Музыка в современный социальный дискурсах :

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • Музыка в современный социальный дискурсах
  • Кол-во страниц:
  • 127
  • ВУЗ:
  • МГИУ
  • Год защиты:
  • 2010
  • Краткое описание:
  • Введение... 3

    Глава 1. Теоретико-методологические предпосылки

    изучения музыки как социокультурного феномена... 22

    1.1. Особенности исследования музыки в дискурсе социально -гуманитарного знания... 22

    1.2. Социокультурная музыкология Т.Адорно... 40

    1.3. Особенности развития музыкальной культуры в

    современном социальном пространстве... 48

    Глава 2. Музыка в дискурсе коммуникативности и

    социализирующих практик... 60

    2.1. Музыка в контексте социокультурных взаимодействий... 62

    2.2. Образование как культурно-трансляционная система и музыка... 71

    2.3. Музыка и молодежные досуговые практики... 100

    Глава 3. Музыка в социальных дискурсах утилитарности и

    гедонизма... 118

    3.1. Музыка и власть: идеологический дискурс... 118

    3.2. Музыка в структуре производственно-утилитарных

    практик... 131

    Заключение... 139

    Список литературы... 142
    Введение



    3 ВВЕДЕНИЕ

    Проблема исследования и обоснование ее актуальности. XX

    столетие стало поистине веком тотального наступления музыки «по всем фронтам». Обретая все новые и новые виды, формы и жанры, получая в свое распоряжение все более совершенные, поистине фантастические технические и технологические возможности, музыка - во всем ее многообразии и неоднородности - легко преодолевая реальные и виртуальные границы, стала одним из атрибутов современного глобализирующегося мира. С трудом можно найти сегодня иные примеры социальных феноменов, сопоставимых с музыкой по степени экспансивности (а нередко, и агрессивности), по масштабам проникновения во все «поры» общественного организма.

    Вслед за современными исследователями данного феномена, можно отметить, что «мы являемся свидетелями наиболее масштабного омассовления сферы музыки за всю историю ее существования. ...Музыка в своих самых разнообразных проявлениях заявляет о себе практически во всех сферах жизни современного общества, что позволяет говорить о подлинной музыкальной пандемии... Происходящие качественные изменения привели к формированию ранее не существовавшего социокультурного образования — звучащего, «омузыкаленного» социума»1.

    Несомненно, что сам по себе этот факт, являясь данностью (и это как раз тот случай, когда вспоминается известное «времена не выбирают»), вызывает весьма различное к себе отношение, порождает весь спектр оценок — от восторга, преклонения, готовности к «денному и нощному» полному «погружению» в это звучащее пространство у одних до «криков о помощи», роста массового потребления приборов под

    Массовая культура. -М.: «Альфа-М», 2004. С. 142

    4

    названием «беруши», взывания голосом поэта: «...тишины хочу, тишины...», со стороны других.

    Такая реальность, постоянно данная нам в ощущениях в течение уже не одного десятилетия, несомненно, не могла не стать предметом самого пристального внимания и обсуждения. Дискуссии — как на уровне бытовом, повседневном, так и на уровне научной рефлексии -развернулись весьма острые, а иногда и просто жесткие. Предметом споров, обсуждений, анализа стали самые разные аспекты бытия музыки «в человеке», человека в музыкальном пространстве, музыки как таковой и как элемента социума и т.п. Что такое музыка сегодня и каковы тенденции ее развития, изменения, чем музыка дня сегодняшнего отличается от того, что складывалось и проверялось в ней веками, какое место в современном социокультурном пространстве музыка занимает и какое должна (^или, напротив, имеет право) занять - все эти и смежные с ними вопросы образовали своего рода проблемное поле, на котором, как уже отмечалось, сошлись носители весьма различных подходов и позиций.

    Оставляя в стороне огромный материал, который, в рамках этой тематики, накопился на страницах прессы, в популярных музыкальных и молодежных изданиях (что само по себе может быть предметом отдельного и весьма интересного анализа), мы обратимся к рассмотрению данного феномена как объекта научно-культурологического анализа, когда должны быть «вынесены за скобки» личные симпатии и антипатии (возникающие неизбежно, когда речь идет о том, что рядом с тобой ежедневно, если не ежечасно), когда «крик души», как и ее восторг, не могут рассматриваться как верные ориентиры в исследовательском движении.

    Несомненно, что анализ проблемы «музыка в современном мире» предполагает сопряжение различных научно-дисциплинарных подходов и методологий, среди которых, несомненно, особое место принадлежит

    5

    собственно музыковедческому, искусствоведческому рассмотрению вопросов, связанных с особенностями современной музыки, с теми изменениями, которые обнаруживают себя как в системе под названием «современная музыка» в целом, так и в ее отдельных подструктурах (например, во взаимодействии автора - исполнителя — слушателя, приоритетности тех или иных стилей и жанров в современном музыкальном творчестве и т.п.). Т.е. данный исследовательский вектор подразумевает детальное, и, прежде всего «изнутри», изучение имманентных характеристик рассматриваемого феномена как явления эстетического, как одной из важнейших составляющих современного художественного пространства.

    Однако, что уже отмечалось выше, музыка (подобно любому другому художественному явлению), являясь феноменом не только ¦ эстетическим, но и в полной мере социальным, взшшозависимым с другими подсистемами общественной структуры, не может быть в полной мере понята, объяснена, интерпретирована вне ее рассмотрения в существенно более широком, чем собственно художественное, пространстве - пространстве социальности. Именно такого рода контекстуальный анализ определил исходные ориентиры для данного диссертационного исследования, которые были конкретизированы выделением ряда значимых именно для современности позиций.

    Одна из них связана с пониманием того, что собственно позволяет говорить о проблеме бытования, функционирования музыки в сегодняшнем социокультурном пространстве как о действительно актуальной, непериферийной теме для современного социально-гуманитарного осмысления. На наш взгляд, это связано, как минимум, с двумя обстоятельствами. Одно из них - уже упомянутая выше масштабность рассматриваемого социального феномена (что, несомненно, должно задавать и адекватный масштаб его научного

    6

    анализа). Второе связано со значимостью местоположения (в объективном измерении), позиционирования (целенаправленно сформированного) музыки в современной социокультурной «системе координат», что в совокупности определяет весьма высокую степень влияния музыки как современного социального феномена на множество смежных, а точнее говоря, — сопряженных с ним, других социокультурных явлений и процессов.

    Обе эти позиции проецируются, в свою очередь, на необходимость рассмотрения процесса функционирования музыки в современном социокультурном пространстве с учетом его собственной многомерности, гетерогенности. В частности, это влечет за собой понимание того, что эффект «присутствия» музыки как социально значимого феномена может по-разному проявляться на различных уровнях общественного бытия человека - скажем, на уровне макросоциальном (например, в рамках уже упомянутого процесса глобализации, в системе межнациональных, межкультурных и пр. контактов и т.п.), в социально-групповом пространстве (например, в процессе формирования групповой символической атрибутики, в выработанной группой иерархии ценностей и пр.), на уровне личностного бытия и самоопределения (к примеру, в структуре индивидуального культурного потребления, в досуговом пространстве и пр.). Задавая такого рода контекстуальную многомерность, множественность «систем координат» для осуществления анализа, исследователь потенциально обеспечивает последующую, «на выходе», социокультурную объемность рассматриваемого феномена.

    Еще одна исследовательская проекция, другое возможное структурирование поля социального бытования музыки, значимое с учетом представленных выше посылок, - это возможность и необходимость рассмотрения данного феномена в контексте различных социокультурных практик. Несомненно, что к такого рода практикам

    7

    должны быть отнесены как собственно эстетически-художественные, так и другие, образующие многомерное полотно современной общественной системы. Именно этот, последний аспект был выделен нами как предмет специального анализа в данной работе.

    Не погружаясь пока в детали такой постановки вопроса, отметим лишь в качестве предварительного замечания, что музыка - феномен, который ассоциируется нами, прежде всего, со сферой искусства, с художественным творчеством, - с момента своего возникновения и на протяжении многих веков выполняла множество функций, лежащих далеко за пределами собственно эстетических исканий человека. Возникнув на ранних этапах человеческой истории как значимая компонента совместной, общественной жизнедеятельности, музыка изначально была включена в практики, более связанные с выживанием, чем с проявлением собственно чувства прекрасного, с эстетическими наслаждениями человека.

    В современном «пан-музыкальном» мире мы также можем с полным основанием говорить о данном феномене не только как о явлении художественном, эстетическом, принадлежащем лишь области искусства, но также и как о феномене социальной жизни в самом широком значении этого понятия.

    Обозначив социальную актуализированность обозначенной проблемы, необходимо также подчеркнуть и ее научно-теоретическую значимость. Последняя связана с тем обстоятельством, что, при наличии огромной собственно музыковедческой литературы, а также некоторого числа работ, посвященных социологии искусства в целом, изучение музыки как социокультурного феномена, в рамках детализированного рассмотрения социального и культурного контекстов ее развития, функционирования, взаимодействия с другими областями социокультурного бытия человека, как это ни парадоксально, пока

    8

    остается, скорее, исследовательской перспективой, чем полем развернутых, специальных исследований в сфере социогуманитарного знания.

    Аппелирование и сегодня, почти как к единственной целенаправленно профильной работе на эту тему, к ставшей классикой в области социологии музыки работе Т. Адорно (о которой, несомненно, необходимо более детально будет сказать и в нашем исследовании несколько позже), является наглядным свидетельством достаточно невысокой интенсивности развития социокультурной музыкологии, и особенно, в ее отечественной версии. А это, в свою очередь, не могло не отразиться на весьма ограниченной по масштабам результативности (имея в виду, прежде всего, именно само наличие работ по данной проблеме), что, на наш взгляд, выглядит достаточно парадоксальным, учитывая отмеченные выше реалии социокультурного развития современного общества.

    Особый акцент нам хотелось бы сделать на значимости собственно культурологического изучения обозначенной проблемы, поскольку данный вектор анализа представляется весьма продуктивным для рассмотрения многих ее аспектов и «срезов». Именно культурологическое осмысление процесса включения музыки как социокультурного феномена в структуру многообразных социальных дискурсов2, рассмотрение особенностей функционирования музыки во вне-музыкальном и, более того -преимущественно, в не- художественном пространстве современного социума, и стало проблемной зоной нашего анализа. Объективно происходящий процесс такого рода экспансии, а также сознательно-целенаправленное использование музыки в контексте различных социальных практик, проявление как позитивных, так и негативных сторон

    Понятие «дискурс» используется нами в данной работе в его широкой, социокультурной интерпретации, как характеристика того или иного вида «социального поля» деятельности, что получит дальнейшую конкретизацию в описании содержания главы 1.

    9

    данного процесса, требуют, на наш взгляд, его социально-контекстуального осмысления, понимания векторов, тенденций, трансформаций в его развертывании.

    Таким образом, исходя из социокультурной и научной актуальности проблемы контекстуального анализа музыки в структуре современных социальных дискурсов, мы можем уточнить, что

    Объектом данного исследования является музыка как социокультурный феномен, а

    Предметом - особенности бытования музыки в пространстве современных социальных дискурсов, рассмотренные в

    культурологическом измерении.

    Целью исследования является выявление средствами культурологического анализа характеристик и особенностей функционирования музыки в современном социокультурном пространстве, связанных с ее включенностью в различные виды социальных дискурсов.

    К задачам, позволяющим реализовать поставленную цель, были отнесены следующие:

    • Дать анализ основных подходов и направлений, сложившихся в социокультурной музыкологии, выявить наиболее существенные и эффективные для достижения цели данного диссертационного исследования;

    • Выявить специфику культурологического анализа феномена музыки с учетом методологических особенностей данной отрасли знания и особенностей рассматриваемого фактологического материала;

    • Выделить основные факторы, которые могут быть рассмотрены как значимые для понимания «местоположения» музыки в современном социокультурном пространстве, особенности ее взаимосвязи с другими элементами этого пространства;

    10

    • Дать анализ современных социальных дискурсов, в контексте которых происходит бытование музыки, акцентировав внимание на вне-художественных контекстах и выделив те, которые имеют высокую социальную актуальность;

    • Раскрыть особенности и тенденции функционирования музыки в современном социокультурном пространстве как характеристики, значимые для обоснования и реализации культурной, молодежной, досуговой политики в современном обществе.

    Степень разработанности проблемы. Теоретико-

    методологические предпосылки диссертации.

    Методологической основой диссертационного исследования стали положения, представленные в работах общекультурологического характера, раскрывающих и обосновывающих специфику культурологического подхода к изучению социальных явлений и процессов (Ерасов Б.С., Ионин Л.Г., Каган М.С., Кузнецова Т.Ф., Межуев В.М., Орлова Э.А., Розин В.М. и др.); публикации, содержащие анализ особенностей развития современного социокультурного пространства, в т.ч., становления и развертывания «массовой культуры», процесса «диалога», «встречи» культур, трансформаций, происходящих в аксиологическом пространстве социума и т.п. (Акопян К.З., Бурдье П., Бутенко И.А., Горяинова О.И., Зыбайлов Л.К., Собкин B.C., Шапинская Е.Н., Шапинский В. А. и др.).

    Особое значение, исходя из предметной направленности диссертационной работы, для нас имели опубликованные материалы и результаты исследований, посвященных социальному функционированию искусства в целом и его отдельных видов (Александрова Е.Я., Дуков Е.М., Коган Л.Н., Мосолова Л.Н., Осокин Ю.В., Перов Ю.В., Плеханов Г.В., Плотников С.Н., Разлогов К.Э., Соколов К.Б., Фохт-Бабушкин Ю.У., Фриче В.М., Хренов Н.А., Лкимович А.К. и др.). Наконец,

    11

    непосредственно методологически ориентационным материалом, своего рода и «точкой опоры» и «отправной точкой» для построения логики данного диссертационного исследования, стали немногочисленные, весьма разнохарактерные, но существенные (в том числе, как раз и в силу их разновекторности) работы, посвященные собственно музыке в ее социокультурном бытовании (обозначим это направление, как социокультурную музыкологию) — это, несомненно, прежде всего, работы Т.Адорно, М.Вебера, Б.Асафьева, А.Н.Сохора, Т.Н.Чередниченко, Г.В.Иванченко и др.

    Представленная выше общая характеристика нескольких групп работ, в которых в большей или меньшей мере нашли отражение фактологические данные, теоретические положения, обобщения, характеристики, значимые для данного диссертационного исследования, свидетельствует о том, что, несомненно, наше исследование не начиналось с tabula rasa в изучаемой области. И хотя, как уже было отмечено, собственно работ культурологического и более широко -социокультурного - характера, посвященных музыке, можно назвать не так уж много (о них — чуть ниже), важным подспорьем при разработке избранной нами проблемы, несомненно, выступают исследования, направленные на социокультурный анализ искусства, художественного творчества и потребления, на выявление и изучение факторов, существенных для понимания бытия искусства (в т.ч., и музыки) в социальном контексте вообще (методологически) и в конкретных социально-исторических обстоятельствах в частности (историко-культурологически).

    Среди такого рода исследований можно выделить несколько групп работ. Одна из них — это анализ художественного творчества и его результатов с точки зрения влияния на них социальных факторов и обстоятельств, отражения в тех или иных произведениях, творчестве

    12

    того или иного художника конкретных исторических обстоятельств. Этот подход достаточно широко представлен и в отечественной, и в зарубежной искусствоведческой литературе; он доведен до гротеска в рамках социологизаторской интерпретации художественного творчества, которая была характерна и для адептов «советской» версии марксизма, и для зарубежных неомарксистов, представителей «критической мысли» и т.д.

    Второй вектор, по которому движется исследовательская мысль, обращает нас к проблеме воздействия искусства на жизнь, к «великой силе искусства», которое нередко также вульгарно трактуется как находящееся на «расстоянии вытянутой руки» от реальных процессов, происходящих в обществе, и как непосредственный их «виновник» или же «создатель». Вынося за скобки опять же примитивно-классовые изыскания в этой области, отметим, что, начиная с периода активного творчества представителей Франкфуртской школы, в последующих работах, посвященных массовой культуре и ее последствиям для личности и общества, в работах А. Грамши, в ряде современных исследований по данному вопросу (Разлогов К.Э., Хренов Н.А., Собкин B.C. и др.) проблема влияния тех или иных форм художественного творчества и, особенно, тиражированного искусства заняла существенное место в дискуссиях социально-эстетического характера. Одним из серьезных опытов анализа этой проблемы стала работа коллектива авторов «Массовая культура и массовое искусство: «за» и «против» (М., 2003).

    Важное место в разработке интересующей нас проблематики в последнее время заняли проблемы потребления культуры и, в частности, типологизации «потребителей» художественной культуры, ее продукции. В рамках этого вектора исследования, с учетом происходящих в современном обществе процессов, акцентируется проблема специфики взаимодействия художественной культуры и субкультур (или носителей

    13

    мировоззрения этих образований). В частности, надо отметить работы, выполненные коллективом государственного института искусствознания в рамках проекта «Художественная жизнь современного общества»3, «Искусство в ситуации смены циклов»4 и др. Акцентирование этой группы работ в нашем исследовании связано, главным образом, с тем обстоятельством, что, как показывают многие исследования, «ощущение музыки», характер ее восприятия/невосприятия в тех или иных формах, видах, жанрах в значительной степени определяется принадлежностью человека к той или иной субкультуре, то есть принятием им определенной картины мира и связанных с нею ценностей, норм, символов, стереотипов, языка, этикета. Достаточно полные обзоры исследований субкультур и их музыкальных предпочтений представлены в ряде работ зарубежных авторов, как например: Redhead, Epstein6, Widdicombe, Wooffitt7.

    Обозревая сложившиеся в современной (зарубежной — для нас) гуманитаристике и социальных науках подходы к изучению взаимодействия искусства и общества, В. Александер отмечает, что большинство исследований носят односторонний, «однобокий» характер, когда во внимание принимается и подвергается рассмотрению лишь одна какая-то позиция в этом процессе: либо творчество создателя художественного произведения, либо приоритеты «потребителей» искусства, поведение публики и т.п. Крайне редко, по его вполне компетентной оценке, процесс взаимодействия искусства и социума

    3 См., например, т.1 этого многотомника: «Субкультуры и этносы в художественной жизни» - СПб., 1996

    4 «Искусство в ситуации смены циклов: Междисциплинарные аспекты исследования художественной культуры в переходных процессах» - М., 2002

    5 Redhead St. Subculture to Clubcultures. An Introduction to Popular Culture Studies. -Oxford, 1997.

    6 Epstein J.S. Youth Culture. Identity in a Postmodern World. - Oxford, 1998.

    7 Widdicombe S., Wooffitt R. The Language of Youth Subcultures / Social Identity in Action. -N.Y.,1995.

    8 Alexander V. Sociology of the Arts: Exploring Fine and Popular Forms. - Cornwall, 2003

    14

    рассматривается «в объеме», с учетом его многокомпонентности и многовекторности протекания.

    Одной из моделей, предложенной для преодоления такого рода «одномерности», является предложенная В. Грисвалд9 модель «культурного алмаза», имеющего 4 вершины: произведения искусства; творцы этих произведений, художники; аудитория, потребители и, наконец, социум. Стремление уйти от примитивизации, «плоскостного» видения проблемы взаимодействия искусства и общества влечет за собою необходимость рассмотрения всех этих «кристаллических вершин» в связи друг с другом. Эта модель, согласно ее автору и — добавим, нормальной научной логике, предполагает также, наряду с социально-контекстуальным рассмотрением художественно-культурных феноменов, включение в анализ также собственно произведений искусства, их художественно-эстетических параметров, без привлечения которых невозможно говорить о полноценном - пусть даже и социокультурно окрашенном - анализе феномена искусства.

    Обращаясь к разработкам в области собственно социокультурной музыкологии, несомненно, как уже отмечалось, необходимо особо выделить работы Теодора Адорно10, который в полном смысле слова является основоположником и классиком социологии музыки11. Его работы «Социология музыки» и «Философия современной музыки», не

    9 Griswold W. Cultures and Societies in a Changing World. — Lnd., 1994

    10 Адорно Т.В. Избранное: Социология музыки. М.-СПб.: Университетская книга, 1999.

    11 Отметим, что, на наш взгляд, применительно к работам Т.Адорно можно говорить именно о социокультурной методологии анализа музыки, а не о собственно, узко понимаемой социологической. Понятно, что, как и во многих других случаях, обозначение той научно-дисциплинарной области, в рамках которой находятся исследования того или иного автора, связаны с принятым в тот период дисциплинарным делением. Рассматривая же парадигмы и суть этих исследований с позиций сегодняшней систематизации социально-гуманитарного знания, нередко требуется проведение своего рода ре-атрибуции тех или' иных исследований с точки зрения использованных в них методологий и методов. Именно такого рода ре-атрибуция возможна, на наш взгляд, и применительно к исследованиям Т.Адорно как исследованиям социально-культурологическим (используя термин Б.С.Ерасова).

    15

    утратившие своего значения и сегодня, позволяют составить достаточно полное представление об особенностях, значимости, векторах социокультурного анализа музыки. В этих работах проведено глубокое исследование таких важнейших для данного контекста структур, как различные группы «потребителей» музыкального искусства, обоснование критериев выделения этих групп и систематизация признаков-«маркеров», проведена типологизация музыки не по стилям и направлениям, как это принято в музыкознании, а по отношению к ней тех или иных групп слушателей.

    Одним из первых попытку анализа предпринял Макс Вебер в своей работе «Рациональные и социологические основания музыки»12. Хотя упор в данной работе был сделан, в первую очередь, на ряд музыковедческих аспектов, несомненно, что в ней была представлена одна из первых «версий» социокультурного анализа музыкального искусства — как современного автору, так и сложившегося в предшествующие века.

    Если говорить об отечественных традициях в социокультурном изучении феномена музыки, то надо отметить весьма высокую активность специалистов, весьма высокий интерес к данному «срезу» проблемы в период 20-30-х годов прошлого века. Исследования, затрагивающие различные аспекты взаимоотношения музыки как вида искусства с другими составляющими художественного пространства, а также с обществом в целом, представлены также в работах ряда отечественных ученых, но прежде всего - Б.Асафьева13. Хотя исследования этого автора носят преимущественно музыковедческий характер (а их названия говорят только об этом аспекте), все же стремление «вписать» музыку в общественный, общекультурный контекст достаточно явно отличает его

    12 Вебер М. "Рациональные и социологические основания музыки" // М.Вебер. Избранное. Образ общества. - М: Юрист, 1994.

    13 Асафьев Б. Современное русское музыкознание и его исторические задачи.- Л., 1925; Асафьев Б. Музыкальная форма как процесс. - Л., 1971; Асафьев Б. О народной музыке. -М.:1987;

    16

    подход от традиционно ориентированных работ в этой области, в которых эпицентр исследовательской мысли — собственно музыкальное творчество, его история, жанрово-видовое деление и т.п.

    Конечно, нельзя не отметить, что серьезный отпечаток на работах авторов этого периода, в т.ч. и Б.Асафьева, оставило социологизаторство как преобладающая тогда методологическая ориентация в области социально-гуманитарного познания в целом. Однако, даже с учетом этого обстоятельства, работы Б.Асафьева представляют и сегодня интерес как этап развития социокультурного анализа музыки в отечественной гуманитаристике.

    Если проследить историю развития социокультурного (о культурологическом - по крайней мере, терминологически, тогда речи, понятно, не шло, что уже отмечалось выше) изучения музыки в отечественной науке 20 века, то она носит несомненно дискретный, прерывистый характер. При этом «перерывы постепенности» существенно более масштабные, затянувшиеся, чем периоды активной работы в этом направлении.

    В частности, после периода 20-30-х годов, обращение к интересующей нас проблематике в достаточно очевидной форме произошло вновь лишь в конце 60-х - начале 70-х годов (что, понятно, отражает и общие волны взлетов и провалов в развитии социологической мысли в советский период). На этом новом этапе, пожалуй, единственной крупной фигурой в области социокультурного изучения музыки является ленинградский исследователь А. Сохор, который, если можно так сказать, «реанимировал» данное направление в отечественном обществознании, опубликовав ряд серьезных трудов в данной области14.

    14 Сохор А. Вопросы социологии и эстетики музыки. - Л.: Музыка, 1981; Сохор А.Н. Социология и музыкальная культура. - М.: Музыка, 1975.

    17

    В своих работах он всесторонне рассматривает феномен музыки как существенную, взаимосвязанную с другими компонентами, составляющую современного социокультурного пространства. Кроме того, А.Сохором подробно рассматриваются и методологические проблемы исследования различных аспектов социологии музыки, выделяются наиболее значимые вопросы, связанные с разработкой проблем этой науки - от эстетических обобщений до прикладных исследований, обеспечивающих накопление необходимой фактологии в данной области.

    В последние десятилетия заметное место в рассматриваемой проблемной области заняли работы Т.Н.Чередниченко, которая, как нам представляется, быть может, более тяготела к социально-философскому анализу музыки и связанных с ней процессов, но в то же время, несомненно, внесла значительный вклад в поддержание и развитие музыкальной гуманитаристики как таковой.

    Важное место заняло рассмотрение проблемы функционирования музыки с современном обществе в связи с проблемами культурной политики, развития художественного образования (точнее, в интересующем нас аспекте, скорее, — просвещения, т.к. речь идет не о специальной подготовке к музыкальной деятельности, а о массовой передаче определенных знаний, формировании установок и пр.), несколько ранее — в контексте анализа молодежных контркультурных движений и иных политически окрашенных акций.

    Существует также множество эмпирических исследований, благодаря которым формируется необходимая фактологическая база для исследования вопросов социокультурного бытования искусства в целом и музыки в частности. В советский период это были, прежде всего, конкретно-социологические исследования Л.Н.Когана, А.Л.Вахеметсы и С.Н.Плотникова и др., в последний период такого рода анализ проводится исследовательским коллективом под руководством Ю.У.Фохт-Бабушкина

    Список литературы
  • Список литературы:
  • *
  • Стоимость доставки:
  • 250.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины