова, что поиск основ взаимопонимания осложняется уже отмечавшимся выше несовпадением и даже противостоянием систем ценностных ориентации. Разрешение данного противоречия видится в осмыслении «третьего возраста» как необходимой и органичной подструктуры системы социума и ориентации на возможности (в противоположность ограничениям) деятельности пожилых людей в современных условиях.

    3. Противоречие между субъективными способностями и возможностями деятельности людей «третьего возраста» и объективным результатом этой деятельности. Данное противоречие возникло в результате отчуждения представителей пожилого поколения от общества. Снижение социальной активности в «третьем возрасте» ведет за собой ограничения социокультурной деятельности. При этом имеющийся культурный потенциал пожилых людей остается не востребованным. Тем не менее, этот потенциал является частью интегрального потенциала социума, и в условиях

    8

    стремительного старения общества может составить определенный резерв социально-экономического и культурного развития. В некотором смысле, будущее за пожилыми людьми, и изучение их возможностей в качестве субъектов социокультурной деятельности представляется весьма перспективным научным направлением. В этом, на наш взгляд, состоит разрешение данного противоречия.

    Анализ выявленных противоречий вызывает ряд вопросов, которые позволят сформулировать проблемную ситуацию. Каковы возможности и перспективы социокультурной деятельности в «третьем возрасте»? Какие субъективные и объективные факторы формируют ее? Как изменилось содержание культурного потенциала пожилых людей в историко-культурологическом контексте? Какими характеристиками и свойствами обладает культурный потенциал? Каковы основы социального взаимодействия пожилых людей и общества в целом? Возможно ли преодоление социальной дезинтеграции, характерной для дня сегодняшнего? Должно ли общество стремиться к пониманию старости или старость должна сама стараться интегрироваться в общество? Возможно ли быть людям «третьего возраста», с собственной сложившейся системой ценностных ориентации, адекватными актуальной социокультурной российской реальности, оставаясь при этом самими собой или это всегда будет ситуацией конфликта?

    Итак, проблемную ситуацию в пространстве социума можно описать следующим образом: общество стремительно стареет, и в то же время в современной культуре старость позиционируется как отклонение от некоей нормы. В результате возникает социальная отчужденность пожилых людей, ведущая к дезинтеграции и разобщенности всего социума. Преодоление данного противоречия нам видится в адекватном понимании возможностей культурного потенциала людей «третьего возраста» в современном мире, что позволит стать основой принятия старости как полноценного этапа человеческой жизни.

    9 Степень разработанности проблемы.

    Исследование культурного потенциала «третьего возраста» носит междисциплинарный характер, поэтому автор опирался на исследования различных отраслей гуманитарного знания - культурологии, философии, психологии, социологии, истории, антропологии, этнографии и др. Основу исследования составил анализ социально-геронтологических взглядов, среди которых можно выделить несколько подходов.

    К первой группе относится анализ философских трактовок «третьего возраста» как феномена социально-культурной жизни. Автор обращал особое внимание на понимание источников и возможностей деятельности в «третьем возрасте». В соответствии с задачами исследования мы отслеживали трансформацию социально-геронтологических взглядов в исторической динамике.

    В философии старение и старость трактуются, прежде всего, с онтологических и этических позиций. Первые геронтологические философские воззрения возникли еще в VI - IV вв. до н.э. сначала в Древней Индии, Древнем Китае, Древней Греции, впоследствии, на рубеже старой и новой эры, в Древнем Риме. Среди мыслителей и философов древности, обращавшихся к данной проблематике, можно выделить таких, как Аристотель, Конфуций, Лао-цзы, Платон, Сенека, Цицерон и другие. Их идеи заложили основу всего комплекса геронтологических знаний, существующих сегодня.

    Период Средних веков характеризуется двумя тенденциями развития геронтологического знания. В первую очередь, старость трактуется с религиозно-этических позиций. С другой стороны, бурное развитие медицины обусловило акцентирование внимания на физиологических аспектах старения, впервые прозвучавших в работах античных мыслителей Авиценны, Галена, Гиппокракта и других. Философские традиции были продолжены в эпоху Возрождения, ярким примером тому служат труды Ф. Петрарки. Его взгляды основаны на религиозной антропологии дихотомии

    10

    души и тела и объединяющего начала - духа. Старости тела и старости души противопоставляется старость духа, как наивысшая форма развития человека. Петрарка утверждает бодрствующую и продуктивную старость в противовес традиционному пониманию этого периода как подготовки к смерти. Впервые Петрарка говорит о значении творчества в старости, которое рассматривается в качестве не просто возможности, а необходимости.

    Период Реформации привнес прагматический смысл в понимание старости. Если человек стар и немощен, он бесполезен - именно так кратко можно охарактеризовать доминирующий подход к трактовке «третьего возраста» в этот период. Знаменитое высказывание виднейшего деятеля Реформации М. Лютера «Старость — живая могила» очень ярко отражает взгляд на старость как время угасания, ненужности, безжизненности, бесполезности и, в некотором смысле, противоестественного состояния.

    Старение и старость долгое время оставались на периферии философского знания, вплоть до XIX века, до периода индустриализации. Формирование индустриального общества, многократно возросшая потребность в молодой рабочей силе, введение пенсионной системы в развитых странах обусловили ряд социальных проблем, связанных с пожилыми людьми. Этот процесс нашел свое отражение в трудах мыслителей школ и течений западной постклассической философии.

    В рамках «философии жизни», главным образом в трудах Ф. Ницше и А. Шопенгауэра, осмысление старости находит свое новое звучание. Смысл «третьего возраста» видится в постижении мудрости, если же этого не происходит, то вся жизнь предстает бессмысленной, а сама старость жалкой. Физическое старение уродливо, но если человек посвятил свою жизнь творчеству и действительно смог достичь мудрости, то тем самым он «спасает» себя от старости, «обманывает» судьбу.

    Экзистенциализм Н. А. Бердяева, С. де Бовуар, А. Камю, X. Ортеги-и-Гассета, Ж.-П. Сартра, М. Хайдеггера, В. Янкелевича, К. Ясперса явился методологической основой ряда геронтологических исследований.

    Центральным вопросом этого философского направления явилось существование человека со всем комплексом его социальных и личностных проблем. Для экзистенциализма характерно понимание старости (ввиду ее близости к смерти) как некоей пограничной ситуации, в которой человек задумывается о конечности жизни и обретает свою подлинную экзистенцию, т.е. познает себя и смысл своего существования. «Существование предшествует сущности» - формула экзистенциализма, применима и к пониманию «третьего возраста», который в этом аспекте представляется временем максимальной концентрации способностей к осуществлению социокультурной деятельности.

    В XX веке прочно утверждается теория жизненного пути, согласно которой человеческая жизнь предстает как последовательность этапов с заранее определенным содержанием. Методологические разработки в русле теории жизненного пути производились в трудах психологов Б. Г. Ананьева, Л. Б. Выготского, В. П. Зинченко, Е. Б. Моргунова, А. В. Петровского, Д. Б. Эльконина, Э. Эриксона и др.; антропологов и социологов Ф. Ариеса, К. Мангейма, Б. Ногартена, А. Р. Радклифф-Брауна, А. Фоунера, Л. Фробениуса, Ф. Шютце и других. В отечественной социологии проблемы жизненного пути исследовали М. С. Каган, И. С. Кон, Ю. А. Левада, Е. Ю. Мещеркина, А. В. Толстых и другие. Хронологизация и стандартизация жизненного пути, его организация вокруг системы занятости стали во многом определяющими смысл нашего существования. Старость в этом контексте понимается как время отхода от активной деятельности, ведущей к изменениям образа жизни, уменьшению социальных связей и т.д. «Третьему возрасту» стало нечего противопоставить периоду молодости и зрелости, ассоциирующимся с подлинно значимой деятельностью. Именно акцентуация профессиональной реализации стала, на наш взгляд, причиной изолированности пожилых людей, характерной для современного общества.

    Возникновение во второй половине XX века новой системы взглядов, определяемой как постмодернизм (Ж. Деррида, Ж. Лиотар, М. Фуко и др.),

    12

    позволило по-новому взглянуть на проблему старости. Несмотря на то, что некоторые идеи постмодернизма были выдвинуты под знаменем разрушения порядка, при котором «правят старики» (что весьма спорно, в свете описанных выше соображений), он представляется, как ни парадоксально, наиболее перспективной методологической основой для преодоления противоречий социума, в том числе и в отношении к старости.

    Следующую группу источников составляют теории и научные разработки, освещающие аспекты социального взаимодействия людей «третьего возраста» как социальной группы и общества в целом.

    Положение пожилых людей на ранних этапах человеческого развития в архаичных и традиционных культурах подробно исследовано в работах по культурной антропологии Р. Бенедикт, Ф. Боаса, К. Гельвеция, П. Гольбаха, К. Леви-Стросса, Б. Малиновского, К. Маркса, М. Мид, Л. Моргана, А. Радклифф-Брауна, Г. Спенсера, Э. Б. Тайлора, Л. Фробениуса, М. Элиаде, Ф. Энгельса и др.

    Огромный вклад в изучение «третьего возраста» был внесен с позиций социологии. Теоретико-методологическая база социологических подходов разработана такими мыслителями, как П. Бурдье, М. Вебер, У. Генр, Э. Дюркгейм, У. Камминг, О. Конт, К. Маркс, Р. Мертон, Д. Мид, Ч. Миллз, Т. Парсонс, А. Роуз, Н. Смелзер, П. Сорокин, Г. Спенсер и др. В своих работах они исходят из понятий социальной структуры, структурного функционализма, социальной и возрастной стратификации, символического интеракционизма, социальной деятельности, субкультуры пожилых людей. Все социологические подходы связаны с изучением и разработкой методов, а также средств достижения упорядоченного характера развития общества. Отдельно можно выделить собственно «социологию старения», получившую в последние годы стремительное развитие. В отечественной науке среди ученых, изучавших те или иные аспекты социологии старения можно выделить таких, как А. Г. Здравомыслов, О. В. Здравомыслова,

    1 «Мир управляется стариками и организован ими для собственного удобства» - высказывание М. Фуко

    13

    Н. Г. Ковалева, Л. Н. Коган, И. С. Кон, Ю. А. Левада, Е. Ф. Молевич, А. В.Толстых, В. Н. Шубкин, В. А. Ядов и др.

    Третью группу источников составили исследования по возрастной психологии. Автор счел необходимым обратиться к ним, поскольку раскрытие субъективной стороны культурного потенциала невозможно без четких представлений о психической структуре и свойствах личности на изучаемом нами этапе жизни.

    Психоаналитическая теория личности, получившая свое развитие в работах А. Адлера, Э. Берна, В. Франкла, 3. Фрейда, Э. Фромма, К. Хорни, Э. Эриксона, К.-Г. Юнга оказала революционизирующее воздействие на формирование современных взглядов в области психологии развития и поведение человека, отличных от традиционного изучения интеллектуальных и познавательных способностей. В русле психоанализа, а впоследствии и в гуманистической психологии, основоположниками которой являются

    A. Маслоу и К. Роджерс, возникли идеи жизненного пути как процесса индивидуации и самоактуализации, позволившие открыть в человеке «третьего возраста» «полно функционирующего человека», в отличие от традиционной когнитивной психологии, сосредоточенной на идее угасания психических функций.

    Психические свойства индивида, изменения когнитивных функций на этапе поздней взрослости, проблемы социализации людей третьего возраста, «кризис пожилого возраста» были изучены в работах таких отечественных и зарубежных психологов и социологов, как: М. Д. Александрова,

    B. Д. Альперович, Б. Г. Ананьев, Л. И. Анцыферова, П. П. Блонский, Л. С. Выготский, П. Я Гальперин., М. Э. Елютина, В. П. Зинченко, И. С. Кон, О. В. Краснова, Н. С. Лейтес, А. Н. Леонтьев, А. Г. Лидере, Т. Д. Марцинковская, О. В. Молчанова, С. Л. Рубинштейн, С. Г. Спасибенко, В. В. Фролькис, Д. Б. Эльконин, Е. Р. Ярская-Смирнова, а также М. Аргайл, Д. Бромлей, Б. Балтес, Г. Крайг и др.

    14

    В отдельную группу источников следует выделить исследования социальной геронтологии, возникшей в результате необходимости выработки комплексного подхода к изучению «третьего возраста». Современное социально-геронтологическое знание базируется на комплексном изучении трех аспектов старости: физиологических изменений, психологических особенностей и социального положения пожилых людей. Эти аспекты нашли свое отражение в работах таких геронтологов и антропологов, как: Р. Альбрехт, Ф. Ариес, Д. Бромлей, К. Виктор, X. Деннис, Д. Демос, А. Зых, Л. Мартин, X. Пратт, М. Рейли, Э. Россет, Э. Стиглитц, К. Тиббитс, Л. Торнстон, М. Фезерстоун, М. Филиберт, А. Фоунер, Т. Харевен, М. Хепуорт, Д. Холл, Р. Хэвигхерст, А. Эпстейн, и др. Но в трудах по социальной геронтологии практически не представлен культурологический аспект, в то время как именно культурологическое осмысление сущности и содержания «третьего возраста» дает глубинное понимание возможностей и механизмов интегрирования эклектичного социума, приобретающее сегодня особую актуальность.

    Отдельную группу источников составляют публикации, которые автор использовал для разработки подходов к выявлению содержания и структуры культурного потенциала. Понятие «культурный потенциал» имеет различные трактовки, поэтому в диссертационном исследовании возникла необходимость формулировки собственного видения его сущности.

    В связи с этим особого осмысления потребовали культурологические аспекты существования и деятельности людей «третьего возраста», основанные на ряде теорий и концепций отечественных философов и социологов культуры, таких как К. А. Абульханова-Славская, Э. А. Баллер, Э. В. Ильенков, М. С. Каган, Л. Н. Коган, Э. С. Маркарян, В. В. Межуев, Э. В. Соколов, А. В. Толстых, А. К. Уледов, В. С. Цукерман и др.

    В анализе деятельности как социокультурного феномена автор опирался на понимание сущности социально-культурной деятельности, раскрытой в работах таких культурологов и философов, как Г. М. Борисов,

    15

    Л. Г. Ионин, М. С. Каган, Л. Н. Коган, В. М. Межуев, Э. А. Орлова, А. Я. Флиер, К. М. Хоруженко и др.

    Категории «опыт», «социальный опыт», «жизненный опыт», являющиеся необходимыми для анализа культурного потенциала, получили свою интерпретацию в работах Э. А. Баллера, И. М. Бобневой, А. Г. Здравомыслова, М. С. Кагана, Л. Н. Когана, Э. А. Орловой, И. В. Суханова, А. Я. Флиера и др.

    Итак, мы можем констатировать давние традиции обращения к геронтологической проблематике и усиление интереса к ней в настоящее время, представленные различными точками зрения. Но изучение культурного потенциала «третьего возраста» требует комплексного подхода, поскольку, с одной стороны, он выступает основой самоактуализации личности, с другой - раскрывается в пространствах социума и культуры, однако наблюдается явный недостаток подобных комплексных исследований.

    Исходя из сказанного, проблему настоящего исследования составило противоречие между необходимостью глубокого комплексного понимания содержания культурного потенциала «третьего возраста» и его недостаточной изученностью.

    Целью диссертационного исследования стало выявление сущностных характеристик культурного потенциала «третьего возраста», особенностей его реализации в социокультурном пространстве и определение направлений совершенствования этого процесса.

    Осуществление поставленной цели становится возможным посредством решения следующих задач:

    1. Выявить теоретико-методологические подходы к изучению феномена «третьего возраста» и его культурного потенциала.

    2. Провести историко-культурный анализ положения старости в различных типах социокультурной регуляции.

    3. Раскрыть структуру и содержание понятия «культурный потенциал».

    16

    4. Изучить интернальные и экстернальные факторы реализации культурного потенциала на заключительном этапе онтогенеза.

    5. Обосновать специфику социокультурной деятельности в «третьем возрасте».

    6. Определить тенденции и пути реализации социокультурной деятельности старшего поколения в пространстве информационного общества.

    Объектом настоящего исследования является возрастной период жизни человека - старость (или «третий возраст»), определяемый как «заключительный этап онтогенеза». Старость - заключительная фаза жизни человека, характер и время наступления которой обуславливается процессом физиологического старения организма. Однако «старость - понятие не только биопсихологическое, но и социально-историческое. Его временные рамки условны и существенно меняются в различных человеческих обществах и социальных группах» [117; 483]. В пространстве современной российской культуры есть основания считать условной границей наступления «третьего возраста» нормативно закрепленный пенсионный возраст, составляющий 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин.

    В предметную область исследования входит культурный потенциал «третьего возраста», понимаемый как источник социокультурной деятельности на изучаемом жизненном этапе. Культурный потенциал интерпретируется нами как комплексное многоуровневое образование, основанное на психической структуре личности, содержащее в себе также ценностно-ориентационные и мотивационные компоненты. Являясь основой социокультурной деятельности, культурный потенциал становится в то же время и ее продуктом, таким образом, изучение культурного потенциала необходимо проводить в рамках системы «культурный потенциал -деятельность - опыт - культурный потенциал».

    17 Теоретико-методологическая база исследования

    Специфика сформулированной проблемы требует синтеза различных теоретико-методологических оснований. Методологические основы исследования базируются на концептуальных достижениях отечественной и зарубежной науки в области культурологии, философии, социологии, гуманистической, психоаналитической и когнитивной психологии.

    Общей концептуальной основой исследования стало понимание «третьего возраста» как периода развития и продолжающегося духовного совершенствования личности. Культурологической базой для осмысления содержания изучаемого возрастного этапа стал деятелыюстный подход, с точки зрения которого культура понимается как процесс творческой деятельности, в ходе которого происходит и духовное обогащение общества, и самосозидание человека как субъекта культурно-исторического процесса.

    Логика исследования во многом основана на положениях системного подхода. Автор попытался подойти к изучению культурного потенциала «третьего возраста», учитывая предметный, функциональный и исторический аспекты, составляющие суть системного подхода.

    В анализе динамики социокультурного статуса и потенциала старости были использованы сравнительно-исторический метод и метод исторической реконструкции. В этом разделе диссертации автор счел продуктивным подход к изучению социального взаимодействия между возрастными группами с точки зрения теории типов социокультурной регуляции - традиционного, индустриального, постиндустриального.

    Исследование содержания и структуры культурного потенциала «третьего возраста» и анализ субъективных и объективных факторов, определяющих его формирование и функционирование основаны, во-первых^ на теоретических исследованиях когнитивной психологии, во-вторых, на понимании источников деятельности субъекта культуры, раскрытых в трудах отечественных культурологов М. С. Кагана и Л. Н. Когана и, в-третьих, на положениях структурно-функционального метода.

    Список литературы
  • Список литературы:
  • *
  • Стоимость доставки:
  • 250.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины