Анфиногенов Василий Анатольевич. Субкультура осужденных и ее влияние на их поведение в условиях изоляции : Анфиногенов Василь Анатолійович. Субкультура засуджених і її вплив на їх поведінку в умовах ізоляції

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • Анфиногенов Василий Анатольевич. Субкультура осужденных и ее влияние на их поведение в условиях изоляции
  • Альтернативное название:
  • Анфиногенов Василь Анатолійович. Субкультура засуджених і її вплив на їх поведінку в умовах ізоляції
  • Кол-во страниц:
  • 215
  • ВУЗ:
  • Саратовская государственная юридическая академия
  • Год защиты:
  • 2016
  • Краткое описание:
  • Анфиногенов Василий Анатольевич. Субкультура осужденных и ее влияние на их поведение в условиях изоляции: диссертация ... кандидата Юридических наук: 12.00.08 / Анфиногенов Василий Анатольевич;[Место защиты: Саратовская государственная юридическая академия].- Саратов, 2016.- 215 с.





    Содержание к диссертации
    Введение
    ГЛАВА 1. Возникновение и развитие субкультуры преступников в XIX – конце XX века
    1. Возникновение и эволюция субкультуры преступников в дореволюционной России и в советский период 18
    2. Изменение субкультуры преступников с конца XX века 36
    ГЛАВА 2. Современная субкультура осужденных
    1. Понятие современной криминальной субкультуры осужденных, ее причины и условия на современном этапе 51
    2. Взаимосвязь современной криминальной субкультуры с субкультурой осужденных 66
    3. Атрибутивные элементы субкультуры осужденных и их влияние на криминогенную обстановку в пенитенциарных учреждениях 81
    4. Потребности, интересы, ценности осужденных и их роль в формировании субкультуры 98
    5. Роль и место лидеров неформальных групп осужденных в системе субкультуры осужденных 120
    ГЛАВА 3. Совершенствование мер по борьбе с влиянием пенитенциарной субкультуры
    1. Предупреждение и профилактика негативных функций пенитенциарной субкультуры в исправительных учреждениях 142
    2. Профилактическая деятельность структур гражданского общества по нейтрализации влияния элементов пенитенциарной субкультуры 159
    Заключение 172
    Библиографический список







    Введение к работе
    Актуальность темы диссертационного исследования. Социально-
    экономические и политические перемены, происходящие в Российской
    Федерации на протяжении последних почти 30 лет, сопровождаются
    значительными количественными и качественными изменениями
    преступности. В связи с этим тревожным симптомом является
    распространение в обществе элементов пенитенциарной субкультуры как
    одной из составляющих преступности. Наибольшее негативное влияние она
    оказывает на порядок и условия исполнения наказаний в виде лишения
    свободы, поскольку именно изоляция способствует выработке и
    культивированию «воровских» идей, взглядов, убеждений и т.п.
    Как известно, существование и развитие пенитенциарной субкультуры обеспечивают ее носители, большую часть которых составляют отдельные осужденные, влияющие на поведение многих других осужденных в местах лишения свободы.
    Бесспорно, негативные процессы, протекающие в исправительных учреждениях, – это отчасти следствие общесоциальных проблем, которые, трансформируясь в сознании осужденных, вынуждают многих с недоверием относиться к органам власти и к обществу в целом.
    На этом фоне формируется своя система ценностей, аккумулирующая и
    трансформирующая традиции и обычаи преступного мира. В данном процессе
    неизбежно противоречие, столкновение интересов различных групп,
    образований, где появляются лидеры и «авторитеты» криминальной среды, которые и отражают амбиции и интересы доминирующих групп, навязывают в среде осужденных традиции и обычаи субкультуры современного сообщества.
    Указанное положение дел предполагает необходимость более
    эффективного поиска мер, направленных на противодействие укреплению пенитенциарной субкультуры осужденных как фактору, влияющему не только
    на пенитенциарную преступность, но и на деятельность учреждений уголовно-исполнительной системы, и в конечном итоге – на достижение целей наказания.
    За последнее время пенитенциарная субкультура претерпела серьезную
    трансформацию. Видоизменяются неформальные нормы, которыми
    руководствуются осужденные; более активно и болезненно, а иногда и жестоко происходит неформальное разделение осужденных на субкультурные группы; изменяется их символика: татуировки, жаргон, формы поведения как способ проявления «себя» в сообществе. Как следствие этих процессов, отношения между группами и их отдельными членами становятся более жесткими, дифференцированными, а противоречия – более глубокими.
    Неформальные нормы в виде правил, запретов, обязанностей и
    требований пенитенциарной субкультуры в настоящее время не представляют
    собой категорических императивов поведения для всего сообщества
    осужденных страны. Напротив, наблюдается процесс «размывания» многих из
    них и даже их изменения. Как правило, в таком процессе более сильные
    осужденные формулируют и навязывают другим, более слабым, свои правила.
    Данный факт предопределяет необходимость исследования и осмысления
    взаимоотношений, складывающихся в современном сообществе осужденных,
    определения роли неформальных норм в регулировании таких отношений и,
    соответственно, с учетом этого выработки целенаправленной
    профилактической работы по развенчанию, нейтрализации наиболее
    негативных элементов субкультуры.
    По мнению большинства специалистов, деятельность лидеров
    неформальных групп, направленная на установление приоритета своего
    влияния на основную массу осужденных, должна составлять основу работы
    администрации пенитенциарных учреждений по нейтрализации такого
    влияния. Однако сопоставление статистических данных с выводами
    криминологических исследований, проведенных в последние годы,
    свидетельствует не столько о высокой степени скрытности, латентности такого
    влияния, сколько о несостоятельности профилактических, педагогических и организационных мер, направленных на его предотвращение, пресечение и искоренение. Существенным недостатком таких мер, хотя и отработанных практикой прошлых десятилетий, является то, что их применение не позволяет в полной мере не только нейтрализовать негативное влияние «авторитетов» преступного мира на основную массу осужденных, но и нередко использовать их влияние в своих административных и управленческих решениях.
    Бесспорно, субкультура осужденных, содержащихся в условиях изоляции, занимает свое определенное место в системе человеческих отношений. Она обусловлена, прежде всего, ограниченными условиями пребывания личности в среде схожих по ряду характеристик, например, осужденные одного пола, общество содержит их в условиях, где ограничен доступ ко многим потребностям и ценностям. Поэтому изучение этого феномена поможет понять ее внутренние законы, значение и ценность для сообщества, правильно оценить происходящие в нем изменения и выявить многие негативные процессы, влияющие не только на поведение осужденных в пенитенциарных учреждениях, но и на формирование у некоторой части осужденных устойчивой установки на продолжение преступной романтики, оправдание такого образа жизни.
    Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена как наличием самой субкультуры в сообществе осужденных, так и существованием негативных процессов во взаимоотношениях между осужденными в местах лишения свободы под влиянием такой субкультуры, углублением в ее среде противоречий, дестабилизирующих процесс отбывания наказания. Изложенное указывает на необходимость выработки рекомендаций по нейтрализации этого негативного явления, что и обусловило выбор темы диссертационного исследования.
    Степень научной разработанности проблемы. О субкультуре осужденных в местах лишения свободы, ее влиянии на их поведение как в
    условиях изоляции от общества, так и в дальнейшем, после освобождения, в последнее время написано немало работ.
    Вопросы криминальной и тюремной субкультуры в местах лишения свободы, ее атрибутивных и регулятивных элементов рассматривались в фундаментальных трудах таких признанных специалистов в области уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права, как Ю. М. Антонян, Н. П. Барабанов, С. В. Бородин, М. Н. Гернет, Я. И. Гилинский, А. И. Гуров, А. И. Долгова, С. М. Иншаков, Д. А. Корецкий, В. Н. Кудрявцев, С. Я. Лебедев, И. М. Мацкевич, А. С. Михлин, О. В. Старков, И. А. Уваров, И. В. Шмаров, и др.
    Необходимо отметить особенный вклад в изучение криминальной и тюремной субкультур авторов, посвятивших данной проблематике и пенитенциарным проблемам специальные диссертационные исследования, а именно: В. М. Анисимков, Е. А. Антонян, Ю. И. Блохин, В. Г. Громов, Н. Л. Денисов, А. П. Детков, Д. Г. Донских, О. П. Дубягина, В. С. Ишигеев, А. И. Канунник, В. В. Тулегенов, Г. Ф. Хохряков, В. В. Шемякина, Н. А. Яковлев.
    Надо также отметить, что проблемные вопросы тюремной (пенитенциарной) и криминальной, в целом, субкультуры, ее влияния на различные стороны общественной жизни, а также система государственного и общественного противодействия ей становились объектом изучения многих зарубежных криминологов (K. B. Blachut, T. G. Blomberg и K. Lucken, L. L. Devon, R. J. Franzese, D. Hobbs, J. K. O’Lear, H. Mannheim).
    Учитывая значительный вклад названных и других ученых
    в исследование современных особенностей криминальной субкультуры и
    пенитенциарной субкультуры как ее составляющей, в настоящее время особое
    внимание необходимо уделить криминологическому анализу стратификации
    осужденных, влиянию неформальных норм, атрибутов преступного
    сообщества в виде татуировок, кличек, жаргона на поведение осужденных в условиях изоляции от общества.
    Жизненно необходима разработка мер, направленных на нейтрализацию негативного влияния криминальной субкультуры в целом и на ее представителей, а также предупреждение и профилактику связанных с нею преступлений и правонарушений, особенно принимая во внимание происходящие в среде осужденных негативные процессы по видоизменению атрибутов их субкультуры.
    В связи с этим необходимо констатировать, что до настоящего времени практически незатронутыми с научных позиций остаются многие вопросы негативного влияния «авторитетов» криминальной среды на основную массу осужденных через устоявшуюся в преступной среде, и особенно в условиях изоляции, систему ценностей субкультуры сообщества.
    Объектом диссертационного исследования являются отношения между осужденными, между группами осужденных, отношения группы к определенному осужденному, исходя из его групповой принадлежности к различным категориям, группам, и с учетом сложившейся в сообществе преступников субкультуры влияние последней на поведение осужденных в условиях изоляции от общества, включая их отношение к отбыванию наказания в виде лишения свободы.
    Предмет исследования образуют неформальные нормы, правила, регулирующие определенные отношения между осужденными, группами осужденных в местах лишения свободы как носителями такой субкультуры, элементы атрибутики этой субкультуры, наиболее эффективные способы и формы ее нейтрализации, отдельные нормы действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, а также правоприменительная практика деятельности пенитенциарных учреждений.
    Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе комплексного анализа современного состояния пенитенциарной субкультуры, форм и способов ее проявления, причин и условий ее видоизменения, влияния субкультуры на поведение осужденных в
    условиях изоляции, и, исходя из этого, их отношения к основным средствам исправления разработать концепцию предупреждения наиболее негативных форм проявления субкультуры осужденных в местах лишения свободы.
    Для реализации указанной цели были поставлены следующие научные задачи:
    1) проследить историю возникновения и эволюцию субкультуры
    осужденных, содержащихся в условиях изоляции от общества, в России;
    2) установить взаимосвязь и соотношение криминальной субкультуры
    с пенитенциарной субкультурой;
    3) выделить и раскрыть характерные признаки пенитенциарной
    субкультуры, сформулировать ее понятие;
    4) выявить причины и условия проявления пенитенциарной субкультуры
    в современных условиях реализации наказаний, связанных с лишением
    свободы в отношении осужденных мужского пола, содержащихся в колониях
    общего, строгого и особого режимов1;
    5) показать особенности и значимость атрибутивных элементов
    субкультуры осужденных;
    6) выявить влияние отдельных элементов субкультуры на отношение
    различных групп осужденных к основным средствам исправления осужденных;
    7) выяснить отношение осужденных к отдельным ценностям, интересам и
    потребностям в условиях их изоляции от общества, оказывающим влияние
    на формирование субкультуры сообщества;
    8) определить роль лидеров неформальных групп осужденных в их
    влиянии на формирование, навязывание элементов субкультуры,
    видоизменение последних;
    1 В работе в ряде случаев в качестве сравнительного анализа рассматриваются отдельные атрибуты субкультуры осужденных, содержащихся в тюрьмах. Однако подробное исследование субкультуры осужденных, содержащихся в названных учреждениях, не проводилось в силу локальности отношений между осужденными (камерное содержание) и, исходя из этого, особенностях ее проявления, не оказывающих значительного влияния на поведение осужденных, взаимоотношения между ними, которые бы имели более или менее распространенный характер. Хотя, бесспорно, отдельные проявления субкультуры имеются, они неизбежны и эти особенности будут в работе затрагиваться.
    9) разработать меры предупреждения негативных проявлений
    пенитенциарной субкультуры;
    10) выработать рекомендации по нейтрализации проявления отдельных
    наиболее опасных элементов субкультуры в среде осужденных.
    Методологической основой исследования выступает общенаучный диалектический метод познания социально-правовой действительности, который позволил раскрыть взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процессы развития, видоизменений и негативного влияния рассматриваемого явления, а также другие общенаучные исследовательские методы: анализ, синтез, логический, системный и др. Кроме того, при работе над диссертацией применялись частнонаучные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, статистический, социологический и др.
