Лось, Ольга Константиновна Культурные феномены как отражение ментальности голландцев в период с последней четверти XVI-до конца XVII веков :

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • Лось, Ольга Константиновна Культурные феномены как отражение ментальности голландцев в период с последней четверти XVI-до конца XVII веков
  • Кол-во страниц:
  • 127
  • ВУЗ:
  • МГИУ
  • Год защиты:
  • 2010
  • Краткое описание:
  • Введение 3

    Глава I. Исторические и социокультурные предпосылки формирования голландского менталитета во второй половине XVI - начале XVII веков

    1.1. Освободительная война с Испанией и Реформация как факторы сложения национального самосознания голландцев 24

    1.2. Экономические предпосылки формирования социального самосознания голландцев 40

    1.3. Общества риторов и гражданских гвардий как отражение чувства групповой гражданственной идентичности 61

    Глава II. Искусство и отражение особенности голландского менталитета первой половины XVII века

    2.1. Патриотизм как основная тема официального искусства 96

    2.2. Голландский портрет как свидетельство динамики общественных идеалов в условиях капитализации 112

    2.3. Пейзажная и жанровая живопись XVII века, как показатель демократизации жизни 125

    Глава III. Динамика ментальности голландцев середины - конца «золотого века» искусства XVII века

    3.1. Изменение духовных и бытийных приоритетов в новых социально- экономических условиях середины XVII века 155

    3.2. Развитие темы «домашний очаг - идеал горожанина» в жанрово-назидательных композициях 160

    3.3. Социокультурные, экономические и психологические основы изменения ментальности голландцев и закат голландского искусства 176

    Заключение 192

    Примечания 199

    Библиография 211

    Приложение 217

    Список иллюстраций 218

    Иллюстрации 223
    Введение



    Введение

    Актуальность темы

    Изучение менталитетов в истории общества чрезвычайно актуально, так как эти знания могли бы помочь лучше понять сложные взаимоотношения и между сообществами людей, и между отдельными людьми. Знание менталитета может позволить предотвратить трагические события, основанные на непонимании людскими сообществами друг друга, найти компромиссные решения многих проблем.

    Глубокое изучение феноменов культуры разных исторических эпох и стран необходимо, так как они ярче всего способны запечатлеть совокупность духовных установок общества, - то есть менталитет времени и страны, который является одной из составляющих причины самого исторического события. Однако исследователи исторических процессов используют культурные феномены весьма ограниченно. Обычно это либо портреты известных лиц, о которых идет речь в исследованиях, либо достаточно редкие произведения, иллюстрирующие исторические события, либо картины, содержащие информацию по какому- либо узкому историческому вопросу ( например, по истории военного костюма). Такое положение с одной стороны вполне закономерно, ведь историк осознает, что произведения искусства не являются простым отражением жизни, но созданы по своим законам, и представляют, поэтому свою, специфическую область человеческой деятельности. С другой стороны это удивляет, ведь памятники архитектуры, бытовые вещи или произведения искусства являются продуктами своего времени, отражающими не только научно- техническое состояние их производителя, но главное - его вкусы, мировоззрение, а в конечном счете, - менталитет общества.

    Общеизвестно, что культурные феномены создаются под сильным влиянием исторической обстановки. Это справедливо и по отношению к Голландии XVII века. Именно поэтому анализ явлений и процессов в изобразительном искусстве, архитектуре, литературе, становление народных традиций, городской культуры, театра могут помочь понять историю Гол-

    ландии. Точно также как ее политика, экономическое развитие - уяснить процессы, происходившие в сфере культуры.

    Объектом предлагаемого исследования является менталитет голландцев периода «золотого века голландской культуры» - конца XVI -конца XVII веков.

    В своем исследовании мы исходим из определения понятия менталитета (или ментальности), которое принято в социологической и культурологической науке последнего десятилетия, как исторически формирующегося образа мышления, в котором выражается специфика восприятия обществом социальной и природной действительности, проявляющейся в моральных нормах, искусстве, философии, социальных и гуманитарных науках [64, 880]; как совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе. [53, 516].

    Несмотря на то, что содержание термина разъяснено, некоторые культурологи признают, что менталитет - «трудноопределимое понятие» [77, 300]. И социологи, и культурологи напрямую связывают менталитет с традициями культуры, хотя и этот «социальный феномен трактуется неодинаково» [64,136]. «Общепризнанно, - пишут авторы «Социологии»,- что культура - исключительно сложное по строению и многоплановое по факторам развития историческое явление, регулирующее жизнедеятельность крупных обществ - народов» [64, 140]. Известно более 150 определений культуры, проанализированные А.Кребером и К.Клакхоном [13, 90], и разделенные ими на несколько таких определений, как описательное, историческое, нормативное, психологическое и структурное. Многие из них близки содержанию менталитета. Например, культура - это верования, нравственность, обычаи, привычки; это социально унаследованный комплекс убеждений, составляющих ткань нашей жизни; это - обычаи, установки, поведенческие реакции; это - социологическое обозначение поведения, которое усваивается каждым новым поколением путем обучения у взрослых; это - организованная повторяющаяся реакция членов общества, наученное поведение, которое передается по наследству членами общества; это -относительно постоянное нематериальное содержание, передаваемое в обществе посредством процессов обобществления. Понятие ментальности общества близко и к понятию «общественное мнение». Но как утверждают социологи, и «в социологии

    вряд ли найдется другая категория, содержание которой было бы столь размыто, сложно, и вызывало бы такие горячие споры» [65, 286]. Но бесспорно одно - культура, общественное мнение и ментальность отражают общественное сознание, и являются порождением определенных условий жизни людей. Карлин А.С. в «Культурологии» (2003г.) писал: «Способность культурной формы оказывать воздействие на общество означает, что это «силовое поле» - будем называть его смысловым или ментальным - выходит за пределы данной культурной формы (например, как это происходит с электрическим полем...) и захватывает лежащие вокруг нее «окрестности» культурного пространства. Ментальные поля, окружающие различные культурные формы, накладываются друг на друга и образуют общее ментальное поле, которое пронизывает все пространство, занимаемое какой-либо национальной культурой или некоторым социокультурным миром... Оно «подгоняет» различные культурные феномены друг к другу, укладывает их в общий культурный контекст, подводит под них общий фундамент. Благодаря образованию ментального поля разнородные, имеющие разное происхождение, заимствованные из других культур знания, ценности, регулятивы интегрируются в более или менее целостную систему... Ментальное поле - это тот «дух культуры», который так часто поражает чужеземцев, пытающихся в ней разобраться. Под действием ментального поля в обществе вырабатывается характерная для данной культуры совокупность представлений, жизненных установок людей, которая определяет их общее видение мира... Менталитет -есть проекция ментального поля культуры на психику людей» [36, 213]. Утверждение, что «менталитет - это психология наций», - можно прочитать и в «Новейшем словаре иностранных слов» [53, 516]. Иногда его называют «наследственной народной душой» [40,110].

    Говоря об единстве и разнообразии культур, и, признавая существование культурных универсалий, социологи считают, что хотя культура представляет ориентиры повседневной жизни, у разных обществ они различны. То, что в одних обществах рекомендуется или является обязательным, в других не рекомендуется и запрещается [13, 103]. Каждая культура вырабатывает свои собственные установки, ценности и нормы поведения, соотношения индивидуума и коллектива. Нравы и обычаи, являющиеся частью ментально-сти, как и нормы и ценности, являются компонентами культуры. Говоря о

    социологическом понимании культуры, авторы «Социологии» отметили, что в ходе исторического развития, общество расширяет культурно-семантические рамки, сохраняя при этом духовные ценности прошлого. «Нормы ограничивают и контролируют нас так незаметно, что мы с трудом осознаем их существование. Как рыбы в воде, мы настолько погружены в свою собственную культуру, что нам необходимо расстаться с ней, дабы осознать сам факт ее существования», - справедливо заметил Д.Майерс[49; 237]. С этой «своей собственной культурой» или ментальностью Г.Лебон связывал такие понятия, как «законы наследственности» или «врожденные представления», называя их верованиями. «Самые простые и ничтожные изменения в верованиях, - писал он,- требуют, однако, целого ряда лет, чтобы укорениться в народной душе...Верование влияет на поведение и поступки людей, и, следовательно, обладает действительной силой, лишь, когда оно перешло в область бессознательного, чтобы там образовать прочный осадок, называемый чувством. Тогда оно обладает существенным характером повелительности и недоступно влиянию анализа и критики... У коренившееся верование в конце концов создает сходство между настроениями умов, аналогичность между последовательными суждениями, оно кладет свой отпечаток на все элементы цивилизации. Общее верование составляет самый могущественный фактор для образования национального духа, национальной воли, и, следовательно, единства в направлении чувств и идей народа.. .Коллективное верование соединяет все индивидуальные маленькие желания в одно целое, заставляет народ действовать, как действовал бы один человек» [44; 95-96]. К такому же выводу пришел и А.С.Карлин: «Менталитет укореняется в бессознательных глубинах человеческой психики и его носителям удается осознать его содержание ценой специальных усилий. Ментальные установки обычно кажутся человеку чем-то само собой разумеющимся, и он просто исходит из них в своем мышлении и поведении, не отдавая себе отчета, почему он мыслит и действует так, а не иначе» [36, 214]. Ю. Г. Волков считал, что культуру можно рассматривать как систему согласованных мнений.[13, 106]. Если общественное мнение чаще всего касается спорных вопросов, и связано, поэтому с сиюминутными общественными проблемами, то ментальность можно назвать общественным мнением, освященным вековыми традициями. По словам Карлина, менталитет представляет собой общественное явление, ко-

    торое выступает как независимая от отдельных людей социокультурная реальность [36, 214]. Близко к этому охарактеризовал еще в 1893 году Э.Дюркгейм социальную солидарность, основанную на полном растворении индивидуальных сознаний в «коллективном сознании», когда общественная мораль, образцы семейной жизни, обычаи и обряды выполняют роль сдерживающего фактора. Он считал, что это система, сформированная объединением индивидов, которая приобретает свойства реальности со своими собственными ярко выраженными характеристиками [13, 26].

    Менталитет напрямую связан с аспектами группового сознания общества. Для историка человек - это индивид, со сложившимися исторически сформированными социальными качествами и обусловленным поведением. Уже в начале XX века об этом писал Г. Лебон, считая, что нельзя хорошо понимать историю, не имея ввиду, что мораль и поведение отдельного человека отличаются от морали и поведения того же человека, когда он представляет часть коллектива, который способен поддержать общие интересы. «Инстинкт толпы отличается всегда глубоким консерватизмом и способностью защитить общие интересы расы». [44; 105] Такого же мнения придерживался и А.А.Сванидзе, отмечая, что индивидуальное начало человека всегда вторично, производно по отношению к родовому - психофизическому и общественному. Это не вызывает сомнений ни у психологов, ни у культурологов. По мере укрупнения общества и все большего разделения в нем труда и функций, «своя» общность становится все более мелкой, специализированной долей целого, а групповое сознание - многослойным, включая пласты этнокультурного наследия, менталитета эпохи. « Главным признаком живой общности я считаю именно ее «очеловеченность»: то, что она имеет в своей основе личное повседневное взаимодействие... Малая живая общность предстает как форма ограниченного взаимодействия личностей между собой, личности и группы (коллектива), группы и всего общества» [61;7-8]

    Социокультурная идентичность членов общества, близкая содержанию ментальности, входит в традиционное определение понятия общества. Говоря об этноцентризме и коллективном самосознании, Ю.Г.Волков писал: «Обычаи, присущие обществу, настолько глубоко укореняются в нашем сознании, что кажутся второй натурой... Проявление этноцентризма можно обнаружить в семьях, племенах, колледжах, братствах, бизнесе, церквях и по-

    литических партиях...Чувство групповой гордости способствует росту солидарности и стабильности» [13, 106].

    Так как менталитет связан с психологией масс, поэтому его эволюцию (историю ментальности) иногда справедливо называют «исторической психологией» или, даже «психоисторией» [2 8; 7]. Таким образом, менталитет влияет на поведение людей, отражающее сущность того общества, к которому они относятся, а, следовательно, - помогают понять крупномасштабные социальные процессы. Менталитет влияет в том числе и на сложение общественных идеалов, которые могут быть уже непосредственно связаны с историческим событием, так как часто руководят поведением людей. Поэтому историческое событие является и результатом длительной «работы среды», в которой оно созревает.

    На сложение менталитета и его динамику оказывают влияние как временные, так и стабильные общности. Ведь и те, и другие обладают признаками единства их членов - в ритуалах и поведении. В Голландии особенно большое значение имели стабильные общности, такие, как сельская община, цехи, гильдии, духовные братства. Они имели четкую организацию и широкий состав. В их коллективной среде и формировались ценностные ориентации, проверенные временем связи, нравы, представления и вкусы, эмоции и чувства. Как правило, человек входил одновременно в несколько общностей. Христианство в социальной психологии закрепило родственную модель общинного менталитета, так как его нормой стало братское отношение к ближнему - единоверцу. Общие цели и задачи, ритуалы, стиль, этикет и другие знаки социального отличия укрепляли единство группы, помогали формировать групповой патриотизм, и групповые предрассудки, создавать нормативные образы своей общности. Сюда можно отнести и совладение имуществом, привилегиями, правами. Это были необходимые, уместные и закономерные формы поведения и общественной коммуникации. В повседневной реальности общность соединяла в равновесии интересы общественного устройства и индивида. Идеалы, интересы, ценности и представления делали общности субъектами исторического процесса, отражаемого культурой.

    Предметом исследования являются культурные феномены Голландии конца XVI - XVII веков. Прежде всего, в диссертации рассматриваются многочисленные произведения изобразительного искусства: портреты (многофи-

    гурные, индивидуальные, парадные и камерные), картины, изображающие исторические события, жанровые произведения, интерьеры, пейзажи (деревенские и городские виды, марины, баталии), натюрморты. Кроме них - народные традиции, поэзия, свидетельства деятельности таких общественных организаций, как камеры риторов.

    Степень изученности темы. Один из крупных российских специалистов истории Голландии А.Н. Чистозвонова, так писал о социально-экономическом развитии повседневной жизни Голландии XVI-XVII веков: «Практически мы лишь приступаем к исследованиям по такой проблематике, слаба и источниковая база для них. Невелики заделы по ней и в нидерландской литературе». [84; 38] Он отмечал, что освободительная война, серии тяжелых внешних и колониальных войн на протяжении всего периода становления и расцвета Голландии в XVII веке, ломка и деформации социальных и экономических структур, создавали пестрый хаос переходных и промежуточных категорий. Они с большим трудом поддаются типовому анализу, обобщениям, статистическим подсчетам, приводят к противоречивым оценкам и выводам [84; 37-38]. Изучение исторической, культурологической и искусствоведческой литературы по Голландии второй половины XVI - XVII веков помогло выявить далеко неоднозначный менталитет голландцев, подверженный многим испытаниям в то бурное время.

    На протяжении многих лет, начиная с XVII века, голландское искусство было предметом внимания многочисленных исследователей. Однако почти всех интересовали проблемы собственно самих произведений искусства: атрибуции картин, анализ средств и способов письма, становление отдельных жанров, разнообразие тем внутри жанров, биографии художников. Это позволило собрать для нашего исследования обширный материал артефактов.

    Историографию нидерландского искусства можно начинать уже с 1604 года, когда вышла знаменитая «Книга о художниках» Карела ван Мандера, значение которой сравнивают с «Жизнеописаниями» Джорджо Вазари. Однако, несмотря на то, что Ван Мандер назвал произведения живописи «бытовой историей» [10; 15], собранный им материал о художниках был подан им описательно. Этому же принципу следовали и другие ранние «биографы» голландского искусства. Так, в 1637-41 годах в Амстердаме была опубликована «Живопись древности в трех книгах» Францискуса Юниуса; вскоре, в

    1642 году была напечатана речь в похвалу живописи, которую произнес в Лейдене в день св. Луки, 18 октября 1641 года, художник Филипс Ангел [101; 60]; в 1678 году Самуэлем ван Хоогстратеном в учебнике для художников «Введение к высшей школе живописи» была сделана попытка некоторой систематизации. Он, наконец, разделил живопись на категории в зависимости от тематики: пейзажи, «кухонные изображения» и натюрморты относились к наименее ценным, по сравнению с произведениями так называемого исторического жанра, жанровые произведения - к категории «современные забавы».

    В 1699 году вышел объемный труд ( более 450 стр.) Роже де Пиля « Краткое жизнеописание художников», в 1721 году - «Большой театр нидерландских живописцев» Арнольда Хоубракена, одного из ранних биографов

    Щ художников XVII века. Хотя в его сочинениях было много ошибок и неточ-

    ностей, все- таки его труд явился одним из важных источников для последующих исследователей. В 1729 году вышло «Жизнеописание нидерландских художников» Кампо Веймарна. В связи с большой популярностью голландского искусства в Европе XVIII века, первый президент лондонской Академии художеств Джошуа Рейнольде в 1770 -х годах посвятил голландским художникам свои лекции, где несмотря на свои традиционные для этого времени классицистические, не соответствующие демократическим произведениям вкусы, высоко оценил искусство «малых голландцев».

    ? Уже в это время одной из проблем изучения голландского искусства

    являлось отсутствие достоверных документальных сведений о художественной жизни Голландии. Большинство городских и церковных архивов было уничтожено в ходе 80-летней освободительной войны и биографы художников последующего времени были вынуждены часто опираться на недостоверные сообщения - устные предания и случайные заметки, где неточности были неизбежны.

    В XVIII- первой половине XIX века исследователи накапливали информацию о голландских художниках: собирали ее, изучая коллекции, классифицировали по жанрам и направлениям. К таким трудам можно отнести книгу Р. Ван Ейндена и А. ван Виллигена о голландских художниках (1816г.) и, конечно, Джона Смита, издавшего «Каталог наиболее знаменитых голландских и фламандских художников» в 9 томах в 1829-42 годах.

    10

    В 1858-60 годах в Париже вышла монография Т. ван Вестрина "Ян Стен. Этюды по искусству Голландии", а также очерки Торе Бюрже, посвященные музеям Голландии. Лишь с середины XIX века многие исследователи стали связывать развитие искусства с теми историческими изменениями в экономике и политике, которые происходили в это время в стране. Такой подход звучит вполне современно, поэтому эти исследования в большой степени помогли нам в рассмотрении вопросов о менталитете голландцев.

    Заметную роль в становлении интереса к Нидерландской истории и культуре сыграл Шарль де Костер, издавший «Фламандские легенды», автор «Легенды о Тиле Уленшпигеле». В 1850 году он прослушал в Брюссельском университете курс лекций профессора Альтмейера по истории Нидерландской революции. На него повлиял и труд американского историка Мотли «История Нидерландской революции и основания Республики Соединенных провинций», вышедший в 1856 году. С 1865 года были изданы отдельными брошюрами, а в 1880году - полностью, тексты лекций выдающегося французского философа, историка, психолога, теоретика искусства и литературы Ипполита Тэна «Философия искусства», где он одну из больших глав посвятил искусству Нидерландов XVI-XVII веков. В них он отметил, что каждому из периодов в развитии искусства, как правило, соответствует особый исторический период. Здесь, как и везде искусство переводит жизнь на свой язык; талант и вкус живописца изменяются в одно и то же время и в одном и том же направлении с нравами и чувствами общества. «Подобно тому, как всякий геологический переворот приносит с собою свою особую флору и фауну, так точно и каждое крупное общественное и умственное изменение приносит с собою свои идеальные фигуры. В этом отношении наши художественные музеи подобны естественно-историческим, потому что создания воображения, точно также, как и живые формы, являются и произведениями, и представителями своей среды».[70; 146] Он оценил реализм работы голландских художников: «Национальный инстинкт требует изображение действительного человека и действительной жизни так, как видят их глаза: мещан, поселян, скот, мелочные лавочки, харчевни, комнаты, улицы, пейзажи. Их не нужно изменять,., чтобы облагородить, одним уже своим существованием они возбуждают интерес... Понимаемая так живопись вольна изображать хозяйку, сидящую за пряжей, столяра, стругающего рубанком на вер-

    11

    стаке, хирурга, перевязывающего руку какому-нибудь мужику, кухарку, вдевающую на вертел живность или дичь, богатую барыню, которой подают умываться, все домашнее житье-бытье, от каморки и до гостиной,..карточную игру, мужицкую гульбу, катанье по замерзшему каналу на коньках, коров на водопое, барки на море». [70; 187].

    В противоположность такому мнению, в 1876 году Эжен Фромантен в книге «Старые мастера» хотя и признавал, что портреты Равестейна, Хальса, Ван дер Хельста и Флинка «сами по себе являются очень ценными историческими документами»[75; 132],однако был в отчаянии от жанровых картин голландцев: «Никакой изобретательности, никаких сцен, выходящих за пределы жизни полей или городов, которая глазами художников того времени представлялась как жизнь однообразная, плоская, вульгарная, лишенная исканий, страстей и подчас даже чувств. Пьянство, курение, танцы, ласки, расточаемые служанкам, - ведь не это же можно назвать редкими и привлекательными происшествиями! Доить коров, водить их на водопой, нагружать возы сеном также не представляется заметным явлением в деревенской жизни. . .Так и хочется спросить этих беззаботных и флегматичных художников и сказать им: разве нет в вашей жизни ничего нового? Ни в хлевах, ни на фермах, ни в домах? Была буря - она ничего не разрушила? Гремел гром - молния не поразила ваши поля?...Рождаются дети - вы не празднуете?...Разве у вас никогда не плачут?...Все вы страдали и сострадали чужой невзгоде, видели своими глазами раны, горести, все бедствия человеческой жизни; но откуда видно, что у вас самих были дни нежности, горя и неподдельной жалости? Распутство, пьянство, грубость, гнусная лень, объятия, похожие на драку, тумаки,.. Вы любите детей: их секут, они кричат, гадят в углах. Вот картины вашей семейной жизни». [75; 133-135] «Каталоги просто приводят в отчаяние незначительностью тем и их неопределенностью».[75; 136]

    В 1870-х годах Р.А Виллинген издал в Гарлеме книгу «Художники Гарлема. Заметки по истории гильдии св. Луки», немного раньше - книга о голландских художниках Ч. Бланка. В 1877 - 90 -х годах Д.О. Обреен выпустил в Роттердаме «Архив Нидерландского искусства» (в 7 томах), а в 1879 -81 гг. Х.Хавард издал в Париже «Искусство Голландских художников» (в 4 томах). В 1880-х годах- вышли работы Вильгельма Боде, А.Бредиуса, Эмиля Мишеля, в 1890-х - Адольфа Розенберга, Я.С. ван Дюка (1895 г.)

    12

    По существу голландское искусство начали изучать лишь в XX веке, когда было издано большое количество монографий, сборников статей и альбомов как об отдельных художниках, музейных собраниях, так и по самым разнообразным узким вопросам, как например, "Живопись голландского натюрморта в 17 веке" (Н. Бергштрем, 1956г.), "Искусство эмблематики 17в." (каталог выставки 1981г.), "Изобразительное искусство и литература» (Ге-рард Бром, 1937 г. и Гудлаугсон,1938 г.), "Музыка в живописи" (Фишер. 1975, Эмбер. 1984 г.), «Бытовые образы в западноевропейской живописи» XV - XVII вв.» (Соколов. 1994 г.).

    В 1903-1905 гг. вышел труд крупнейшего практика и теоретика атрибуции X. де Грота «Подробный критический каталог произведений выдающихся голландских художников XVII века» в 10 томах, который явился фундаментом, на котором основывается изучение творчества этих мастеров до сих пор. С голландским искусством связаны имена таких крупных исследователей как Боде, Мартин, Плич, Хепнер, Бергштрем, Слайв, Розенберг, Гудлауг-сон, Виленский, Хаак, Вриз и многих других. Крупным исследователем проблем связи голландского изобразительного искусства, литературы и театра был Гудлаугсон, издавший монографию «Исследование иконографии голландских художников и театра 17 века» в 1938 году знаменитую монографию «Иконография голландской живописи и театр XVII века», заставившую по-новому посмотреть на тематику голландской живописи. Подлинной энциклопедией жизни мелкого и среднего буржуа назвал жанровую живопись М.Мойзер (1967).

    Одним из основополагающих трудов явилась книга Слайва, Розенбер-га и Кюле «Голландское искусство и архитектура 1600-1800 гг.», изданная в 1966 году, которая послужила основой для многих более поздних монографий. В 1978 г. вышел справочник о многих художниках Кристофера, Райта, а в 1984 г. - объемная монография Боба Хаака, включившая 1100 иллюстраций, в которой автор рассмотрел развитие изобразительного искусства и в том числе в историческом контексте, отмечая особенности становления голландских городов этот период. Он опирался на труд В.Ниихоффа «История городов Северных Нидерландов до конца 18 века», изданную еще в 1894 г. (Гаа-га,1953 г.).

    13

    Практически все исследователи голландской культуры XVII века отмечают прежде всего влияние на нее роста национального и исторического самосознания. Так, в своей работе «Изучение иконографии голландской живописи и театра 17 века», изданной в 1938 году, Гудлаугссон писал об «историческом осознании», которое с небывалой силой сформировалось в это время у молодого поколения художников и о стремлении их к передаче жизненной правды.[110; 12]. «Достигнутая независимость высвободила голландский дух, и последующие годы показывают рост национального самосознания и стремление развивать свою индивидуальность». [91; 4]. Многие из них отмечали, что освобождение из-под гнета Испании вызвало к жизни искусство нового содержания и назначения, развивавшееся по общим для всей Европы законам, но поставившее вровень с этими законами проблему национальной самобытности. Художники как бы оглянулись вокруг и как бы впервые открыли для себя красоту родной природы и городскую суету, уют домашнего очага и веселье пирушек в кабачках. Они увидели человека в его повседневной жизни.

    Многочисленные исследователи голландского искусства проделали огромную работу по выявлению произведений, их атрибуции и классификации. Огромное значение имеет и то, что почти всегда такие труды сопровождались альбомами с иллюстрациями, часто большого объема (доходящей иногда до 1000 репродукций), включающими произведения из частных коллекций. С годами исследователи обнаруживали все больше многообразных тенденций внутри жанров, выявляли все более сложные их истоки. Хотя картины являлись источником подлинной информации для историков архитектуры, костюма, дизайнеров интерьеров, исследователей бытовых вещей, однако бытийная, внехудожественная, ментальная сторона жизни «выпадала» из поля зрения исследователей.

    Основой для исследования эволюции ментальности явились труды по истории Голландии отечественных ученых, а также многочисленные вводные статьи зарубежных авторов в монографиях о голландском искусстве, которые, в свою очередь, опирались на такие работы, как книга Р.Гейла «История Нидерландов» в 3-х томах(1930-37гг.), «Голландская культура в 17 веке и другие заметки» Я Хуцинга (1933г.), работа К.Р. Боксера «Голландская морская империя 1600-1800 гг.» (1965г.), «История Нидерландов» (Лейден,

    14

    1966-71гг.) «История Нидерландов. Изучение истории Нидерландов», книга К.Х.Д. Хале «Голландия в 17 веке» ( Лондон, 1972 г.), Я.Л.Прайса «Культура и общество в Голландской республике в 17 веке» (1974г.), «История Нидерландов в 15 томах,( 1977-83 гг.),- «Экономика Кальвинизма и Голландское искусство 17 века», ( 1979 г.). [*1] Базовым источником для многих историков Голландии 3-х томная публикация И.Г, ван Диллена о профессиональной жизни и цеховом строе Амстердама, содержащая свыше 4500 документов, (изданы в 1929,1933, переиздана в 1974). Ряд зарубежных исследований посвящен художественной среде. Например «Жизнь голландских художников в XVII веке» (1905) и «Социальная история искусств» в 2-х томах, (Лондон, 1962) А.Хаузера, «Характер и поведение художников от античности до Французской революции» Р. и М.Виттковеров (Нью-Йорк, 1963), «История Гильдии св.Луки в Нидерландах» Т.Я. Хоогеверфа (Амстердам, 1947) или «Амстердамская ги льдия св. Луки в XVII веке» И.Х. ван Игена (1969), «Гильдия св. Луки в XVII в. и экономический порядок в среде художников» (1970г.).

    К сожалению, отечественная историография уделяет недостаточно внимания общим вопросам культуры Голландии, кроме изобразительного искусства. В русском искусствоведении голландскому искусству этого периода много внимания уделил Б. Р. Виппер, посвятив ему свои знаменитые труды - «Становление реализма в голландской живописи XVII века (1957 г.) и «Очерки голландской живописи эпохи расцвета» (1962 г.). Ряд статей посвятили голландскому искусству Ю.И. Кузнецов, М.В.Линник, И.Минкин, Я..Розенберг, М.С.Сененко, М.Н.Соколов, Я.Ю.Фехнер, в которых подробно рассмотрены разнообразные школы, направления, этапы творчества художников.

    В нашей стране одним из крупных исследователей голландской истории является А.Н. Чистозвонов, много лет ведущий этот раздел в исторических сборниках, и опубликовавший целый ряд исследований, в том числе касающихся менталитета голландцев в рассматриваемом периоде времени: такие статьи как «Социальная природа нидерландского бюргерства при федерализме в переходный период от феодализма к капитализму» (1979), «Голландский город в зеркале «Информации» 1514 года» (1993)», «Социальный состав Гаагского Патрициата 1572-1700 гг.» (1994), «Амстердам в XV-XVII

    15

    с ты

    вв.: социально- экономическое развитие и повседневная же нову его трудов легли, в том числе, вышеупомянутые раб лена о профессиональной жизни и цеховом строе Амстердам ты знатока архивных документов ЯЗ. Элиаса и публикации (1985), который проанализировал в хронологически - ген следовательности архивные материалы 253 семейств, XVII веках.

    Замечательным подспорьем при исследовании цев послужили основательный труд Ф.Броделя «Материальная Экономика и капитализм»( 1992г.) Э.Бааша «История тия Голландии XVI-XVIII веков» (1949г.), М. де Мейера. стический, аллегорический и сатирический лубок и лубочная Нидерландах XV-XIX веков» (1970г.), статьи И. Н. ГроздоЕой ной (1973, 1977 гг.), а также исследования по истории театра, литературы, костюма помогли уяснить народные ландов.

    Важное значение при исследовании ментальности им занные с проблемами отношении? человека и общества, которые привлекали внимание научной мысли на протяж летий. В настоящее время, как известно, в среде представителей ческой науки возрастает интерес к общественно-историческим аспектам и связям человеческой психики. В числе первых тельных социально- психологических теорий второй полов XX веков были «психология народов» М.Лацаруса и В. гия масс» Г.Тарда и Г.Лебона. Так, например, Г.Лебон в раротах ных психологии масс рассматривал такие проблемы, как (убеждений) на представления и суждения человека, ваний нравственных понятий, взаимодействие между дениями и запросами современной жизни. «Надо было бы ностях повседневные мнения и суждения, которые мы ду всяких вопросов, - писал он, - Эти мнения, которые мы бодными, внушены нам окружающей средой,., принимаются нами во всей своей совокупности чаще всего без какого-нашего разума.. .Главнейшие источники наших идей в

    знь» (1997).В ос-И.Г. ван Дил-а, а также рабо-Х.П.Фолтинга балогической по-bXVI-

    проживавших

    ментальности голланд-цивилизация. экономического разви-Сборник «Реали-литература в и М. И. Реши-Заш дноевропейского традиции Нидер-

    ЛИ И ТруДЫ, СВЯ-

    психологии наций, ении многих сто-психологи-культурным наиболее значи-шы XIX - начала , и «психоло-, посвящен-верований образо-

    традйционными убеж-изучить в подроб-произносим по пово-считаем столь сво-или отвергаются участия в том отношении наших ос-

    Вунцета,

    влияния

    нас л ер ;ственное

    либо

    16

    новных понятий надо искать в наследственности...Поэтому идет ли речь об учреждениях, верованиях, искусствах или любой стороне цивилизации, мы всегда находимся под давлением среды и в особенности - прошлого...Чтобы выяснить значение влияний наследственности, врожденности, надо рассмотреть совершенно определенные элементы цивилизации, например, искусства» [44; 109]. О способности нашей психологии, социального поведения и культуры изменяться в зависимости от места и времени писали многие, но в работе Т.Г.Дилигенского «Социально-политическая психология» мы нашли важное положение «ни одна из существующих дисциплин не рассматривает макросоциальный уровень психологических отношений и процессов как особую сферу психической жизни людей, обладающую своим собственным системным единством и своими специфическими механизмами и закономерностями». Можно сказать, что «мозговая атака» на эту сферу ведется с разных сторон и в разных, часто пересекающихся направлениях, не имея четко выявленных стратегических целей. Между тем такая цель существует и уже дпвно осознанна научной мыслью. Примерно ее можно сформулировать так: познание психической жизни людей одновременно как продукта и движущей силы функционирования и развития общества»[28; 13

    Таким образом, анализ вышеперечисленных трудов в совокупности с главным источником информации - собственно произведениями искусства (главным образом, живописи и графики) позволил собрать достаточно большой объем информации, чтобы проследить эволюцию ментальности голландцев рассматриваемого периода.

    Цели работы. Опираясь на созданные в XVII веке произведения искусства (на основании анализа их количества и тематики), другие культурные феномены, а также на спектр социокультурных, экономических феноменов, формирующих менталитет голландцев конца, мы поставили целью проследить эволюцию их ментальности. Кроме того, целью работы явилось и стремление доказать, что в нашем случае ( а именно при рассмотрении ментальности голландцев этого периода) культурные феномены, в частности, искусство, состоятельны как исторические источники.

    В ходе исследования решались следующие задачи:

    17

    Список литературы
  • Список литературы:
  • *
  • Стоимость доставки:
  • 250.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины