Общественная реформа в контексте культурологического анализа




  • скачать файл:
  • Название:
  • Общественная реформа в контексте культурологического анализа
  • Кол-во страниц:
  • 123
  • ВУЗ:
  • МГИУ
  • Год защиты:
  • 2010
  • Краткое описание:
  • Введение...3

    Глава 1. Теоретико-методологические предпосылки исследования. 1.1. Понятие «общественная реформа» в современном обществознании:

    основные концепты и проблемы...13

    J§ 1.2. Общественная реформа в пространстве культурологических понятий

    и концепций...29

    1.3. Культурологический концепт общественной реформы...53

    Глава 2. Общественная реформа как культурный артефакт.

    ii

    2.1. Репрезентативная (российская) общественная реформа...65

    2.2 Организационно-процессуальный аспект крестьянской реформы 1861 года в культурологическом контексте...76

    ji 2.3. Культурологическая интерпретация содержательно-результативного

    аспекта крестьянской реформы 1861 года...102

    2.4. Основные факторы реализации общественной реформы в качестве культурного артефакта...113

    Заключение...121

    Литература...123
    Введение



    Введение.

    Актуальность научного исследования. Проблема реформ, реформирования общества была и остаётся одной из важных теоретических и практических проблем современности. В свете событий, происшедших за последний исторический период в мире и, особенно, в нашей стране, революции как бы утратили былую привлекательность, и одновременно возрос интерес к реформам. С учётом исторического опыта именно с хорошо продуманными

    \ i общественными реформами связываются сегодня надежды на позитивное будущее.

    Трудности современного реформирования российского общества вызывают практический интерес к проблеме оптимальной модели реформы как способа модернизации. Среди научной российской общественности всё более распространяется представление о том, что ценностно-нормативная • неопределённость реформ способна лишить общество интегрирующей основы. Это актуализирует исследование проблемы совместимости тех или иных реформаторских новаций с тем культурно- историческим прошлым, которое выступает в виде распространённых в обществе, традиционных представлений, норм и стереотипов поведения социальных субъектов. Абсолютизация советским обществознанием роли экономического фактора в

    г развитии общества привела к экономическому схематизму в объяснении исторического процесса, принижению роли человеческого, духовного факторов истории, и, как результат, к упрощённому толкованию многих общественных явлений, в том числе и общественных реформ. В современной исторической науке идёт поиск новых методологических подходов в изучении исторического прошлого, ставится задача новой интерпретации уже известных исторических фактов, событий, явлений. Перспективными признаются сегодня те подходы в изучении истории, в рамках которых большое значение придаётся культуре субъектов общественно-исторической деятельности, а исторические феномены рассматриваются через призму культурных качеств исторических

    4

    деятелей. Речь идёт, в частности, о так называемой «понимающей» истории, парадигма которой весьма близка к культурологической.

    О теоретической актуальности избранной нами темы свидетельствует достаточно большое внимание публицистики к проблемам реформирования при малом количестве исследований, прямо посвященных этой теме. Во многих публицистических работах обращается внимание на вопросы, требующие серьёзного политеоретического, полидисциплинарного изучения проблемы реформирования общества. При этом, по сути дела, формулируется общественный запрос на теоретико-культурологический анализ феномена общественной реформы. Интерпретации реформы в рамках традиционных направлений обществоведческого дискурса выявляют определённые трудности и противоречия в ее осмыслении как способа преобразования общества, которые выражаются в том, что нередко перекрещивается содержание понятий «реформа» и «революция». Кризис теории прогресса породил проблему , ценностно-смысловой определённости общественных реформ, которые ранее трактовались как способ общественного прогресса. Это актуализирует поиск новых научных подходов к осмыслению сущности общественной реформы, включая и пространство культурологического знания, поскольку культура сегодня признаётся одним из ведущих регуляторов общественной жизни, фактором динамики социума, показателем качества деятельности социальных субъектов.

    Обосновывая научную значимость культурологической интерпретации общественной реформы, важно подчеркнуть актуальность теоретического осмысления общественного реформирования в контексте такой сложной и неоднозначной проблемы, как соотношение новаций и традиций в процессе модернизации. Решение этой проблемы сегодня требует расширить пространство теоретико-культурологического исследования общественных феноменов.

    Степень разработанности проблемы. В связи с обсуждением масштабного, радикального и противоречивого процесса реформирования, развернувшегося

    5

    в нашей стране в последний период, появился широкий круг публицистики, в которой, с учётом современных реалий, рассматриваются различные аспекты феномена общественной реформы, и актуализируется проблема культурологического осмысления содержания процесса реформирования. Вместе с тем, следует отметить то, что авторы публицистических работ, конечно, не ставят перед собой задачу подробного анализа общественной реформы в контексте понятия культуры.

    Проблемам реформирования в постсоветский период были посвящены научные конференции, материалы которых представляют значительный интерес в плане нашего исследования, поскольку конкретизируют проблематику научного изучения реформ, в том числе и культурно-аналитического. '

    Вместе с тем приходиться констатировать то, что степень осознания необходимости культурологического исследования феномена общественной (ш реформы в современном обществознании, пока не адекватна её научной разработанности: довольно активное употребление словосочетания «реформа и культура» всё же не сопровождается всесторонним культурологическим осмыслением этого феномена.

    Конечно, сама природа общественных реформ, предполагает изучение этого социального феномена в рамках различных социально-гуманитарных наук. До сих пор общественные реформы рассматривалась, главным образом, исторической наукой в конкретно-историческом плане, социологией в общетеоретическом дискурсе социальных изменений, собственно философией в социально-философском плане, в инноватике в контексте общей теории нововведений. Имеется интересный опыт рассмотрения реформ в рамках

    х См. Реформы в России: модели и прогнозы. Тезисы и доклады Всероссийской конференции. 15-16 сентября 1994. Ростов-на-Дону, 1994 и др.

    6

    общей теории системного анализа общества и его динамики.1 Однако присутствующие в этих исследованиях элементы собственно культурологического знания носят всё же фрагментарный характер и играют второстепенную роль.

    Рассуждая о степени разработанности темы, мы имеем в виду и то, что культурологический анализ общественной реформы сопряжён с такой проблемой, как взаимодействие новаций и традиций в процессе социокультурной трансформации общества. Эта проблема изучалась в общетеоретическом плане, рассматривалась на уровне понятийного анализа в работах ряда ведущих философов-культурологов, в числе которых следует назвать имена представителей ростовской философской школы Е.В. Давидовича, Ю. А. Жданова, Г. В., Г. В. Драча, А.Н. Ерыгина, О. М. Штомпеля, В. К. Королёва и других авторитетных учёных. Эти исследования используются в качестве общеметодологической основы для изучения проблемы соотношения новаций и традиций на уровне социокультурной конкретики в контексте исследований процессов модернизации, которым занимается сегодня Межрегиональный институт общественных наук при РГУ. В русле этого подхода выполнен ряд диссертаций, посвященных проблеме изучению проблемы взаимодействия новаций и традиций на этнокультурном материале, например, Адыгеи, Чечни, Ингушетии.3

    В процессе историографического поиска не удалось найти исследований, специально посвященных культурологической интерпретации феномена общественной реформы. Эта проблема, очевидно, не стала до сих пор

    1 См.Лексин В.Н., Швецов А.Н. Общая теория реформ. Контуры и система исследования.// Теория и практика организации и проведения реформ. Сборник научных трудов института системного анализа РАН. М., 1995.

    2.Ерыгин А. Н. Традиционная и модернизирующаяся Россия в философии истории русского либерализма.Часть первая. Ростов -на -Дону, 2004.

    3 См. Ляушева С. А.Личность в традиционной культуре адыгов. Автореферат на соикание учёной степени доктора философ, наук. Ростов н/Д, 2004. и др.

    7

    предметом самостоятельного научного изучения, и можно констатировать то, что собственно культурологические теоретические представления по этой проблеме находятся в стадии становления.

    Таким образом, анализ существующей литературы, так или иначе, сопряжённой, с темой диссертационной работы, на наш взгляд, с одной стороны, выявляет фрагментарность её изучения в рамках различных отраслей обществознания, а другой стороны, показывает, что современный теоретико-методологический уровень культурологического знания позволяет подойти к решению данной проблемы на концептуальном культурологическом уровне. Объектом исследования в диссертационной работе является феномен общественной реформы в культурологическом контексте. Предметом исследования являются культурологические теории и понятийные концепты, которые отражают способ репрезентативной реформаторской деятельности.

    Цель и задачи исследования: Основной целью диссертационного исследования является экспликация сущности общественной реформы в контексте понятия «культура». В связи с этим представляется необходимым решить следующие задачи:

    - рассмотреть трактовку феномена «реформа» в современном обществознании с целью выяснить исторически сформировавшееся научное содержание понятия «реформа»;

    - определить теоретико-методологические предпосылки исследования реформы в контексте культурологического анализа; а для этого, - во-первых, рассмотреть содержание основных теорий культуры и выбрать из их числа те, которые могут быть использованы в качестве методологической основы для культурологической интерпретации общественной реформы; во-вторых, рассмотреть понятие реформы в системе собственно культурологических понятий, определив среди них те, которые сопряжены с феноменом общественной реформы;

    8

    - сформулировать культурологический концепт общественной реформы на основе выбранных культурологических теорий и категорий и проверить его эвристические возможности, применив для интерпретации репрезентативного конкретно-исторического материала - крестьянской реформы 1861 года;

    - используя результаты культурологического анализа репрезентативной реформы, определить социокультурные факторы успешного реформирования.

    Основная проблема диссертационного исследования состоит в том, чтобы перенести исследование реформы как социального феномена в сферу культурологического исследования, используя концептуально-теоретический потенциал, категориально-понятийный аппарат культурологии в качестве инструментария для того, чтобы на основе репрезентативного эмпирического материала выявить основные социокультурные параметры этого феномена.

    Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования.

    Общими методологическими принципами исследования являются принципы историзма, детерминизма и системности. В качестве теоретико-методологической основы диссертации выступают культурологические теории зарубежных и отечественных учёных, и, в первую очередь, философов-культурологов, представляющих ростовскую школу культурологии, в рамках которой общественные феномены исследуются в контексте проблем общей

    » теории культуры. При этом наибольший научный интерес для нас представляют исследования таких известных отечественных культурологов, как Б. С. Ерасов, А. Н. Ерыгин, Ю. А. Жданов, В.Е. Давидович, Г. В. Драч, Э. С. Маркарян, В. М. Межуев, Э. А. Орлова, Э. В. Соколов, А. Я. Флиер, О. М. Штомпель и др.. Работа выполнена в русле таких взаимодополняющих теоретико-культурологических подходов в изучении явлений общественной жизни как деятельностный и аксиологический. С учётом междисциплинарного характера реформы как объекта научного познания обращалось внимание на

    • те теоретические социально-философские, социологические, исторические интерпретации реформы, которые могли, так или иначе, способствовать

    9

    решению исследовательских задач. Междисциплинарный характер данного исследования позволяет опираться на единство общефилософских, культурологических, конкретно-исторических методов. Использовались методы рефлексии, метод формально-логического анализа, аналитический метод, элементы структурно-функционального анализа в сочетании с историческим методом исследования с позиций социально-исторического детерминизма. В той части диссертации, где анализируется конкретно-историческая реформа, акценты в исследовании несколько смещены на историко-фактографический материал, что потребовало в определённой мере использования методологического потенциала исторической науки. При этом конкретные формы культуры могли анализироваться на основе теории так называемого среднего уровня, позволяющие в единстве использовать эмпирический и теоретический методы социально-философского, исторического, культурологического, социологического исследования. В числе основных методов использовался метод социокультурного анализа, в соответствии с которым реформа рассматривается с позиций того, что она, будучи социальным феноменом, связанным с системой социальных институтов, с функционированием социальной системы, в то же время может интерпретироваться в контексте культурологических понятий как феномен культуры общества, культуры личности. Этот метод означает синтез социального и культурологического анализа, который позволяет показать многомерность такого феномена общественной жизни как реформа постольку, поскольку предусматривает интегративное изучение общественно-культурных и личностно-культурных факторов общественного реформирования; Научная новизна. Научная новизна определяется концептуальной, теоретико-методологической неразработанностью культурологической интерпретации феномена общественной реформы в условиях преобладания конкретно-исторических, эмпирико-описательных и общесоциологических объективистских трактовок реформ. В связи с этим в диссертации:

    10

    - обоснована актуальность и определены теоретико-методологические предпосылки изучения общественной реформы в контексте культурологического анализа;

    - в целях экспликации сущности культурологического понимания реформы понятие общественной реформы рассматривается через призму сопряжённых с ним собственно культурологических понятий;

    - в деятельностной парадигме культуры сформулирован культурологический концепт общественной реформы как культурного артефакта;

    - на примере репрезентативного конкретно-исторического материала (крестьянской реформы 1861 года) конкретизируется социокультурный механизм, т. е. условия, факторы реализации общественной реформы в качестве культурного артефакта;

    Тезисы, выносимые на защиту:

    1. В современном обществознании сложились предпосылки для расширения научно-аналитического диапазона изучения феномена общественной реформы, т.к., с одной стороны, имеют место сложности в его осмыслении как способа социокультурной трансформации, а, с другой стороны, - культурологическое знание располагает сегодня теориями, обладающими методологическим потенциалом для культурологического анализа общественных феноменов.

    2. В деятельностной парадигме культуры общественная реформа в идеале (как динамичная культурная форма) представляет собой «культурную инноватику», т. е. культурный процесс, сущность которого составляет способ общественно-инновационной деятельности, обеспечивающий создание и введение новаций в качестве новых культурных форм, обладающих такими качествами как общественная значимость и соответствие образам социокультурной идентичности реформируемого общества.

    3. Общественная реформа как культурная инноватика в качестве основных стадий должна включать инициирование, разработку различных моделей общественных новаций, их конкурсный отбор и внедрение в социокультурную

    11

    реальность. Совокупная реформаторская деятельность на каждой из этих стадий регулируется, с одной стороны, системой социальных институтов, социокультурных норм и ценностей, политической культурой общества в целом, а, с другой стороны — теми ценностями и нормами, которые выступают как культурного алгоритм деятельности каждого из возможных реформаторов.

    4. Понятие «традиция» является ключевым понятием для культурологической интерпретации реформы. Будучи сопряжённым, с понятиями «социокультурное наследие», «самобытность», «политическая культура» общества, оно позволяет охарактеризовать ту конкретно-историческую реальность, которая выступает в качестве объективного фактора реформирования, ограничивающего реформаторскую деятельность «сверху», на тотальном уровне. Понятие традиции важно и для характеристики субъективного фактора, выступающего в виде личностно-групповых преемственно связанных с прошлым представлений, поведенческих стереотипов представителей различных социальных групп реформируемого общества (включая и реальных субъектов реформаторской деятельности), которые ограничивают эту деятельность «снизу», на индивидуально-групповом субъективном уровне социальной реальности.

    5. Понятие «культурный артефакт», означающее воплощение культурных форм, в том числе и культурных процессов как динамичных культурных форм, позволяет раскрыть сущность общественной реформы как способа общественно-инновационной деятельности и её результата в контексте понятия культуры. Если субъекты реформаторской деятельности, обеспечивают реальное обновление общественных отношений в сопряжённости с традициями, которые выполняют такие важнейшие социокультурные функции, как функции коммуникации, социокультурной идентификации и социокультурной регуляции, то в этом случае реформу как состоявшееся событие следует интерпретировать в качестве культурного артефакта.

    12

    6. Важнейшим фактором реализации общественной реформы в качестве культурного артефакта является субъективный фактор, т. е. совокупность личностных качеств, ресурсов («культурный модуль») субъектов реформаторской деятельности, позволяющая им обеспечить обновление системы общественной системы при сохранении социокультурной целостности реформируемого общества, а также достичь социального компромисса на основе максимально возможного синтеза влиятельных традиций различного уровня социокультурной реальности.

    Научно-практическая значимость исследования. Полученные результаты позволяют углубить имеющиеся знания о предметной области культурологии, о перспективах и методологических возможностях культурологии для изучения общественных явлений.

    Апробация исследования. Работа проходила апробацию в виде докладов и выступлений на кафедре теории культуры, этики и эстетики факультета философии и культурологии Ростовского государственного университета, на теоретических и методических семинарах кафедры философии и истории, а так же на научных конференциях Донского государственного аграрного университета. Основное содержание диссертации отражено в публикациях общим объемом — 1, 2 п. л..

    Структура диссертации определяется характером и

    последовательностью решения поставленных задач. Работа состоит из введения, двух глав, 7 параграфов и заключения, а также списка литературы, включающего 241 наименование. Общий объем диссертации 137 страниц.

    13 Глава 1. Теоретико-методологические предпосылки исследования.

    1. 1. Понятие «реформа» в современном обществознании: основные концепты и проблемы.

    Сама природа феномена общественной реформы предполагает его изучение различными социогуманитарными дисциплинами. Поэтому логически необходимой предпосылкой его культурологической интерпретация является, на наш взгляд, выяснение исторически сложившегося содержания понятия «реформа», его научных концептов в рамках различных направлений обществоведческого дискурса. Анализ динамики научно-исторических представлений относительно организационно-процессуального,

    содержательно-результативного аспектов общественной реформы, на наш взгляд, позволит выявить те, связанные с реформами научно-методологические, научно-практические проблемы, разрешению которых в той или иной степени может содействовать реализация культурологического подхода в изучении феномена реформы.

    Исторически понятие «реформа» рефлексируется в европейском общественном сознании в XVIII веке, в эпоху Просвещения как понятие, отражающее способ постепенных, но уже явно назревших перемен в общественной жизни, которые осуществляются «сверху», самой властью, и результатом которых должно быть непременно улучшение, совершенствование общества, т.е. общественный прогресс. Таким образом, в условиях веры во всесилие разума и просвещения реформа воспринималась как способ действительного общественного прогресса, и в дальнейшем в обществознании утвердилась традиция связывать содержательно-результативный аспект общественных реформ с идеей прогресса. Суть этой идеи и существовавших в ее рамках концепций, как известно, была достаточно проста: с немногими временными отклонениями все общества движутся естественно и закономерно "вверх"- к процветанию, к цивилизации, проще говоря, движутся от плохого - к хорошему. Идея прогресса как общая теория общественной динамики, казалось, вносила

    14

    порядок в осмысление всей сложности социального мира, поскольку сосредотачивала внимание на важных общественных взаимосвязях, на причинах социальных изменений и делала возможной такую сферу общественной деятельности, как социальное планирование, означающее, по сути, моделирование образцов общественного прогресса. Это превратило идею прогресса в мощный стимул политики. "Прогрессивное развитие" стало главным обоснованием исторической миссии государства, основным способом реализации которой выступали общественные реформы.

    Ключевым понятием сложившихся на основе идеи прогресса эволюционистских научных теорий являлось понятие «социальное развитие», обозначавшее процессы совершенствования, улучшения, усложнения. Именно с социальным развитием в социологии, со времени её оформления как науки, было сопряжено понятие общественной реформы. Реформа, обеспечивая направленные постепенные изменения в обществе, традиционно соотносилась с механизмом эволюционной формы общественного развития.

    Наиболее органично, как представляется, понятие общественной реформы согласовывалось с идеями прогрессистской концепции модернизации. В рамках этой концепции, сформировавшей в середине XX века в общей парадигме эволюционизма, модернизация трактовалась не как спонтанный процесс прогрессивного социального развития, а как процесс, который начинает и контролирует «сверху» интеллектуальная и политическая элита, стремящаяся вытащить свою страну из отсталости с помощью планируемых, целенаправленных реформаторских действий. В контексте релятивистской трактовки модернизации, не затрагивающей её специфические пространственные или временные параметры, а фокусирующей внимание на сущности процесса модернизации, где и когда бы он ни происходил, общественные реформы выступали как способ модернизации, означающий целенаправленные действия элиты, обеспечивающие относительный прогресс.

    15

    И всё же основной смысл термина «модернизация», в котором он используется в многочисленных теориях модернизации (У. Ростоу, Д.Белла, Д. Гелбрейта, М. Леви, У. Мура, Д. Медоуза, Р. Арона и др.), имеет модальное значение и раскрывается через понятие «современность». При этом речь идёт об историческом периоде общественного прогресса, отсчёт которого, как правило, ведётся с момента появления капитализма: под модернизацией понимается переход от доиндустриального (аграрного) общества - к индустриальному, капиталистическому обществу, от традиционного общества — к современному. В исторических дефинициях модернизация рассматривалась в этноцентристском плане как синоним «вестернизации» и означала движение к существующим на конкретной территории и в конкретное время обществам - образцам. Вот что, например, пишет Ш. Айзеншдат: «Исторически модернизация есть процесс изменений, ведущих к двум типам социальных, экономических и политических систем, которые сложились в Западной Европе и Северной Америке в период между XVII и XIX веками и распространились на другие страны и континенты». В такой парадигме модернизации реформы выступали как способ достижения такого идеала прогресса, параметры которого были заданы «современностью» западной цивилизации, и основной смысл содержательно-результативного аспекта тех или иных общественных реформ в «несовременных» (традиционных) обществах, заключался в том, чтобы реформируемое общество приобрело качества современного общества, образцами которого считались страны Запада, которые, будучи в авангарде всемирного процесса модернизации, устанавливают скорость движения по пути универсализации общественного устройства различных стран.

    Идея модернизации подверглась серьезной критике в конце 60-х и в 70-х годов, в ходе которой были поставлены под сомнение и строгая последовательность стадий модернизации, и этноцентристски ориентированные на Запад цели модернизации. При этом обращалось внимание на то, что многие из

    Цит. по Штомпка. П. Социология социальных изменений. М., 1996, с.173.

    16

    современных государства становились современными, не повторяя путь европейских национальных государств, а доминирующей чертой современных обществ является не сходство, а различие. Иначе говоря, утверждалось то, что модернизация не может рассматриваться как единая и окончательная стадия эволюции всех обществ. В этих условиях соответственно изменилось и представление как о ценностно-содержательном аспекте реформ в модернизирующихся обществах, так и о субъектно-деятельностном аспекте процесса модернизации.

    В выдвинутой сегодня теории «неомодернизации», представляющей собой теорию модернизации, освобождённую от всех наслоений эволюционизма и теории развития, речь уже не идёт ни о какой-либо единственной конечной цели, ни о необратимом характере исторических изменений. Модернизация рассматривается как исторически ограниченный процесс, узаконивающий институты и ценности современности: демократию, рынок, образование, разумное администрирование, самодисциплину, трудовую этику и т.д. В качестве движущей силы модернизации уже не рассматривается политическая элита, действующая «сверху», а центр внимания переносится на деятельность «снизу», которая часто противостоит инертному и консервативному правительству. Модернизация здесь не трактуется однозначно как решение, принятое образованной элитой и навязанное реформаторами населению, которое придерживается традиционных ценностей и уклада жизни. Речь идёт теперь о массовом стремлении граждан изменить условия своего существования в соответствии с западными стандартами под влиянием средств массовой коммуникации или личных контактов. Главными агентами модернизации ныне признаются спонтанные общественные движения и харизматические лидеры, а не реформаторы, представляющие государственные институты.

    В рамках теории неомодернизации речь уже не идёт о западной модели модернизации как единой универсальной модели современности, а в качестве весьма приемлемых общественных образцов все чаще называются Япония,

    17

    азиатские страны.

    Стоит отметить, что в современном обществоведческом дискурсе используется и понятие «постмодернизация» для обозначения, по сути, новой модели модернизации, где её цели не вступают в противоречие с базовыми ценностями общества, поскольку экономическое развитие, поиск новых социальных институтов увязывается с ролью культурных факторов, подчёркивается важная роль ценностей, символических смыслов и культурных кодов, без которых модернизация не может быть успешной. Этот подход, как представляется, с необходимостью ориентирует на изучение культурного контекста общественного реформирования.

    Новые представления о сущности и темпах модернизации, очевидно, меняют представления и об общественных реформах как способе модернизации. В целом же картина модернизации представляется сейчас менее оптимистичной, чем раньше. Рассуждая о ценностно-смысловом аспекте общественных реформ, нельзя не учитывать того, что лейтмотивом общественного сознания сегодня становится кризис, а не прогресс.

    В условиях широко распространившегося в общественном сознании разочарования в идее прогресса усиливается влияние интеллектуальных направлений, которые, учитывая факты, противоречащие идее прогресса, отвергают базовые положения концепции прогресса. Критике подвергаются все традиционные теории социального развития (теория исторического материализма, теории модернизации). При этом им противопоставляются новые концепции, интерпретирующие общественную динамику без использования аналогий и оценок, связанных с понятием «прогресс». Так, например, в современной социологии понятие «развитие», связанное ранее с понятием «прогресс», активно вытесняется нейтральным понятием «социальное изменение». При этом подчёркивается то, «что деление социальных изменений по характеру, внутренней структуре, степени влияния на общество на эволюционные и революционные, не должно сопровождаться толкованием понятия «эволюционные изменения» «в духе эволюционизма XIX

    Список литературы
  • Список литературы:
  • *
  • Стоимость доставки:
  • 230.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

Ржевский Валентин Сергеевич Комплексное применение низкочастотного переменного электростатического поля и широкополосной электромагнитной терапии в реабилитации больных с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области
Орехов Генрих Васильевич НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ И ТЕХНИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭФФЕКТА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КОАКСИАЛЬНЫХ ЦИРКУЛЯЦИОННЫХ ТЕЧЕНИЙ
СОЛЯНИК Анатолий Иванович МЕТОДОЛОГИЯ И ПРИНЦИПЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЦЕССАМИ САНАТОРНО-КУРОРТНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ НА ОСНОВЕ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА
Антонова Александра Сергеевна СОРБЦИОННЫЕ И КООРДИНАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ ОБРАЗОВАНИЯ КОМПЛЕКСОНАТОВ ДВУХЗАРЯДНЫХ ИОНОВ МЕТАЛЛОВ В РАСТВОРЕ И НА ПОВЕРХНОСТИ ГИДРОКСИДОВ ЖЕЛЕЗА(Ш), АЛЮМИНИЯ(Ш) И МАРГАНЦА(ІУ)
БАЗИЛЕНКО АНАСТАСІЯ КОСТЯНТИНІВНА ПСИХОЛОГІЧНІ ЧИННИКИ ФОРМУВАННЯ СОЦІАЛЬНОЇ АКТИВНОСТІ СТУДЕНТСЬКОЇ МОЛОДІ (на прикладі студентського самоврядування)