    Теоретическую основу диссертации образуют исследования в области
    криминологии, уголовно-исполнительного права, уголовного права,
    юридической психологии и других наук, изучающих поведение людей в обществе и в отдельных социальных группах.
    Для решения поставленных цели и задач в диссертации использованы труды по проблемам социологии, педагогики, психологии, уголовного и уголовно-исполнительного права, криминологии, а также по некоторым вопросам политики государства, осуществляемой в современных условиях.
    Нормативную базу исследования составляют Конституция РФ,
    международные правовые акты (по вопросам обращения с заключенными),
    Уголовный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, другие
    федеральные законы и ведомственные нормативные акты в части исполнения
    уголовного наказания в виде лишения свободы, нормы и положения которых
    были подвергнуты анализу с позиции темы исследования и способствовали
    формированию концепции предупреждения негативных проявлений
    пенитенциарной субкультуры в местах лишения свободы.
    Эмпирическая база диссертации включает результаты проведенных
    автором криминологических исследований, в ходе которых были изучены
    материалы 200 личных дел осужденных, отбывающих наказание
    в исправительных колониях общего и строгого режимов УФСИН России по Республике Марий Эл, по Республике Крым и г. Севастополю, по Ставропольскому краю, по Пензенской области. Также проведено анкетирование 200 осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях названных регионов. Результаты анкетирования и сопоставление осужденных с другими группами осужденных, содержащихся в условиях изоляции, подвергнуты анализу и оценке1. В ходе исследования проводился анкетный опрос 40 сотрудников оперативно-режимных служб исправительных учреждений указанных регионов, связанных с работой по нейтрализации и развенчанию обычаев и традиций преступной среды. В работе использовались эмпирические материалы, полученные другими учеными и практическими работниками в результате конкретных криминологических исследований по рассматриваемой проблеме.
    Диссертантом использован также собственный 12-летний опыт работы в пенитенциарных учреждениях общего и строгого режимов УФСИН России по Пензенской области и УФСИН России по Ставропольскому краю.
    Научная новизна исследования состоит в том, что в нем сформирован
    концептуальный подход к предупреждению влияния пенитенциарной
    субкультуры на поведение осужденных в местах лишения свободы. Выработаны и обоснованы рекомендации по нейтрализации проявления отдельных элементов субкультуры в среде осужденных. В частности, предложены конкретные способы и формы предупреждения негативных проявлений субкультуры в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы.
    В данном исследовании на междисциплинарном уровне (с учетом достижений в области уголовного права и смежных отраслей права) предпринята
    В основном сопоставление проводилось с осужденными, содержащимися в колониях особого режима.
    попытка подвергнуть всестороннему анализу не только современное состояние
    субкультуры осужденных, содержащихся в условиях изоляции от общества, ее
    негативное влияние на поведение осужденных, их отношение к наказанию, но и
    исторические корни этого явления. Выводы и предложения исследования
    основаны на изучении состояния негативных процессов, происходящих в среде
    осужденных в местах лишения свободы, взаимосвязи этих процессов
    с режимной, воспитательной и профилактической обстановкой
    в пенитенциарных учреждениях.
    В работе отражена и обоснована авторская позиция по ряду положений, являющихся спорными или не получивших достаточного освещения в юридической и, в частности, в пенитенциарной литературе.
    Результаты исследования позволяют вынести на защиту следующие основные положения.
    1. К концу XIX века прослеживалась дифференциация уголовного сообщества, отдельные категории которого были связаны друг с другом жесткими неформальными правилами, постепенно превращавшимися в традиции, обычаи, в подобие своеобразного неформального «закона». Опираясь на относительно замкнутую систему взаимоотношений между заключенными, необходимость самоутверждения и даже выживания в таких отношениях, формы и способы самоутверждения и жизни в условиях изоляции от общества невольно оказывали влияние на многие формы поведения неустойчивых лиц того времени. Поэтому не случайно, что в дореволюционной России существовала довольно распространенная криминальная субкультура, в которой проявлялись многочисленные «специализированные» группы, объединения преступников.
    2. Субкультура в среде изолированных от общества преступников во многом определяется экономическим состоянием страны, отношением общества к тем или иным ценностям. Изменяются ценности в обществе, система экономических отношений – видоизменяются и многие элементы
    субкультуры у осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, хотя бесспорно, она является частью криминальной субкультуры.
    3. Криминальную субкультуру можно определить как систему групповых ценностей, интересов, обычаев, традиций, норм и правил поведения, обусловливающих регулирование неформальных отношений в среде преступников, включая и среду осужденных, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы. Понятия «криминальная субкультура» и «пенитенциарная субкультура» не являются тождественными: первое является более широким, поскольку включает в себя пенитенциарную субкультуру осужденных наряду с субкультурой отдельных видов преступности (организованной, насильственной и др.), субкультурой наркоманов, сутенеров и пр.
    4. Субкультура осужденных (пенитенциарная субкультура) – это вид криминальной субкультуры, обусловленный системой воздействия государства на осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, включая создание для них условий отбывания наказания и регулирование многих сторон их жизнедеятельности с одной стороны, с другой – исходя из таких условий, их вынужденным стремлением приспособиться, обеспечить свою безопасность, самоутвердиться в сообществе себе подобных, где неизбежно формируется присущая такому сообществу система ценностей, понятий, обычаев, регулирующих взаимоотношения между изолированными от общества лицами.
    5. Наиболее значимыми признаками пенитенциарной субкультуры, исходя из условий отбывания наказания и нравственного уровня осужденных, является борьба за доминирование в сообществе; как следствие – навязывание более сильными осужденными («авторитетами», лидерами отдельных групп) более слабым осужденным норм поведения, ставящих их в неравное, а порой и унизительное положение; разделение социальной среды осужденных на группы, имеющие различное статусное положение в сообществе; наличие
    в поведении большинства осужденных навязанных или поддерживаемых
    стереотипов общения в виде различной символики (жаргона, татуировок,
    кличек); установление неформальных норм, правил, регулирующих
    взаимоотношения между собой, между группами с учетом статуса в сообществе; установление системы мер воздействия (наказания) к «нарушителям» установленных в отношениях между ними норм, правил общения.
    6. Субкультура осужденных за последние 25 лет претерпела определенные изменения: изменились неформальные нормы, которые бытовали ранее в подобной среде в виде статуса, кличек, авторитета; произошло более выраженное разделение осужденных на группы по признакам, которые ранее не учитывались и даже не представляли особой ценности в их среде (например, по материальным возможностям, по способам расправы с непокорными или «нарушителями» традиций, включая сексуальное насилие); изменилось содержание татуировок, жаргона, отношение к элементам одежды и т. д. Таким образом, пенитенциарная субкультура не только изменчива, аморфна, но и является неотъемлемой частью проявления интересов и ценностей осужденных в конкретных условиях, обусловленных их изоляцией от общества, где навязанные сообществу нормы зачастую регулируют многие отношения, включая не только статус осужденного в сообществе, но и его притязания на ценности сообщества и даже распределение отдельных материальных благ, которые, как известно, приобретают в условиях изоляции от общества особую значимость.
    Многие изменения субкультуры осужденных связаны с непосредственным влиянием преступных «авторитетов» на более слабых осужденных, причем это влияние обусловлено необходимостью постоянно подтверждать ролевое положение лидера. Нередко для решения этой задачи используются и материальные «рычаги» воздействия.
    7. Наличие взаимосвязи между сложной криминогенной обстановкой, складывающейся в отдельных пенитенциарных учреждениях России, и давлением со стороны лидеров и «авторитетов» неформальных групп отрицательной направленности на основную массу осужденных в местах лишения свободы обусловливает необходимость выработки мер по нейтрализации и искоренению такого негативного воздействия навязываемых лидерами ценностей пенитенциарной субкультуры, влияющих на поведение и взаимоотношения между преступниками в условиях изоляции.
    8. По содержанию субкультура осужденных включает в себя следующие элементы: свой «кодекс», то есть систему неформальных норм и правил поведения; групповое мировоззрение, некую философию, идеологию; свой язык, жаргон, мимику, жесты, татуировки; свойственные интересы, потребности, ценности осужденных; стратификацию – разделение на касты. Отдельные атрибутивные элементы субкультуры осужденных в местах лишения свободы обладают особенностями, оказывающими большое влияние на психическое и психологическое состояние некоторых осужденных и на их поведение, в частности связанными с процессом «отвергания» от ценностей сообщества со всеми вытекающими из такого факта последствиями.
    9. Наиболее эффективным специально-криминологическим способом противодействия негативным проявлениям пенитенциарной субкультуры является разобщение среды осужденных в условиях изоляции от общества на категории (с учетом характера совершенного преступления, личности осужденного, его отношения к наказанию), пресечение попыток доминирования в сообществе, исключение или сведение к минимуму различных неформальных отношений и связей между ними, предотвращение создания устойчивых микрогрупп отрицательной направленности поведения не только в целях безопасности того или иного осужденного, но и для более эффективного достижения целей наказания. Для решения этих задач предлагаются и обосновываются конкретные рекомендации, направленные
    на повышение эффективности использования имеющихся уголовно-
    исполнительных и профилактических мер воздействия на осужденных с учетом проявления их личностных особенностей в колонии.
    10. В целях нейтрализации проявления атрибутивных элементов пенитенциарной субкультуры, таких как нанесение татуировок, присвоение кличек, употребление жаргона необходимо: для практического использования в колонии создать базу данных о татуировках, лицах, их наносящих и имеющих татуировки; более активно проводить работу по эстетическому, культурному и религиозному воспитанию осужднных с акцентом на формирование толерантных отношений между ними; учитывать как злостное нарушение требований режима попытку или склонение того или иного осужденного соблюдать требования субкультуры сообщества: пенитенциарную «прописку», пожертвование средств на общие нужды (общак), пренебрежительно относиться к отдельным (отвергнутым) осужденным и т. д.
    11. Предлагается в исправительных учреждениях ввести в практику
    обязательное уголовное преследование по ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера», а также по ст. 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера». Более того, ст. 133 УК РФ необходимо дополнить частью третьей, в которой предусмотреть ответственность за такое понуждение: а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору; б) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Часть третью ст. 321 УК РФ «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества» изложить в следующей редакции:
    «3. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья осужденного, либо угроза применения насилия в отношении его, сопряженные с действиями сексуального характера, как способ расправы, мести за отказ или невыполнение навязываемых осужденным либо группой осужденных
    неформальных правил поведения в месте лишения свободы либо в месте содержания под стражей, –
    наказываются лишением свободы на срок до десяти лет».
    Часть третью ныне действующей редакции ст. 321 УК РФ считать частью четвертой, дополнив ее словами: «Деяния, предусмотренные частью первой, второй или третьей ...» (далее по тексту).
    Теоретическая и практическая значимость исследования.
    Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней выявлены закономерности возникновения и проявления элементов пенитенциарной субкультуры в условиях изоляции от общества, включающие в себя элементы поведения осужденных, взаимоотношений в среде преступников и их отношения к наказанию. Идеи, положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут составить основу для проведения дальнейших исследований по обозначенной тематике.
    Практическая значимость исследования состоит в том, что
    сформулированные в нем выводы и предложения направлены на разложение субкультуры осужденных, уменьшение или исключение многих ее форм негативного влияния на осужденных, совершенствование организационных основ профилактики правонарушений, связанных с проявлением субкультуры в среде осужденных, и могут использоваться для повышения эффективности достижения целей исправления осужденных, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы.
    Положения и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при изучении криминологии, уголовного и уголовно-исполнительного права, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности, а также в системе повышения квалификации практических работников уголовно-исполнительной системы.
    Апробация результатов исследования. Диссертация прошла
    обсуждение на кафедре уголовного права и процесса Северо-Кавказского
    федерального университета и единогласным решением кафедры рекомендована к защите.
    Положения, выводы, результаты проведенного исследования
    докладывались и обсуждались на Международной научно-практической
    конференции «Правовая реальность в фокусе юридической науки и
    университетского просвещения» (Дальневосточный государственный
    университет, 2008 г.), IV Международной научно-практической конференции «Современные проблемы уголовной политики» (Краснодарский университет МВД России, 2013 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы современного уголовного права и криминологии» (Северо-Кавказский федеральный университет, 2014 г.).
    Основные результаты диссертационного исследования внедрены
    в учебный процесс Северо-Кавказского федерального университета,
    практическую деятельность УФСИН России по Республике Марий Эл, УФСИН России по Пензенской области, что подтверждается актами внедрения.
    Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, нашли отражение в семи научных публикациях, три из которых – в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ.
    Структура диссертации определена целью, задачами и логикой исследования. Она состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка используемых источников и приложений.
    Диссертация оформлена в соответствии с требованиями ВАК при Министерстве образования и науки России.
    Изменение субкультуры преступников с конца XX века
    Характеристика структуры и динамики преступности в дореволюционной России отражает лишь общее ее состояние. Поэтому установить в полной мере бытовавшие в среде преступников того времени традиции, обычаи довольно сложно. Однако это не умаляет интереса к данной проблеме, особенно для уяснения причин их появления и трансформации. Таким образом, остается актуальным изучение не только поведения преступников того времени, но и их внутреннего мира, особенности различных криминальных профессий. Это позволит проследить преемственность многих форм поведения преступников, их эволюцию, исходя из современного состояния экономических отношений в обществе, правосознания, религиозных воззрений и других обстоятельств.
    Известно, что в дореволюционной России в местах лишения свободы, где содержались отдельные преступники, имели место различные, как правило, стихийно складывающиеся отношения между ними. На этой основе формировалось свое представление об их статусе, взаимопонимании, судьбе, необходимости защищать себя как инстинкте самосохранения в таких условиях.
    В конце XIX столетия в России в связи с установлением продолжительных сроков отбывания наказания в тюрьмах началось формирование иного мира преступников, существование которых в жестких условиях предопределило их консолидацию с целью обеспечения собственной безопасности и выживания. Наиболее активно этот процесс проходил в среде закоренелых преступников. Неизбежность борьбы между различными сформировавшимися группами и категориями преступников была обусловлена, прежде всего, условиями содержания преступников и методами воздействия на них со стороны персонала тюрем. Крайне ограниченные возможности удовлетворения потребностей, особенно в еде, одежде, надлежащем отношении со стороны надзирателей и тюремных чиновников, создавали предпосылки разделения массы заключенных по различным основаниям. Как правило, исходя из условия и отношения к преступникам со стороны окружения, в свои группы объединялись убийцы, разбойники, мошенники и т.д. В дальнейшем среди них также стало происходить разделение, которое во многом зависело от количества содержащихся в тюрьме заключенных, по религиозным, земляческим и другим признакам.
    Вместе с тем в то время тюрьма, как известно, являлась местом отбывания наказания как для закоренелых преступников, во многом порожденных социальным строем, так и для людей, совершивших малозначительные преступления3. Отсюда разделение массы преступников неизбежно связывалось с выработкой определенных признаков ценностей, позволяющих той или иной подгруппе быть замкнутой, выделяться в сообществе или даже доминировать в нем.
    Учитывая это обстоятельство, можно констатировать, что стратификация заключенных – скорее следствие условий содержания, отношение к ним общества в лице персонала тюрем, а также взаимоотношений преступников в условиях изоляции в зависимости от их различной криминальной зараженности, жизненного опыта, возраста и других признаков.
    А.И. Свирский при классификации лиц, содержащихся в тюрьме, подразделяет их на заключенных, которые после освобождения больше не будут совершать преступления, и заключенных, которые, совершив незначительные преступления, уже в период отбывания наказания под воздействием преступного окружения начинают формироваться как личности с углубленной криминальной зараженностью4.
    Преступный мир дореволюционной России был весьма разнообразен как по социальному составу преступников, так и по занимаемому ими в криминогенной среде положению, а также способу противоправной ориентации. В связи с этим в конце XIX столетия в местах лишения свободы в среде заключенных сформировалась своеобразная иерархия. Ее составляли в основном четыре касты преступников, объединенных по убеждению, в основе которого лежала криминальная квалификация и, исходя из этого, положение в уголовной среде, которое к тому времени стало иметь большое значение. Не последнюю роль в этом играли и физические возможности преступника. Такие преступники зачастую распоряжались даже жизнями отдельных осужденных, были их своеобразными судьями и вершителями их судеб5. Конечно, они неизбежно формировали и устанавливали правила поведения для других заключенных.
    Проявление культа физической силы – в то время явление не случайное, во многом оно обусловлено безразличным отношением тюремного начальства к защите того или иного заключенного от притязания к нему со стороны других. Поэтому многим процессам, происходящим между заключенными, практически не уделялось внимания. Более того, в отдельных случаях начальство в своих интересах даже использовало их как возможность воздействия на других6.
    Большинство имущественных преступлений обусловлены корыстно паразитической психологией, которая лежит в их основе и порождает профессиональную преступность при наличии уголовно-воровских традиций и обычаев. Профессиональная преступность связана с деятельностью определенной группы людей, передачей ими опыта другим поколениям преступников. Таким образом, утверждается специфическая субкультура, где вполне закономерным выглядит стремление преступников, с одной стороны, выживать в конкретных, непростых, порой жестоких социальных условиях, а с другой – оправдывать такое свое поведение в глазах других людей, особенно склонных к такому образу жизни. Еще К. Маркс отмечал: «Если форма просуществовала в течение известного времени, она упрочивается как обычай и традиция»7.
    В России к началу ХХ столетия в среде обитателей тюрем и царских каторг уже сложилась строгая система взаимоотношений. Общая арестантская масса к тому времени была представлена несколькими сословиями. «Иван» – высший титул для заключенного, его присваивали лицу, имеющему большой криминальный опыт, хитрому, ловкому и способному противодействовать суровости уголовного наказания8. Их еще называли «бродягами»9. Бродяжничество, видимо, было первой школой, учившей большинство уголовников совершать преступления. Многие из них были умными и волевыми людьми, но в целом это сословие преимущественно состояло из неоднократно судимых лиц, которые представляли собой угрозу для большинства арестантов, а нередко – и для тюремной администрации.
    Второе сословие, по мнению А.И. Гурова, – «храпы», которые возмущались по любому поводу, всего добивались нахрапом, неправильным, незаконным, несправедливым образом, получали удовольствие от такого затеянного ими конфликта и при этом, как правило, находились в тени. Многие из них стремились стать «иванами», однако не всег
  • Список литературы:
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Знание современных особенностей пенитенциарной субкультуры имеет большое значение для профилактики и нейтрализации многих негативных явлений, препятствующих достижению целей наказания. В результате проведенного исследования диссертант приходит к следующим выводам.
    Хотя субкультура преступников в обществе обладает определенной преемственностью, вместе с тем, субкультура преступников дореволюционной России и советского периода исторически отличается от пенитенциарной субкультуры современного сообщества прежде всего своими масштабами, в сравнении с бытовавшими в то время в среде преступников традициями и обычаями, криминальной квалификацией лиц, отбывающих наказание, набором ценностей преступного сообщества и рядом других обстоятельств.
    Субкультура в среде изолированных от общества преступников дореволюционной России во многом определялась экономическим состоянием страны, отношением общества к тем или иным ценностям, обнищанием деревни, с одной стороны, и появлением класса богатых - буржуазии, с другой, поэтому вполне закономерным выглядит стратификация в преступной среде, появление различных групп, образований, причем по признакам, имеющим значение именно в этой среде. Изменяются ценности в обществе и система экономических отношений - видоизменяются и элементы субкультуры у изолированных от общества преступников.
    Видоизменение неформальных норм субкультуры осужденных в советский период было обусловлено изменением социально-политического климата в стране, в связи с чем, в сообществе преступников происходили массовые нарушения ранее установленных запретов и правил поведения.
    Резкий поворот в политическом курсе страны в 90-х годах прошлого столетия, тяжелое экономическое положение, масштабные амнистии способствовали тому, что криминальная иерархия стала носить разрозненный характер, что определялось рядом факторов. Такое состояние неизбежно отразилось на субкультуре осужденных в местах лишения свободы.
    Рост преступности в обществе неизбежно способствовал пополнению исправительных учреждений новыми преступниками, совершившими в основном корыстно-насильственные и корыстные преступления. Происходило столкновение интересов, где доминирующим фактором стали материальные возможности преступников. В связи с этим, по мнению автора, формирование и культивирование элементов субкультуры стало прерогативой, как правило, достаточно обеспеченных осужденных. Именно они и стали активно распространять в местах лишения свободы свои воззрения на дозволенное и запретное.
    Пенитенциарная субкультура хотя и была изменчива, но проявлялась весьма своеобразно и оказалась достаточно живучей. Более того, отдельные ее элементы нашли проявление и в обществе. Опираясь на относительно замкнутую систему взаимоотношений между подобными себе лицами, необходимость самоутверждения в таких отношениях, многие формы и способы такого поведения невольно оказывают влияние на систему ценностей и поведение отдельных неустойчивых групп населения.
    Интенсивная криминализация общества в 90-е годы прошлого столетия обусловила появление социальных групп, руководствующихся криминальными ценностями, которые по ряду характеристик существенно отличаются от традиционных примитивных ценностей преступного мира прошлого. В частности, это привело к появлению новых элементов криминальной субкультуры, сращиванию представителей преступного мира с органами власти, которые не только существуют наряду с традиционной субкультурой профессиональных преступников, но и взаимопереплетаются, например, при осуществлении приватизации отдельных видов производства, рынков сбыта, территории и т.д.
    Криминальная субкультура, как и многие социальные явления, не возникает из ничего, она подпитывается и культивируется, прежде всего,
    из противоречий, имеющих место в системе общей культуры. Поэтому
    криминальная субкультура - это своеобразные отходы общественной культуры, не приемлющей жестокость, насилие, агрессию и т.д. Рассуждая
    о криминальной субкультуре, автор обращает внимание на то обстоятельство, что необходимо иметь в виду, прежде всего, не только уголовную
    направленность осужденного, но и условия, в которых она проявляется.
    Криминальная субкультура рассматривается как некая система
    определенных ценностей, обычаев, традиций, норм и правил поведения, составляющих основу поведения и взаимоотношений лиц, совершивших или склонных к совершению преступлений, включая и осужденных в местах лишения свободы.
    Такая субкультура, как и любое явление, порождается определенными причинами и условиями, которые, применительно к местам лишения свободы, на наш взгляд, необходимо классифицировать на внутренние и внешние. С различной степенью активности они проявляются внутри системы изоляции, и соответственно их можно отнести к внутренним детерминантам, поскольку обособляют и подпитывают криминальную субкультуру осужденных. Внешние причины относятся к факторам, функционирующим вне мест лишения свободы. Однако они существенно влияют не только на криминальную субкультуру, подпитывают ее, но и оказывают влияние на многие элементы субкультуры осужденных в условиях изоляции.
    Пенитенциарная субкультура - динамичное явление, она видоизменяется вместе с изменением характера и структуры преступности. Так, в прошлом в преступном мире отдельные преступления - против малолетних, некоторые виды половых преступлений, презирались большинством сообщества осужденных. В современном сообществе эти составы преступлений на статус осужденного уже не влияют.
    В настоящее время трансформация, изменение неформальных норм, переход сообщества осужденных к модели подчинения наиболее сильным преступникам - это своеобразный способ защиты слабого осужденного, его выживания в среде подобных, приспособление в борьбе за лучшие условия существования в колонии. По мнению автора, на указанные процессы оказывают влияние и такие обстоятельства, как смягчение условий отбывания наказания к отдельным категориям осужденных причем во многом связанное с чисто механическим копированием некоторых международных стандартов в обращении с осужденными; ухудшение социально-нравственных характеристик осужденных, усиление их запущенности, что наглядно проявляется в категориях преступлений, способах их совершения; увеличение числа лиц, имеющих различные психические и другие заболевания, обусловленные чрезмерным употреблением наркотических средств, одурманивающих веществ, алкоголя; отсутствие у большинства осужденных профессионального образования, навыков к труду, а также эгоистические и устойчивые антиобщественные установки; большой процент трудовой незанятости осуждённых в ИУ.
    Ввиду того, что пенитенциарная субкультура представляет результат слияния криминальных и некриминальных субкультур, то ее можно охарактеризовать как особый вид криминальной субкультуры, обусловленный, прежде всего, жесткими условиями изоляции, ограниченными возможностями удовлетворения многих потребностей, что неизбежно влечет видоизменение поведения, порождает потребность в защите, поддержке, где консолидация выступает вполне естественным и закономерным процессом. Субкультура выступает как следствие сложной системы взаимоотношений в сообществе и как его обязательный атрибут. Поэтому задача пенитенциарных учреждений - свести к минимуму негативные последствия таких процессов, исключить наиболее опасные для многих осужденных формы проявления субкультуры.
    Существует устойчивая тенденция к стремлению отдельными осужденными регулировать жизнедеятельность отдельных лиц, группы, сообщества, приданию этим образованиям доминирующих качеств, как правило, криминализированных. Следовательно, отдельные неформальные отношения между осужденными обусловлены комплексом сложившихся условий их жизнедеятельности в колонии и являются своеобразной основой воспроизводства устойчивых форм криминального поведения в будущем.
    Субкультуру осужденных можно рассматривать как своеобразную систему, как результат компромисса между условиями, в которых вынужден находиться преступник, и необходимостью обеспечения им своей безопасности, с одной стороны, а также необходимостью самоутверждения, понимания, поддержки, особенно со стороны себе подобных, с другой. Между осужденными и государством проявляются строго определенные урегулированные нормами права отношения как к лицу, совершившему преступление, и за это он наказан и нуждается в принудительном воздействии как к преступнику со всеми вытекающими из этого факта обстоятельствами. Отсюда замкнутость, стремление к консолидации и противодействию, в том числе в различных групповых формах, вполне закономерно и присуще многим осужденным.
    Консолидация, объединение осужденных предполагает выработку элементов поведения, которые их обособляют в сообществе с одной стороны, а с другой - являются мощным объединительным фактором. К ним автор относит: неформальные для образования правила, средства коммуникации - язык, жаргон, жесты, одежду, татуировки; общность интересов, потребностей и ценностей. Эти элементы составляют основу субкультуры осужденных, содержащихся в условиях изоляции. Владение ими, их использование является весьма значимым не только в общении друг с другом, с группой как для самоутверждения в среде подобных, но и для сокрытия замыслов и действий от других, неугодных для микрогруппы лиц, не разделяющих с ними взглядов.
    Хотя пенитенциарная субкультура за последнее время претерпела серьезные изменения, многие ее элементы оказались весьма устойчивыми. Это необходимо отнести, прежде всего, к татуировкам как демонстративному способу проявления себя, своих качеств в сообществе. Приобретая в местах лишения свободы татуировки, осужденный как бы идентифицируется с той или иной группой, ее традициями, обычаями, нормами и правилами поведения, наконец, преданностью к групповым идеалам.
    Потребность в татуировках, отражающих уголовную тематику, устойчиво сохраняется в местах лишения свободы. Вместе с тем, исходя из исследования, автор констатирует, что в последние годы их популярность уменьшается. Это обусловлено тем, что многие из татуировок несут определенную смысловую нагрузку и могут быть использованы другими лицами для различных целей.
    Весьма важно отметить отсутствие зависимости между возрастом осужденных и количеством осужденных, имеющих татуировки. Исследованием установлено, что в возрастной группе от 20 до 25 лет имеют татуировки 78,9 %, от 25 до 30 лет - 76,3 %, от 30 до 35 лет - 74,2 %, от 35 до 40 лет - 62,7 %, от 40 до 45 лет - 79,5 %, от 45 до 50 лет - 75,1 %.
    Кличка в преступном сообществе, также исходя из исследования выполняет определенную функцию: с одной стороны, скрывает юридически значимые данные о личности (фамилия, имя, отчество), с другой, характеризует его статус в сообществе - от унизительного, презираемого, до уважаемого, авторитетного. Отсюда, использование кличек в сообществе содержит определенные информационные сведения о личности, которые влияют на отношение к такому осужденному со стороны сообщества. В ходе нашего исследования установлено, что имеют кличку 193 осужденных, что составляет 96,5 %, остальные 7 осужденных (3,5 %) кличек не имеют.
    Следующий элемент субкультуры - жаргонные слова выполняют своеобразную роль как способ общения, сокрытия от посторонних передаваемой информации, а их знание в определенных случаях оказывает влияние на статус осужденного, так как они являются своеобразной визитной карточкой, по которой отличают «своего» от других. По владению жаргонными словами в сообществе отличают и молодого, неопытного преступника, от закоренелого, опытного («бывалого»).
    Стратификация - неизбежно порождена противоречиями в среде осужденных, отбывающих наказание в условиях изоляции от общества, и
    обусловлена различными интересами с их стороны: от обеспечения
    безопасности до удовлетворения многих ограниченных потребностей. Последние в местах лишения свободы имеют особую ценность. Учитывая это обстоятельство, а также уровень правосознания осужденных, подчеркнем, что такая борьба носит жесткий характер, где одним из способов обеспечить свою безопасность, доминировать является их объединение, в основе которого, могут быть заложены различные факторы: землячество, совместные взгляды,
    убеждения, обоюдные интересы, прошлая преступная деятельность и т.д.
    На поведение осужденных в условиях изоляции от общества большое влияние оказывают такие элементы пенитенциарной субкультуры как интересы, потребности, ценности.
    К биологическим потребностям относят такие, как сон, пища, тепло, сексуальные потребности, самозащита. Естественно, указанные потребности имеют большое значение вообще в жизни человека, а в условиях изоляции от общества особенно, поскольку удовлетворение многих из них регулируется нормами уголовно-исполнительного права. В этой связи удовлетворение многих названных потребностей очень жестко регулируется сообществом и, соответственно, отражает элементы субкультуры.
    Так, исследованием установлено, что более 60 % осужденных
    испытывают трудности в удовлетворении своей потребности в сне. Это связано с тем, что соблюдать необходимую тишину и гигиену, в условиях казарменного размещения осужденных, для сна нелегко. Естественно, в таких условиях они опасаются вызвать своими действиями во время сна недоброжелательное или даже презрительное отношение сообщества. Исходя из традиций, они могут быть в статусе «отвергаемого».
    Биологическая потребность осужденного в пище, с одной стороны, и дозированное и регулируемое ее потребление, с другой, придают продуктам питания в условиях изоляции особую значимость и большую ценность. В ходе проведенного нами исследования практически все осужденные высказали мнение о необходимости расширения рациона питания и повышения калорийности пищи. Отсюда, к пище в целом или к отдельным видам продуктов в частности, особое отношение в среде осужденных. Так, очень жестоко, исходя из субкультуры, рассматривается кража продуктов; полученные в посылках, передачах, бандеролях или приобретенные в магазине продукты питания традиционно должны употребляться в составе группы, сообщества. Поддержка продуктами питания осужденных, содержащихся в ШИЗО, ПКТ, как членов своей группы, является и обязанностью и знаком преданности и солидарности.
    Неудовлетворение половых потребностей многими осужденными тяжело переживается, поскольку испытывать это приходится долгие годы, что в конечном итоге отражается на их поведении. На этой почве у отдельных осужденных появляются даже изменения в психике, в области сексуальной направленности, у них вырабатываются устойчивые извращенные половые потребности, что усиливает деградацию личности, стимулирует девиантное поведение. Исходя из субкультуры, половое влечение очень сильно влияет на статус осужденного, особенно тех, кто склонен к пассивному гомосексуализму или другим развратным действиям. Традиционно такое поведение рассматривается сообществом как слабость, трусость, отсутствие мужских качеств и т.п. Исходя из этого, нормами субкультуры осужденных предусматривается отвергание такого осужденного со всеми унижающими его достоинство последствиями.
    В условиях изоляции осужденный, стремясь выйти из состояния переживания, порождаемого неудовлетворением названных потребностей, вынужден прибегать к защите, сочувствию, пониманию, признанию в сообществе себе подобных со стороны других, как результат принимать установки, нормы и правила поведения данной группы, окружения. Невольно многие ценности сообщества преступников он вынужден усваивать, так как их правильное усвоение помогает ему избегать многих конфликтов со средой и тем самым снять стрессовые ситуации. Во многом однородная в социально¬нравственном отношении среда неизбежно прививает ему нормы пенитенциарной субкультуры и вместе с тем многие негативные установки и формы поведения.
    В условиях изоляции происходит смещение антиобщественных интересов для одних осужденных, и их закрепление - для других. Они начинают ориентировать свое поведение на усвоение ценностей сообщества, его субкультуры: изучают жаргонные слова, выражения; делают татуировки, обучаются игре в карты «под интерес», усваивают походку и другие элементы субкультуры сообщества.
    Условия мест лишения свободы, с одной стороны, весьма существенно ограничивают многие интересы осужденных, а с другой - объективно, в силу воздействия свойственных изоляции факторов, формируют у осужденных, во-первых, систему интересов, во многом отражающую их нравственный уровень, взгляды и оценки ими окружающей действительности, во-вторых, непроизвольно формируют и отражают субкультуру среды, в которой проходит их жизнь.
    Социальная среда осужденных формирует свои группы ценностей, которые отражают ее субкультуру, исходя, прежде всего, из их реального жизненного, в том числе и преступного опыта, а также условий отбывания наказания. Бесспорно, интересы и потребности в этой среде играют далеко не последнюю роль, ибо ограниченные возможности удовлетворения потребностей, схожесть и даже совпадение многих интересов, суждений, оценок способствуют их консолидации в группы, микрогруппы, сообщества, и как следствие - формированию системы ценностей, свойственных субкультуре осужденных.
    Необходимо констатировать, что возможностью негативного влияния, распространения и фактического навязывания норм и правил поведения, традиций и обычаев субкультуры сообщества осужденных в большей степени обладают лидеры неформальных групп осужденных отрицательной направленности поведения, которые используют любые средства для того, чтобы принудить других осужденных соблюдать установленные или навязываемые ими принципы и нормы поведения.
    Выявленные особенности и значимость отдельных элементов пенитенциарной субкультуры, их влияние на поведение осужденных в условиях изоляции и отношение к основным средствам исправления могут быть взяты за основу при разработке различных программ по предупреждению наиболее негативных форм проявления субкультуры осужденных.
    Общесоциальное предупреждение распространения и навязывания элементов пенитенциарной субкультуры гражданскому обществу должно быть направлено, прежде всего, на достижение качественно иного состояния общества.
    В комплексе превентивных мер общесоциального уровня можно выделить такие, как реализация мероприятий по стабилизации и развитию экономики, повышение уровня жизни населения, улучшение социальной защищенности граждан, уменьшение безработицы и других негативных явлений; создание принципиально новой ментальности, которая будет отвечать духу времени; борьба с пропагандой криминальной и пенитенциарной субкультуры в средствах массовой информации, изменение направления работы социальной рекламы, развитие программ по профессиональному ориентированию не только взрослого населения, но и в большинстве своем молодежи; разработка правовых основ нейтрализации криминальной субкультуры, исключающих возможность проникновения лидеров и авторитетов преступных сообществ в политику, экономику, культуру и т.д.; снижение уровня преступности в обществе, преодоление поляризации населения по уровню доходов, противодействие коррупции, повышение эффективности работы государственных органов.
    Наряду с мероприятиями общесоциального направления по нейтрализации пенитенциарной субкультуры и ее идеологии, необходимо проводить также общепрофилактические меры психологического характера.
    К психолого-профилактическим мерам предупреждения влияния криминальной идеологии стоит отнести следующие: совершенствование и пропаганда в российском обществе антикриминальной идеологии; повышение уровня правовой культуры населения; увеличение числа государственных программ, направленных на сохранение культурного потенциала и наследия страны; искоренение различных форм организованной преступности и дальнейшее реформирование уголовно-исполнительной системы, которое должно включать в себя не только создание для осужденных более гуманных, цивилизованных условий отбывания наказания, но и систему социально востребованного исправления осужденных.
    В качестве специально-криминологических мер необходимо выделить мероприятия, которые будут направлены на повышение эффективности деятельности исправительных учреждений по искоренению уродливых форм пенитенциарной субкультуры, в число которых входят следующие: разобщение массы осужденных на категории исходя из их отношения к наказанию, к средствам исправления; применение мер воздействия к лицам, противодействующим законным требованиям администрации, навязывающим свои образцы поведения в колонии, стремящимся доминировать в сообществе.
    Таким образом, мероприятия, направленные на нейтрализацию пенитенциарной субкультуры, и связанная с этим борьба с пенитенциарными правонарушениями являются неотъемлемой частью процесса реализации наказания в виде лишения свободы и, в конечном итоге, создания условий для их исправления.
    БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Нормативно-правовые акты
    1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным
    голосованием 12 декабря 1993 г. (с изм. и доп. от 21 июля 2014 г., № 11 -ФКЗ) // Российская газета. - 1993. - 25 дек.; Собрание законодательства Российской Федерации. - 2014. - № 31. - Ст. 4398.
    2. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10.12.1948) // Международное публичное право: сб. докум. ; в 2 т. - М.: БЕК, 1996. - Т. 1. С. 460-464.
    3. Венская Конвенция о праве международных договоров (Заключена в г. Вена 23 мая 1969 г.) // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1. - М.: БЕК , 1996. - С. 67-87.
    4. Европейская конвенция о защите прав и основных свобод человека от 4 ноября 1950 г. // СЗ РФ. - 2001. - № 2. - Ст. 163.
    5. Европейские пенитенциарные правила (рекомендация № R (87) 3) // Тюремная библиотека. Вып. 2. - М., 1999. - 121 с.
    6. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (заключена 10 декабря 1984) // Ведомости ВС СССР. - 1987. - № 45. - Ст. 747.
    7. Международный пакт ООН о гражданских и политических правах (принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16.12.1966 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1976. - № 17. - Ст. 291.
    8. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН 30 августа 1955) // Советская юстиция. - 1992. - № 2. - С. 19.
    9. Основные принципы обращения с заключенными, принятые 14 декабря 1990 г. Резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи ООН // Сборник международных договоров. - Женева, 2002. - С. 325.
    10. Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме принят 9 декабря 1988 г. Резолюцией 43/173 на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН // Правовые основы деятельности системы МВД России сб. норматив. докум. Т. 2. - М.: ИНФРА- М., 1996. - С. 147-157.
    11. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изм. и доп. от 30 декабря 2015 г., № 441-ФЗ) // Собрание законодательства
    Российской Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2015. - № 52 (ч. I). - Ст.
    7520.
    12. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от
    08 января 1997 г. № 1-ФЗ (с изм. и доп. от 28 ноября 2015 г., № 358-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 2. - Ст. 198; 2015. - № 48 (ч. I). - Ст. 6724.
    13. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от
    18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изм. и доп. от 30 декабря 2015 г., № 441-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 52 (ч. 1). - Ст. 4921; 2015. - № 52 (ч. I). - Ст. 7520.
  • Стоимость доставки:
  • 200.00 руб


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины