Линз Вокультуролозические аспекты творчества Кайсына Кулиева :

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • Линз Вокультуролозические аспекты творчества Кайсына Кулиева
  • Кол-во страниц:
  • 127
  • ВУЗ:
  • МГИУ
  • Год защиты:
  • 2010
  • Краткое описание:
  • ВВЕДЕНИЕ...3

    Глава 1. ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАННЕГО ТВОРЧЕСТВА КАЙСЫНА КУЛИЕВА...12

    Предметный мир горцев в сборнике стихов «Здравствуй, утро!» и

    его отражение в языковой системе поэта...12

    Глава 2. ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ И ИДЕЙНО-НРАВСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЭЗИИ КУЛИЕВА 1941-1944 годов...42

    Драматизм и философичность как поэтические черты цикла стихотворений «В час беды» сборника стихов «Горы»...42

    Глава 3. СИСТЕМНО-СТРУКТУРНАЯ ПАРАДИГМА И ФИЛОСОФСКАЯ ГЛУБИНА ПОЭЗИИ КУЛИЕВА 1945-1955 ГОДОВ...73

    Глава IV. ЛИНГВ ОКУЛЬТУРО ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКОВОЙ И ФИЛОСОФСКОЙ СУЩНОСТИ ПОЭЗИИ И ПРОЗЫ КАЙСЫНА КУЛИЕВА 60-х и середины 80-х гг...88

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ...147

    БИБЛИОГРАФИЯ...153
    Введение



    ВВЕДЕНИЕ

    Актуальность темы исследования имеет два аспекта - теоретико-методологический и лингвокультурологический. Речь идет о том, что работы многих известных культурологов строились на основе художественной литературы, и лишь потом методы, приемы, терминологический арсенал переносили на другие виды искусства.

    Литературоведение - базисная наука для многих гуманитарных дисциплин, в том числе и для культурологии, для лингвокультурологических исследований. Сделанное в рамках литературоведения в некоторых случаях выходит за его пределы, становясь фактом культурологии, как в данном диссертационном исследовании. Такие исследования нередки. И данная работа - тому наглядный пример.

    Лингвокультурология как наука о взаимодействии языка и культуры — это новая область в психолингвистике и культурологии. Поэтому мы считаем, что тема актуальна, и наша основная задача - раскрыть ментальность балкарского народа и его этнокультуру через язык поэтических произведений Кай-сына Кулиева, классика балкарской литературы.

    Определенные научные течения обнаружились в процессах, непосредственно связанных с исследованием новописьменных литератур, какой и является, по существу, балкарская литература. Творчество Кайсына Кулиева в связи с этим имеет большое научно-теоретическое значение, поскольку его художественные идеи способствуют утверждению общечеловеческих ценностей в менталитете народов разных стран, формированию у них сходных черт, определенных этических норм образа жизни, этнической самобытности, взаимопонимания и т.д. Философские и лингвокультурологические особенности в художественной литературе пока не получили достаточного внимания в гуманитарных науках, поэтому поставленная проблема в обсуждаемой диссертации является актуальной.

    4 Актуальность темы, ее важность усиливаются еще и тем, что лингво-

    культурология в XXI веке активно разрабатывается в цельное направление в современной философии.

    Научная разработанность темы.

    Затронутой проблемой - лингвокультурологическими и философскими аспектами поэзии Кайсына Кулиева — никто не занимался. Однако необходимо отметить ряд серьезных исследований, затрагивавших поэтический язык Кулиева на родном, русском и английском языках.

    Первой к этой проблеме обратилась С.К. Башиева, занявшись мастерством перевода с родного языка поэта на русский. Она защитила кандидатскую диссертацию и опубликовала книгу «В оригинале и переводе» (Нальчик, 1990). По ее стопам пошла З.А. Кучукова. Ее диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук посвящалась теме «Поэзия К. Кулиева в русских переводах. К проблеме национального колорита» (М.: ИМЛИ, 1992). Намазова Айбола Фирудин кызы защитила кандидатскую диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук «Вопросы этики в творчестве Кайсына Кулиева» (Баку, 1997); A.M. Казиева избрала темой исследования «Поэмы Кайсына Кулиева: Проблемы жанрового развития» (Карачаевск, 1998); В.Л. Бжаумыхова обратилась к сравнительно-историческому анализу кабардинской и балкарской лирики 1940—1970-х годов на примере творчества Кайсына Кулиева и Алима Кешокова (Нальчик, 2002). Из последних диссертационных исследований по творчеству Кайсына Кулиева можно указать работы Ж.К. Кулиевой «Кайсын Кулиев. Личность поэта в документах и воспоминаниях современников» (Нальчик, 2003) и В.М. Перельгут «Художественное решение проблемы трагического в романе К. Кулиева «Была зима» (в контексте русской и северокавказской литератур) (Нальчик, 2004). Из самых последних исследований по творчеству К. Кулиева можно назвать диссертацию Хажметовой Агнессы по специальности - теория и история культуры «Творчество Кайсына Кулиева в системе ху-

    5 дожественной культуры России» (Краснодор, 2005), защита которой прошла в

    Краснодарском институте культуры и искусства в июне 2005 года.

    О переводе на английский язык некоторых произведений Кулиева выступала с сообщениями на Международном конгрессе в Пятигорске (1998) и на научно-теоретической конференции, посвященной 80-летию со дня рождения поэта в Нальчике (1997), Р.А. Эфендиева. Хотелось бы отметить и статью Т.Е. Эфендиевой «К вопросу о переводах Н. Коржавина и С. Липкина произведений К. Кулиева», опубликованную в сб. «Вопросы романо-германской и русской филологии» (Пятигорск, 1996. Вып. 1. - С. 111—116), и работу Ф.С. Эфендиева «Об особенностях перевода поэзии К. Кулиева» (Материа-Ш лы международной конференции «Русский язык на Северном Кавказе». —

    Пятигорск, 2001.- С. 160-164)

    Рассматривая степень изученности творчества К. Кулиева, бесспорно, надо отметить монографии, посвященные творчеству Кулиева, такие, как Ст. Рассадина «Кайсын Кулиев» (М., 1974), Н.М. Байрамуковой «Кайсын Кулиев» (М., 1975), Т.Е. Эфендиевой «Поэзия жизни» (Нальчик, 1977) и «Кайсын Кулиев. Литературный портрет» (М., 1985), В.В. Дементьева «Кайсын Кулиев. Размышления о жизни и творчестве» (Нальчик, 1987).

    Много сделали для исследования жизни и творчества балкарского поэта igt профессора Эфендиевы, доктора философских наук (отец и сын — Салих и

    Фуад) и доктор филологических наук Тамара Эфендиева, которые выпустили 6 томов к 80 и 85-летию со дня рождения К.Ш. Кулиева.

    Среди разных исследований творчества К.Ш. Кулиева, выполненных современными учеными-философами, литературоведами, удачными явились книги Ж.К. Кулиевой, дочери поэта, — «Остаться в памяти людской...» (Нальчик, 1987) и «"Я жил на этой земле" Кайсын Кулиев. Портрет в документах». (Нальчик, 1999), составителем, автором предисловий и комментариев кото-# рых была она.

    Изучение литературного наследия К. Кулиева продолжалось и после

    6

    смерти поэта... Ему были посвящены научно-теоретические конференции в связи с его 80 и 85-летием со дня рождения, 20-летием со дня смерти, такие, как «Кайсын Кулиев и современность» (Нальчик, 2002), «Идеи гуманизма в поэзии Кайсына Кулиева» (Нальчик, 2005). Это так называемые «Вторые», «Третьи» и «Пятые» Эльбрусские чтения. Материалы этих трех конференций были опубликованы. В докладах пленарного заседания и выступлениях на секциях были подняты многие проблемы философско-культурологического, литературоведческого и историко-социологического характера.

    Книга Э.Э. Кулиевой «Мой гений, мой ангел, мой друг». Воспоминания. Письма. Дневники» (Нальчик: Эльбрус, 2002. — 354 с), не имеет научной зна- чимости, но пополнила ряды мемуарной литературы Кабардино-Балкарии.

    Не была предметом изучения философская лирика Кулиева, как, к примеру, «Расул Гамзатов: особенности философской лирики» (Махачкала, 2003. — 111 с.) К.И. Абукова, в монографии которого уделено внимание национальным и общечеловеческим нравственно-эстетическим ценностям. Правда, Т.Е. Эфендиева издала методические указания по спецкурсу для студентов филологических факультетов «Философская лирика Кайсына Кулиева и Расу-ла Гамзатова» (Нальчик: КБГУ, 1980) и учебное пособие по спецкурсу «Лирика Кайсына Кулива и Расула Гамзатова» (Нальчик: КБГУ, 1981).

    Однако цель всех перечисленных работ была иной.

    Предлагаемая диссертационная работа является первой попыткой осмыслить одну из важных проблем творчества Кайсына Кулиева - его лингво-культурологические и философские аспекты.

    Объектом диссертационного исследования является поэтический мир культуры Кайсына Кулиева.

    Предмет исследования - лингвокультурологические аспекты творчества Кайсына Кулиева.

    Цель и задачи исследования - рассмотреть лингвокультурологические и философские аспекты поэзии Кайсына Кулиева на протяжении развития и

    7 формирования его творчества, начиная с 30-х годов вплоть до середины 80-х

    годов прошлого века.

    Из основной поставленной цели данной работы вытекают следующие задачи:

    — выявить этнокультурные особенности раннего творчества поэта через предметный мир горцев Кавказа сборников стихов «Здравствуй, утро!», «Мои соседи» и рассмотреть его отражение в языковой системе;

    — определить лингвокультурологические черты военной поэзии периода Великой Отечественной войны и раскрыть драматизм как черту цикла стихов «В час беды» сборника стихов «Горы»;

    — показать системно-структурную парадигму поэзии Кулиева времени депортации (1945-1955) и его философские мотивы, когда его национальное самосознание и национальное сознание этносреды претерпели коренные изменения;

    — исследовать лингвокультурологическую и философскую сущность поэзии и прозы Кулиева шестидесятых и середины восьмидесятых годов двадцатого века.

    Теоретико-методологическая основа диссертации

    Методологической основой диссертационного исследования послужил принцип историзма и народности и опора на работы ведущих философов, культурологов, лингвистов и литературоведов А.Г. Спиркина, Ю.А. Жданова, В.П. Кохановского, В.Е. Давидовича, Г.В. Драча, Е.Я. Режабека, А.В. Лубско-го, В.К. Королева, Е.Г. Яковлева, М.Ф. Овсянникова, В.К. Скатерщикова, А.Г. Плиева, Л.М. Дробижевой, Т.Г. Лешкевич, B.C. Поликарпова, И.И. Горловой, Л.Л. Хоперской, О.М. Штомпеля, Г.У. Солдатовой, А.Н. Ерыгина, И.Д. Иткина, Ю.Г. Волкова, Е.В. Золотухиной-Аболиной, И.В. Мостовой, СИ. Эфендиева, Ю.М. Лотмана, С.С. Аверинцева, М.С. Когана, P.M. Фрум-кина, В.Н. Телия, В.М. Жирмунского, Н.И. Конрада, Д.С. Лихачева, И.Г. Не-упокоевой, Ю.Д. Паресяна, Л.А. Лебедевой, Г. Ломидзе, В. Лаврова, В. Курбатова.

    В своей работе мы также использовали достижения последних лет в области лингвокультурологии, литературоведения и в исследовании языка художественной литературы, опираясь на труды ученых, которые занимались исследованием творчества Кайсына Кулиева, - Н. Байрамуковой, С. Башие-вой, Н. Джусойты, В. Дементьева, 3. Кучуковой Ст. Рассадина, Ф. Урусбие-вой, А. Теппеева, И. Гринберга, В. Гоффеншефера, Л. Кашежевой, В. Огнева, Г. Митина, К. Султанова, В. Шошина, Т. Эфендиевой, Ф. Эфендиева, Е. Сте-фанеевой, Н. Саакян, К. Шаззо.

    Для нас была важной и оценка творчества Кулиева известными деятелями культуры, советскими писателями, такими, как А. Фадеев, К. Симонов', Б. Пастернак, М. Дудин, И. Абашидзе, И Кашежева, А. Кешоков, А. Кулешов, Н. Тихонов, 3. Тхагазитов, Ад. Шогенцуков, Д. Кугультинов, М. Карим, С. Вургун, М. Бажан, Зульфия, Г. Марков, Л. Ошанин, Я. Смеляков и многие другие поэты, современники Кайсына Кулиева. Также материалом исследования послужили поэтические сборники Кайсына Кулиева «Здравствуй, утро!» (1940), «Мои соседи (Нальчик, 1957), «Горы» (М., 1957), «Я пришел с гор» (М., 1959), Собрания сочинений в трех томах (М., 1976-1977), «Человек. Птица. Дерево» (М., 1985), а также его литературно-критические статьи, опубликованные в книге «Так растет и дерево» (М., 1975), написанной им на русском языке.

    Научная новизна диссертации определяется:

    1. Особым методом исследования философских и лингвокультурологических мотивов поэзии Кайсына Кулиева и отбором художественного фактического материала лингвокультурологического характера, поэтического языка поэта, имеющего свои особенности культурно-национального и регионально-географического порядка.

    2. Представленное исследование может стать составной частью всестороннего анализа лингвокультурологических и философских аспектов всего творчества Кулиева, а не только его поэзии, поскольку его очерки военных

    9 лет, повести и рассказы («Скачи, мой ослик!», «Побег»), роман «Была зима» и

    пьеса «Есть на свете любовь», написанные им на русском языке, не были предметом лингвокультурологического и философского анализа, его индивидуального стиля.

    3. Конкретные наблюдения позволят дополнить — на лингвокультуроло-гическом уровне - существующие литературоведческие и философские представления о многогранном творчестве Кайсына Кулиева (его проза, драматургия, литературно-критическая и публицистическая деятельность).

    Тезисы, выносимые на защиту.

    1. Лингвокультурология в настоящее время активно разрабатывается в цельное направление в современной философии. Язык не только отражает действительность, но интерпретирует ее, создавая культурную реальность, в которой всегда пребывал и пребывает человек, с его национальным миром. Все аспекты этнокультуры находят отражение в национальном языке и поэзии как «доме культуры». И каждый язык уникален и имеет свою специфику. В нем отражаются художественное видение этноса, его мироощущение и мировоззрение. Лексика, фразеология, текст, прежде всего поэтический - это лингвокультурологические компоненты.

    2. Поэтический язык Кулиева представляет собой культурную целостность, отличающуюся единой стилистической системой, спецификой употребления образно-речевых средств и его фразеологии. Это позволяет охарактеризовать Кайсына Кулиева как глубоко национального мастера художественного слова, сумевшего создать на родном и русском языках (в подстрочниках и в поэтических переводах) замечательные произведения, ориентированные на русскоязычного читателя и на свой родной народ.

    3. Кайсын Кулиев - это символ национальной духовной культуры балкарского народа, отразивший в своем творчестве исторический путь развития своей нации. Его идейно-художественная концепция строилась на глубоком чувстве любви к родному краю, этноприроде, на стремлении вмешаться в

    10 происходящие события, в духовную жизнь своих земляков - горцев Кавказа,

    показать национальный характер во всем его разнообразии.

    4. Поэзия Кулиева 1940-х годов характеризовалась двумя тенденциями: стремлением документально запечатлеть события и факты народной борьбы и в связи с этим появлением хроникальных форм поэзии; и в то же время — возникновением исторической направленности поэзии; углублением ее задач, осмыслением связи отдельного этноса со всей страной и ощущением единства в общей борьбе с врагом. Драматичность и философичность - основные аспекты лирики Кулиева 1941-1945 годов.

    5. В истории русской литературной критики, и в частности в балкарском литературоведении, раннее творчество Кулиева и, особенно, его стихи военных лет до сих пор не получили соответствующего историко-культурного и теоретического осмысления. Особенно это касается философских и лингвокультурологических аспектов его поэзии.

    6. Развитие художественно-эстетической мысли Кулиева ярко проявилось в период среднеазиатской ссылки и последних лет его поэтического и прозаического творчества. Этнокультура как своеобразный феномен творчества и процессы, происходившие в ней в эти годы, рассматривались поэтом в связи с прошлым и настоящим, с теми проблемами, которые волновали людей.

    Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть использованы при написании учебных пособий по культурологии, лингвопсихологии, этнолингвистики для студентов высших учебных заведений.

    Фактические данные, теоретические обобщения этой работы могут представлять интерес по вопросам художественного перевода, а также при освещении определенных тем в изучении курса многонациональной литературы в вузах Северного Кавказа.

    Апробация работы. Основные положения и научные результаты ис-

    11

    следования нашли отражение в статьях и тезисах, опубликованных в материалах научно-теоретических конференциях, а именно: VIII региональной научно-практической конференции «Славянские чтения в КБР», посвященной 60-летию Победы в Великой Отечественной войне (24 мая 2005 г.); республиканской научно-теоретической конференции «Идеи гуманизма в поэзии Кай-сына Кулиева», посвященной 20-летию со дня смерти поэта (3 июня 2005 г.), Пятые Эльбрусские чтения (Нальчик); V международной научной конференции «Интеллигенция и нравственность» («Байкальская встреча») в Улан-Удэ (30 июня 2005 г.).

    Главные выводы диссертационной работы были изложены автором в 6 тезисах и статьях.

    Диссертация была обсуждена на расширенном заседании кафедр философии и культурологии социально-гуманитарного института Кабардино-Балкарского государственного университета.

    Структура работы подчинена общим целям и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии.

    12

    Глава 1

    ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАННЕГО ТВОРЧЕСТВА КАЙСЫНА КУЛИЕВА

    Предметный мир горцев в сборнике стихов «Здравствуй, утро!» и его отражение в языковой системе поэта

    Кайсын Кулиев в советской многонациональнй поэзии XX века занимал одно из ведущих мест как поэт-мыслитель и тонкий лирик, оцененный по достоинству виднейшими представителями духовной культуры России, СНГ и зарубежных стран. Он был и остается художественным символом национальной культуры балкарского народа. Его творчество как поэта-философа и самобытного писателя оценили (каждый в свое время) А. Фадеев, Д. Кедрин, К. Симонов, Б. Пастернак, А. Твардовский, М. Дудин, Н. Тихонов, И. Абашидзе, М. Турсун-заде, М. Бажан, Д. Кугультинов, М. Карим, Р. Гамзатов, А. Кешоков, Зульфия, А. Кулешов и многие другие. Известный литературовед Ираклий Андроников писал в предисловии к Собранию сочинений в трех томах (М., 1976. - С. 9): «Мощный творческий дар Кулиева, высокая поэтическая культура, любовь к «украшению человечества» - Пушкину, к Лермонтову, стихам Гарсиа Лорки, Пастернака, Твардовского, Тихонова, Чиковани и Леонидзе, прозе Чехова, музыке Шопена, Равеля и Скрябина, полотнам Рембрандта, Матисса, Ван-Гога сочетаются с ярко выраженной национальностью и народностью его поэзии и обогащают ее...

    В его стихах равномерно слиты разум и чувство. Это всегда итог пережитого. И всегда - воплощение искренности. Встречаются у него горькие строки, но тон целого - радость бытия, наслаждение жизнью, вера в творческую силу народа, в его духовную красоту и человечность. И каждый раз внимая стихам Кай сына Кулиева или его беседе, мы для себя отмечаем: это речь горца, речь пастуха, речь солдата, речь замечательного поэта, выступающего на форумах мировой поэзии...»

    13

    Высоко оценил его как поэта-мыслителя Чингиз Айтматов в предисловии Собрания сочинений Кайсына Кулиева в трех томах, изданных в Москве в 1987 году, уже после смерти поэта. «Время пронзительно отпечаталось в стихах Кулиева, - писал он. - Его знаки и символы — не отвлеченная условность, в них — боль и горечь, сострадание и нежность эпохи. Человека, преодолевающего тернии на пути к звездам. А мужество поэта - что ж, оно свидетельство тому, что сердце, устремленное к добру, сильнее и тверже камня, ибо способно понять его немую боль и, переживая невыносимое, остаться добрым и ранимым — воистину человечным. Да, поэзия Кайсына Кулиева — документ эпохи. И в то же время - кардиограмма его сердца, чутко реагирующего на малейшие колебания в духовном мире современного человека. Его творчество еще раз убеждает, что писать надо не на тему современности, а современностью. Болью и кровью».

    СИ. Эфендиев говорил на научно-практической конференции, посвященной 80-летию со дня рождения Кулиева: «Он был одним из великих гуманистов XX века. Нам и будущим поколениям предстоит глубоко познать в социально-философском плане и осмыслить глубину содержания поэзии Кайсына Кулиева. В его творчестве отражен весь ход развития балкарской художественной культуры. Этот человек внес огромный вклад в формировании менталитета балкарского народа. Все самое лучшее, что было накоплено за всю историю существования балкарского народа в его генотипе, было воплощено в Кулиеве. Он был и остается восходящей энергией духовной и нравственной культуры своего этноса» [57, 8].

    Для художественно-эстетической системы Кулиева, его раннего творчества характерны романтическое мировосприятие и романтическое сознание. Исследование с культурологических позиций художественного метода романтизма позволяет определить его как универсальный тип человеческого сознания и мировосприятия, проявляющий специфические особенности, которые обусловлены конкретно-историческим периодом развития культуры.

    14 Идейная направленность Кулиева как поэта-романтика нашла свое выражение

    не только в содержании его раннего творчества, но и в особых формах раскрытия этого содержания. Он смело обратился в начале 30-х годов к вопросам современности быта односельчан, где он родился и вырос, — аула Верхний Чегем. Этим и объяснялась закономерно возникшая в его творчестве возможность изображения типического. Кулиев в основном касался предметного мира горцев, среди которых он жил и которых он хорошо знал. Знал поэт и культуру своего маленького народа, его устное народное творчество, которое пережив века, сохранилось и поныне в балкарских пословицах, поговорках, фразеологизмах, метафорах, символах культуры и т.д. Вот как писал Кулиев об устном народном творчестве и его влиянии на духовное развитие личности: «С детства я рос в атмосфере народной сказки. Сколько я слышал их в Чегемских горах, как они были увлекательны, завораживающи, ярки, мудры!.. Я до сих пор благодарен им» [136, 417-418].

    Историческое и художественное сознание балкарского народа в 20-е и 30-е годы нашло в основном отражение в поэзии К.Б. Мечиева (1859-1945), основоположника балкарской литературы, и тогда молодого начинающего поэта К.Ш.Кулиева (1917-1985). Разумеется, кроме них были в эти годы становления и развития балкарской литературы и другие поэты, почти ровесники Кайсына Кулиева, такие, как Азред Будаев, Максим Геттуев, Берт Гуртуев, В это же время жили Жанакаит Залиханов, Керим Отаров, Салих Хочуев, Сафар Макитов, Хажимуса Кулиев. Все они стояли у истоков формирования национальной художественной культуры, историческая судьба которой развивалась в сложных условиях становления Советской власти на Северном Кавказе.

    Духовными феноменами балкарского народа были Кязим Мечиев и Кайсын Кулиев, особенно последний. Животворные кулиевские традиции глубоко пустили корни в поэтическую культуру народов Кабардино-Балкарии. Их изучают, на них воспитываются целые поколения молодых литерато-

    15

    ров - кабардинских и балкарских поэтов. Кайсын Кулиев совершил настоящую революцию в читательском сознании своих соотечественников тридцатых годов. Он выделялся масштабом своего дарования и уникальностью художественного сознания. Его глубокий ум, взращенный на почве родного фольклора, в классическом духе восточных и европейских традиций, объективно фиксировал тенденции и ход развития балкарского народа, оставаясь поэтом-романтиком и реалистом. Возможно, поэтому его первый сборник стихов «Здравствуй, утро!» недооценили те, которым было положено вынести суждение о нем и рекомендовать его к печати. Они не поняли, что в процессе формирования новой научной парадигмой был провозглашен тезис о том, что мир есть совокупность фактов, а не вещей (Л.Витгенштейн), что язык был переориентирован на факт, событие и в центре внимания стал человек, носитель языка (языковая личность, по Ю.Н.Караулову). Вероятно, необыкновенный талант Кулиева, его особое мироощущение переросли его время: поэтичность языка первых стихов поэта, его иную идейно-тематическую направленность не поняли ни местные критики, ни писатели, входившие в Правление Союза писателей республики.

    Вспоминая те тридцатые годы и время обсуждения его первого сборника стихов, Кулиев писал на «Страницах автобиографии»: «Рукопись моя лежала в издательстве три года. Ее бурно обсуждали в Союзе писателей республики еще летом 1937 года... были в ней вещи, которые несли какую-то непривычную для балкарской поэзии тех лет новизну. Должно быть, поэтому споры были столь долгими. Помнится, некоторые мои старшие товарищи протестовали как раз против тех сторон моей работы, которые я старался развивать в дальнейшем... Мне хотелось назвать радостное радостным, горькое горьким, передать свои ощущения эмоционально и образно...» Выражение поэта «передать свои ощущения эмоционально и образно» имеет существенное значение в его языковой художественной системе, поскольку при ее помощи идет раскрытие ментальности родного народа и его культуры через язык.

    16

    Спрашивается, почему исследуются художественные средства языка писателя - фразеологизмы, эпитеты, метафоры, символы и т.д.? Дело в том, что они - верный источник сведений о культуре и менталитете народа. В них отражены нравы, обычаи, традиции, легенды и мифы. «Фразеологизмы всегда косвенно отражают воззрения народа, общественный строй, идеологию своей эпохи, — писал Б.А.Ларин, известный русский языковед. - Отражают — как свет утра отражается в капле росы». Это внутреннем чутьем, вероятно, понимал Кулиев, когда писал свои первые стихи на балкарском языке «Эски малкъаргъа» (1934), «Таудатанг алада...» (1935), «Битеу жюрегимден» (1936), «Кавказ» (1937), «Сен бюгюн узакъ жолгъа кетесе» (1937), «Сен башхагьа ба-рырса» (1937), «Салам эртденлик!» (1937), «Арбачы» (1937), «Атлы» (1937), «Эртденлик къарчыкъ» (1937), «Кечеги тюзде»(1937), «Апма» (1937) и др. [137, 5-7]. Вот что писал сам поэт о первых стихах: «...среди них есть вещи, которые дороги мне. В зрелые годы я написал немало стихотворений, продолжающих линию тогдашних моих находок. Я имею в виду «Песенку горной речушки», «Песенку мальчика, едущего на ослике», «Снежок», «Во дворе» и ряд других. Справедливости ради должен отметить, что такие стихи не находились в русле поэзии того времени и я, как автор их, в те годы был почти одинок в балкарской поэзии. Поэтому-то и нападали на меня некоторые из моих товарищей. Но я рад тому, что написал эти стихи. Они оправдали мои поиски тех лет и стали как бы истоком всей дальнейшей моей работы, связав ее со всем мне родным в жизни, с фольклором, а также с традициями русской и общеевропейской поэзии» [136, 438-439].

    Это убеждение поэта очень важно для исследования его художественной языковой системы, поскольку «язык существует только в индивидуальных мозгах, только в душах, только в психике индивидов или особей, составляющих данное языковое общество», — писал И.А. Бодуэн де Куртэне.

    Объективное воплощение субъективной эпохи 30-х годов нашло художественное отражение в творчестве Кайсына Кулиева, по сути дела, на рубе-

    17 же XIX-XX веков, когда начавшийся исторический этап советской эпохи

    знаменовал собой не просто переход к «новой» духовной культуре социали-стического реализма, в центре которой стоял «новый» советский человек с его видением и его проблемами, а переход к иным историческим судьбам национальных художественных культур с их потерями, обретениями, традициями и освоением. Мы считаем, что смена духовно-нравственных позиций на этом трудном рубеже веков была категориальным словом, сменой парадигмы человека в языке и языка в человеке. Характеризуя сложную сущность языка, Ю.С.Степанов, представил его в виде нескольких образов. Для нас неважен язык как язык индивида, как член семьи языков, как система и как структура. Важно для нашего исследования — это язык как тип и характер, язык как пространство мысли и как «дом духа» (М. Хайдеггер). Именно с этой точки зрения определенный интерес представляют два сборника стихов Кайсына Кулиева «Здравствуй, утро!» (Нальчик, 1940) и «Мои соседи» (Нальчик, 1957), в которых молодой поэт очень удачно передал средствами языка внешние и внутренние качества своих соседей-горцев, их обыденную жизнь, нравы. Они не романтики и не героические борцы за свободу (как это было принято изображать), а простые люди из горного селения, которых объединяют общие интересы их несложного быта и семьи. Это столяр Кайсын, фельдшер Петр Иванович, кузнец Карабаш, колхозный бригадир Соллоу, мельничиха Аминат, зурнач Хажос, сапожник Мухаммад, ашуг Бекир, учитель Борис Игнатьевич. Это первый раздел сборника стихов «Мои соседи». В нем нет ни философского скептицизма, ни авторского равнодушия. Сборник «Здравствуй, утро!» начинается стихотворением «О, если бы мой язык...», в котором одно желание поэта - служить людям и быть услышанным ими:

    Если бы песня моя на всей земле слышна была!.. Все сердце свое, в песню обратив, метнул бы, бросил бы миру.

    Подстрочный перевод

    Список литературы
  • Список литературы:
  • *
  • Стоимость доставки:
  • 250.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины