ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ ЧЕЛОВЕКА : ПСИХОСЕМАНТИЧНА РЕГУЛЮВАННЯ ФУНКЦІОНАЛЬНИХ СИСТЕМ ЛЮДИНИ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Бесплатное скачивание авторефератов
СКИДКА НА ДОСТАВКУ РАБОТ!
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ! ДОСТАВКА ОТДЕЛЬНЫХ РАЗДЕЛОВ ДИССЕРТАЦИЙ!
Авторские отчисления 70%
Снижение цен на доставку работ 2002-2008 годов

 

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

Порядочные люди. Приятно работать. Хороший сайт.
Спасибо Сергей! Файлы получил. Отличная работа!!! Все быстро как всегда. Мне нравиться с Вами работать!!! Скоро снова буду обращаться.
Отличный сервис mydisser.com. Тут работают честные люди, быстро отвечают, и в случае ошибки, как это случилось со мной, возвращают деньги. В общем все четко и предельно просто. Если еще буду заказывать работы, то только на mydisser.com.
Мне рекомендовали этот сайт, теперь я также советую этот ресурс! Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты! Благодарю за честный профессионализм!
Здравствуйте! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни. Рекомендую этот ресурс!



  • Название:
  • ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ ЧЕЛОВЕКА
  • Альтернативное название:
  • ПСИХОСЕМАНТИЧНА РЕГУЛЮВАННЯ ФУНКЦІОНАЛЬНИХ СИСТЕМ ЛЮДИНИ
  • Кол-во страниц:
  • 447
  • ВУЗ:
  • ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ имени Г.С. КОСТЮКА
  • Год защиты:
  • 2012
  • Краткое описание:
  • НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК УКРАИНЫ
    ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ имени Г.С. КОСТЮКА


    На правах рукописи

    Соловьёв Олег Владимирович

    УДК 159.91: 519.763

    ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ ЧЕЛОВЕКА


    Специальность 19.00.02 - психофизиология


    Диссертация на соискание научного звания доктора
    психологических наук




    Научный консультант Клименко Виктор Васильович,
    доктор психологических наук, доцент

    КИЕВ-2012
    СОДЕРЖАНИЕ
    ВВЕДЕНИЕ 7
    РАЗДЕЛ 1. ОЗНАЧИВАЮЩАЯ ПРИРОДА АКТИВНОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ, РЕАЛИЗУЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ: АНАЛИЗ ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ 26
    1.1. Анализ литературных источников по вопросу об означивающих закономерностях активности функциональных систем 34
    1.2. Анализ литературных источников по вопросу об означивающей природе психических явлений 39
    Заключение к первому разделу 48
    РАЗДЕЛ 2. ОПИСАНИЕ МЕТОДОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В ХОДЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 51
    2.1. Метод выявления означивающей природы функциональных нейронных систем мозга 51
    2.2. Остальные методы, используемые в работе 55
    РАЗДЕЛ 3. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ, УКАЗЫВАЮЩИЕ НА ИХ ОЗНАЧИВАЮЩУЮ ПРИРОДУ 60
    3.1. Определение связи функциональных свойств психических явлений и их означивающей природы 61
    3.1.1. Инвариантность qualia по отношению к трем временным модальностям - прошлому, настоящему и будущему (эмпирическое исследование). 61
    3.1.2. Предварительный анализ проблемы взаимообусловленности функций психических явлений и их означивающей природы. 67
    3. 2. Qualia (субъективные означивания качеств объектов и явлений) как элементарные означивающие структуры 71
    3.3. Причинно-следственная связь объективно осуществляющихся процессов и необходимость фиксации информации о ней в означивающих системах 78
    3.4. Означивающие потенции объективно осуществляющихся явлений 85
    3.5. Психосемантика и ее место в общей означивающей иерархии, обеспечивающей функционирование мозга 87
    3.6. Функциональные и структурные особенности qualia 96
    3.6.1. Qualia как инвариант означивающего процесса. 97
    3.6.2. Qualia как психосемантический конструкт. 98
    3.6. 3. Время, пространство, качество, интенсивность и их фиксация в сфере психики. 105
    3.7. Физические условия осуществления означивающего процесса в нервном субстрате 110
    3.8. О специфике означивания в нейронных сетях и в сфере психических явлений, реализуемых ими 113
    3.9. Психический образ как означивающая структура 127
    3.9.1. "Каузальные способности" объектов и их фиксация в психическом образе. 127
    3.9.2. Первичный и вторичный образы и их временная специфика. 132
    3.9.3. Виды психических образов и время. 142
    3.10. Ориентированность психического процесса как процесса означивающего на отражение будущих взаимодействий человека со своей средой 152
    3.11. Воображение как процесс, функционирующий на основе феномена означивания 156
    3.12. Мышление как процесс, функционирующий на основе феномена означивания 159
    3.13. Вербальный знак: двухсоставная природа и семиотические функции 170
    3.14. Вербальный знак как средство устранения неопределенности в сфере психосемантики субъекта 174
    3.15. Что представляет собой психосемантический процесс в завершенном виде 192
    3.16. Соотношение понятий «психосемантика» и «прагматика» 199
    3.17. Детерминированность двигательной активности сферой психосемантики 207
    3.18. Сфера психосемантики как сфера осуществления субъектом выбора своего будущего 234
    3.19. «Я-субъект» как психосемантический конструкт, реализующий высшие регулирующие функции 247
    3.20. Свойства функциональных систем, реализующих психические явления, определяемые закономерностями активности последних 256
    3.21. Вербальный знак и его нейрофизиологический коррелят 270
    3.22. Соотношение понятий «сигнификативный процесс», «психосемантика», «психика», «сознание» и «бессознательное психическое» 278
    Заключение к 3-му разделу 289
    РАЗДЕЛ 4. ОЗНАЧИВАЮЩИЕ СВОЙСТВА ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ, РЕАЛИЗУЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ 293
    4.1. Пространственно-временные критерии выделения функциональной системы и ее психосемантический аспект 294
    4.2. Взаимосвязь означивающих процессов, протекающих на нейрофизиологическом и психическом уровнях: предварительный эксперимент 298
    4.3. Функциональная система как означивающая структура 312
    4.4. Получение новой информации в нервном субстрате как процесс комбинирования означивающих структур 314
    4.5. Двойственная природа активности функциональных систем мозга, реализующих психические явления 325
    4.6. Вербальный знак как семиотический конструкт и особенности функционирования его нейрофизиологического коррелята 327
    Заключение к 4-му разделу 330
    РАЗДЕЛ 5. ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РЕГУЛЯЦИИ ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА 332
    5.1. Уровни означивания, обеспечивающие психосемантическую регуляцию поведения человека 335
    5.1.1. Иерархия означивающих уровней и их функции 335
    5.1. 2. Признаки операндов каждого означивающего уровня. 351
    5.2. Структурная сложность означивающего конструкта и масштабы психосемантического «выхода» за пределы «здесь и сейчас» 362
    5.3. Механизм психосемантической регуляции функциональных систем 366
    5.4. Психосемантика как опосредствующая сфера между активностью функциональных систем управляющих и исполнительских уровней организации мозга 376
    5.5. Психосемантическая регуляция поведения: означивающая природа активности функциональных систем и целенаправленность 383
    Заключение к 5-му разделу 392
    В Ы В О Д Ы 394
    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНЫХ ИСТОЧНИКОВ 400
    ПРИЛОЖЕНИЕ 1 446







    В В Е Д Е Н И Е

    Человек является существом, «субъективное существование» которого, так или иначе, зависит от глубины понимания им природы своей включенности в объективный мир, окружающий его. И тенденция такой зависимости становится все более и более актуальной именно в современном мире. Ибо человек, благодаря своему эволюционно развитому мозгу, становится и все более значимым субъективным фактором воздействия на свою объективную среду обитания. И социальный заказ на данное исследование, по нашему мнению, как раз и состоит в первую очередь в том, что наличное состояние взаимоотношений человека и его среды о настоятельно требует формирования научных подходов к решению вопроса об общих закономерностях функционирования человеческого мозга, который является органом, реализующим субъективный способ бытия человека в объективном мире. Кроме этого знание общих закономерностей функционирования человеческого мезга может способствовать решению многих практически значимых социальных проблем, в первую очередь медицинских и педагогических. В этом и состоит актуальность исследования, если иметь в виду его социальную значимость.
    Сугубо же научный аспект актуальности этого исследования определяется недостаточностью теоретической интеграции уже полученного и достаточно обширного экспериментального и клинического материала об активности человеческого мозга [208], полученного в последнее столетие. Современная теоретическая психофизиология сталкивается с такими противоречиями, которые явно свидетельствуют о нашем незнании того, каким образом и зачем в нашем объективно активном мозге функционируют психические процессы, каким образом и зачем объективно активные нейронные сети мозга реализуют психические отображения прошлого и вероятностного будущего [6, 7, 8, 112, 184, 185, 376], каким образом и зачем в сфере психики человека формируется фактор целенаправленности его поведения [345], каким образом в мозге формируется способность человека оперировать своим личностным опытом [339] для формирования адекватных психических моделей будущего, которые и являются причастными к реализации целенаправленного поведения человека.
    Таким образом, наше исследование мотивируется отсутствием соответствующего категориального аппарата, описывающего функциональную включенность психических (субъективно осуществляющихся) явлений в объективную активность нейронных сетей мозга человека в процессе переработки информации и регуляции объективно осуществляемого поведения.
    При наличии полученного в психофизиологии большого количества фактов о соотношении разнообразных проявлений психических явлений и реализующих их нейронных мозговых процессов [187,224,433] в ней еще не появились работы, которые бы указывали на то, каким образом психические (субъективные) явления функционально включаются в общую «картину» объективно функционирующего мозга человека и выявляли бы структуру и механизм функционирования психического в функциональных границах активности реализующих это психическое нейронных процессов. Таким образом, нас будет интересовать вопрос о том, для чего и как в объективно функционирующем мозге человека проявляют свою активность психические явления?
    Кроме этого, наше исследование было мотивировано еще и проблемой того, каким образом в объективно функционирующем мозге, функциональные системы которого проявляют свою активность «здесь и сейчас» (т.е. в настоящем), возникает возможность отображения прошлого и вероятностного будущего, а в связи с этим, и возможность целенаправленного поведения человека (цель ведь, как известно еще со времен Аристотеля, «локализована в будущем»). Содержание этих вопросов и отражает в себе смысловое ядро диссертации, фиксированное в ее названии, ибо, как это будет показано, именно посредством «психосемантического аспекта» активности функциональных систем мозга человека возникает принципиальная возможность субъекта манипулировать информацией о прошлом для «построения» «информационных моделей будущего» и на основе последних целенаправленно регулировать свое, объективно осуществляемое, поведение.
    Но для того, чтобы выявить и описать механизм такой регуляции нам необходимо будет выяснить специфику функционирования нейронных систем мозга, реализующих психические явления. И мы покажем, что такие системы функционируют именно в силу их сигнифицирующей (означивающей) природы. То есть, именно потому, что они фиксируют в собственной структуре информацию о прошлых взаимодействиях человека и его среды (означивают собой определенные события прошлого и «участвующие» в них объекты), они и становятся означивающей основой для актуализации информации о прошлом в настоящем в форме психических явлений для «построения» образных и мысленных моделей будущих взаимодействий человека со своей средой. Этот процесс регуляции такими психическими моделями поведения человека мы в данной работе и будем называть психосемантической регуляцией.
    Таким образом, в современной психофизиологии возникает острая необходимость и возможность исследовать функции психических явлений (как явлений субъективных) в общей картине объективно осуществляемой физиологической активности систем мозга, реализующих эти психические явления, с помощью основных понятий семиотики. Покажем это.
    Анализ означающего процесса [203, 204, 238] охватывает собой все три, существенные для теоретической психофизиологии, аспекта активности таких мозговых нейронных систем в их функциональном единстве. Перечислим их. Это, во-первых, семантический аспект этой активности, т.е. аспект, который описывает фиксированную в таких системах информацию. Во-вторых, прагматический аспект их активности, который описывает субъективное отношение человека к объектам и явлениям, информация о которых фиксирована в них (эти два аспекта активности фунциональных систем мозга, как мы покажем, и формируют собой психосемантическую составляющую активности таких систем). И, в-третьих, синтактический аспект активности систем мозга, реализующих психические явления, который описывает нейронные процессы, объективно осуществляющиеся в мозге и которые реализуют первые два аспекта (т.е. реализуют психосемантические феномены как таковые). Мы покажем, что именно два первых аспекта активности функциональных систем мозга, реализующих психические явления, и формируют собой сферу психики (психосемантики – если рассматривать этот феномен в рамках его внутримозговых функций в процессе переработки информации). И именно такой анализ, на наш взгляд, способен объяснить то, каким образом поведение человека может быть управляемым целью, т.е. управляемым психическим образом будущего [112,184,185]. Далее будет показано, что будущее не существует объективно, а может «существовать» только как следствие функционирования информации (семантический аспект активности структур мозга), которая фиксирована в определенных материальных «носителях» (синтактический аспект) – функциональных системах мозга человека. Эта фиксация и представляет собой процесс означивания структурой нейронных систем явлений окружающей человека среды. Означивающая природа человеческой обращенности к будущему наглядно демонстрируется использованием в английском языке слова design, в котором в качестве корня функционирует морфема sign – знак. В большинстве же значений слова design (например: план, задумка, иметь намерение, допускать) демонстрируется обращенность этого слова к будущему. Это указывает на то, что обращенность субъекта к будущему осуществляется не с помощью объективных процессов самих по себе, но с помощью фиксированной в объективно функционирующих знаках и субъективно оцениваемой информации. Таким образом, одним из основных понятий нашего исследования будет понятие «означивание», которое описывает чрезвычайно значимую особенность активности мозга, реализующего психические явления.
    В современной науке, – и небезосновательно, - cложилось представление о том, что уровень теоретического знания должен в конечном итоге обусловливать и «качество» практического взаимодействия человека с его средой. Не исключением, а может быть и одним из ярких подтверждений этого представления, является и сфера взаимодействия теоретической и практической психологии. В связи с этим, мы имеем основание говорить о том, что практический успех психологического знания (хотя и достаточно опосредованно) зависит от того, насколько теоретическая психология способна решать фундаментальные психологические проблемы и, в частности, насколько продуктивным является ее подход к одной из них. А именно, к проблеме о непротиворечивом включении психических явлений (то есть явлений субъективных) в биологическую картину функционирования живого, картину, которая описывается уже «языком» объективно протекающих явлений. Однако поиск таких продуктивных подходов к решению вышеуказанной проблемы связан с исследованием реальных нейрофизиологических механизмов, на основе которых осуществляются психические процессы. В случае же отношения к активности функциональных систем мозга как к означивающей активности появляется возможность выявить функциональную преемственность психических явлений и функциональных систем, которые реализуют эти психические явления. И если одна из функций психики состоит в «проектировании» будущих взаимодействий человека со своей, прежде всего социальной, средой [184,185], то возникает необходимость исследовать именно означивающие свойства функциональных систем, благодаря которым происходит это «проектирование». Тем более что факты семиотики и теории информации свидетельствуют о том, что любой процесс проектирования (моделирования, прогнозирования) может принципиально протекать только посредством процесса означивания. Ведь будущее не существует реально, оно может существовать только в форме семиотически функционирующего процесса, создающего прецедент означающих, в сфере значений которых только и может осуществиться обращенность к будущему, а значит и целенаправленность регуляции поведения [84, 203, 204, 238].
    С другой стороны, проблема психосемантической регуляции функциональных систем человека (а отсюда и его поведения), конкретизирующая затруднения в решении психофизической проблемы, заостряет наше внимание на том, что психофизиология все еще остается «психо-физио-логией». То есть она остается пока областью знания, еще не имеющей такого категориального аппарата, который бы связал в единый смысловой узел функции психических (субъективно осуществляющихся) и нейронных (осуществляющихся объективно) явлений в просе переработки информации в мозге. Этот же «недостаток», в свою очередь, влечет за собой и неспособность психофизиологии описывать каузальные отношения между психическими явлениями и мозговыми явлениями, которые реализуют эти психические явления. В этом, по нашему мнению, и состоит основной аспект актуальности диссертационной работы.
    Но ее актуальность, поскольку она посвящена проблеме означивающей природы взаимосвязи психических явлений и реализующих их функциональных систем, состоит также и в том, что выяснение некоторых важных аспектов этой взаимосвязи может продвинуть вперед реализацию определенных практических задач [118,119,183]. В частности, выяснение вопроса о сигнификативной (означивающей) природе активности нервной ткани может уточнить некоторые особенности психического процесса саморегуляции человеком своих собственных психических состояний, что в особенности актуально в наше время делегирования человеку невиданных к этому историческому моменту социальных свобод (такое «делегирование» ярко проявляется и в социальном пространстве стран СНГ).
    Психиатрия также нуждается в теоретических разработках, исследующих психофизиологические механизмы саморегуляции субъектом своего поведения или, как говорил в свое время Л.С. Выготский, механизмов «овладения человеком своими психическими функциями». Дело в том, что большинство психических отклонений от норм социального поведения, не связанных с органическим поражением мозга, оказываются следствиями нарушения психических механизмов саморегуляции человека, незрелости его психических функций и соответствующих им функциональных систем мозга [58, 59, 60, 61, 62, 397, 398, 399, 432, 447, 470]. Выявление функциональной роли психических явлений в активности человеческого мозга, возможно, позволит более адекватно представить себе и соотношение вклада в паталогию таких заболеваний как шизофрения и болезнь Альцгеймера [377, 379], их «психической составляющей» и объективных проявлений.
    Исходя из вышесказанного, объектом исследования является процесс психосемантической регуляции функциональными системами мозга, реализующими управляющую функцию, других функциональных систем (управляемых) в процессе взаимодействия человека с его (в том числе социальной) средой в условиях средовой новизны. (В нашем исследовании понятие психосемантическая регуляция описывает процесс такой регуляции объективно осуществляемого поведения человека, которое обусловливается двумя аспектами активности функциональных систем, реализующих психические явления: первый (семантический) представляет собой информацию, фиксированную в этих системах, второй (прагматический) – фактор субъективности, формируемый целостной активностью мозга и обусловливающий направленность информационных процессов, протекающих в мозге). В дальнейшем мы сделаем попытку показать, что психосемантическая регуляция одними нейронными системами активности других систем осуществляется в силу того, что реализующие в данный момент регулирующую функцию функциональные системы мозга именно посредством обеспечиваемых ими психических процессов осуществляют интеграцию прошлого, прижизненно накапливаемого опыта для формирования адекватных психических моделей будущего взаимодействия со средой. Будет, кроме этого, показано, что организм человека нуждается в прижизненном накоплении опыта, а, следовательно, и в реализации психических процессов, именно в силу того, что автоматизированные, рефлекторные формы ответов на средовые воздействия адаптируют живое существо лишь к неизменной, повторяющей свои воздействия, среде. Тогда как реальные условия существования человека (и в первую очередь, социальные) представляют собой постоянно чреватую новизной, вероятностную, «непредсказуемую» среду.
    Предметом исследования выступает способность функциональных систем мозга, реализующих психические явления (ощущения, предметные образы, мысленные конструкты и т.п.), означивать своей структурой явления объективной реальности, а, учитывая эту способность, и механизм психосемантической регуляции одними функциональными системами мозга человека других функциональных систем, обеспечивающий использование прижизненно накапливаемого опыта для формирования адекватного поведения человека в будущем. (Здесь мы должны уточнить, что термином психические явления мы описываем все проявления отображения мозгом человека объективного мира и его фрагментов, которые характеризуются субъективной оценкой отображаемого).
    Целью диссертационной работы является выяснение сигнификативных (означивающих) особенностей функциональных систем, реализующих психические явления, уточнение функциональной специфики психических явлений и соответствующих им функциональных систем в общей структуре активности мозга в процессе переработки информации и, как следствие такого уточнения, выяснение закономерностей психосемантической регуляции функциональных систем человека, которые поясняют то, каким образом психические явления оказываются функциональным аспектом активности функциональных систем мозга, что позволяет человеку использовать свой прижизненно накапливаемый опыт для формирования психических моделей адекватного поведения в будущем в условиях средовой новизны.
    Достижение данной цели будет осуществляться путем решения следующих задач:
    1. Выяснить вопрос о возможности и необходимости трактовать активность функциональных систем, реализующих психические явления, как активность, осуществляющуюся на основе феномена сигнификации (означивания).
    2. Уточнить структуру, свойства и функции психических явлений, которые вытекают из их сигнификативной (означивающей) природы.
    3. Выяснить структуру, особенности и функции нейронных систем, реализующих психические явления исходя из их сигнификативной (означивающей) природы.
    4. Выяснить функциональные особенности взаимосвязи психических явлений и функциональных систем, которые обеспечивают функционирование этих психических явлений в условиях средовой новизны.
    5. Исследовать функции вербального знака как фактора, который посредством означивания обеспечивает возможность субъекта регулировать содержания своей психики, а отсюда, и свое поведение.
    6. Выяснить функции и закономерности механизма психосемантической регуляции функциональных систем человека, которые поясняют то, каким образом на основе прошлого, прижизненно накапливаемого в мозге человека, опыта формируются психические модели будущего взаимодействия человека и его среды.
    Гипотеза исследования состоит в следующем:
    Активность функциональных систем мозга человека, которая обеспечивает реализацию психических явлений, может стать понятной в случае учета того, что эти системы формируются в мозге посредством процесса означивания их пространственно-временной структурой внешних явлений. Учитывая это, в активности таких систем мозга человека можно выделить три ее аспекта: семантический (информационный), прагматический (осуществляющий субъективную оценку информации) и синтактический (который, проявляя себя как объективно осуществляемый мозговой, физиологический, нейронный процесс, реализует первые два аспекта). Именно в сфере проявления семантического и прагматического аспектов функционирования таких систем (то есть в сфере психосемантики) на основе прошлого опыта формируются образные субъективные модели будущего, которые и обусловливают определенное поведение человека в настоящем. В этом случае можно говорить о том, что нейронные системы мозга функционируют ради реализации психических (психосемантических – если их рассматривать в рамках представлений об означивающей природе функциональных систем) явлений.
    Методы исследования.
    1. Теоретический анализ и обобщение литературных данных, направленный, в первую очередь, на выявление означивающей природы психических явлений и функциональных нейронных систем, реализующих эти психические явления. Кроме этого обобщение литературных данных было направлено на формирование представлений о функциональной роли психических явлений в процессе переработки информации в мозге.
    2. Метод выявления феномена сигнификации (означивания), разработанный семиотиками (Ч. Моррис, К.И. Льюис, Ч.С. Пирс, Ф. де Сосюр, Ч. Осгуд). Процедура выявления означающей природы психических явлений и нейронных процессов, реализующих эти психические явления, состояла в указании на их основные означающие признаки (благодаря использованию критериев выявления наличия у них признаков означивания; об этих критериях см. подробно во 2-м разделе работы). Основным таким признаком в нашем исследовании считалось обнаружение факта «означивания одной структурой или явлением другой структуры или явления» (А.Ж. Греймас, Р. Парментьер, С.С. Стивенс).
    3. Эмпирические методы:
    а) анализ клинических данных (А.Р. Лурия, Л.С. Цветкова), полученных в процессе коррекции произвольной двигательной активности у пациентов с травмами головного мозга и у детей с диагнозом ДЦП (детский церебральний паралич);
    б) метод прямого опроса с целью выявления у исследуемых наличия в их психике тех или иных интроспективно полученных психических содержаний;
    в) метод наблюдения с целью выявления наличия у исследуемых тех или иных двигательных реакций, их структуры и особенностей поведения;
    г) в рамках исследования был использован разработанный нами метод «случайного поиска произвольного движения» (см. 4-й раздел);
    д) эксперимент, целью которого являлась демонстрация сигнификативной (означивающей) природы психических явлений и их регулирующей функции.
    4. Методы математической статистики реализованные с помощью ЭВМ, посредством которых выявлялась достоверность различий результатов в группах исследуемых.
    Надежность и вероятность результатов обеспечивались в первую очередь методологической обоснованностью теоретических положений, надежностью и валидностью использованных методов, их соответствием цели исследования и его задачам, корректным использованием методов математической статистики.
    Научная новизна диссертационной работы состоит в следующем:
    - впервые в исследовании применено понятие «функциональные нейронные системы, реализующие психические явления», их активность описана с позиции закономерностей процесса сигнификации (означения); выяснено, что активность таких систем обусловлена их способностью означивать собственной пространственно-временной структурой определенные явления и события объективной реальности.
    - на основе анализа закономерностей означения описана информационная, а отсюда и функциональная, специфика активности функциональных систем и активности психических явлений, которая реализуется этими функциональными системами, в ходе переработки информации в условиях средовой новизны (дефицита информации).
    - Установлено, что в активности функциональных систем, реализующих психические явления, можно выделить три ее аспекта - семантический, прагматический и синтактический; два первых из них и формируют собой сферу психики (психосемантики – если иметь в виду функциональную роль и структурные особенности психики в рамках внутримозговых процессов).
    - Психосемантическая регуляция поведения человека как аспект активности определенных функциональных систем мозга человека является процессом, в котором осуществляется интеграция информации о прошлом опыте субъекта для «построения» психических моделей будущих взаимодействий человека со своей средой посредством феномена субъективности в условиях дефицита информации.
    - Психосемантический аспект активности функциональных систем мозга человека является механизмом детерминации информацией, формируемой и фиксированной в функциональных системах управляющих иерархических нейронных уровней, активности систем управляемых уровней.
    Теоретическое значение работы определяется в первую очередь разработкой нового подхода в исследовании активности функциональных систем мозга человека, который поясняет для чего эти объективно активные системы (исследуемые объективными методами) реализуют феномен психических (субъективных) явлений. На основе этого подхода была сформирована концепция диссертационного исследования, которая выявляет в активности функциональных систем мозга по переработке информации два ее уровня. В условиях рутинной, неизменной среды эффективными являются нейронные системы, которые реализуют автоматизированные, фунционирующие как алгоритмы, рефлекторные формы поведения, осуществляющиеся на основе уже сформированных генетитически или онтогенетически физиологических нейронных механизмов, и которые не требуют использования психики. Но в условиях средовой новизны живое существо, в соответствии с нашей концепцией, должно прижизненно накапливать опыт и использовать его для формирования на основе его интеграции новой информации для адекватных поведенческих ответов на средовую новизну. Прижизнное накопление опыта может осуществляться в мозге живого существа (и человека в том числе) только при условии активности в нем нейронных сетей, которые реализуют означивающую функцию. В активности таких нейронные сетей выделяются три ее аспекта, два из которых (семантический и прагматический) образуют собою сферу психосемантики (психики), а третий (синтактический), проявляющий себя в объективной активности нейронных сетей, обеспечивает фунционирование первых двух аспектов своей активности. В образуемой семантическим и прагматическим аспектами активности фунциональных систем мозга психосемантической (психической) сфере осуществляются специфические процессы интеграции прошлого опыта на основе субъективной оценки (прагматический аспект) информации, фиксированной в нейронных сетях мозга (семантический аспект их активности). Такая интеграция информации о прошлом на основе ее субъективной оценки в сфере психосемантики позволяет выявить в рядах схожих по определенным признакам событий определенные закономерности, которые, в силу их универсальности, могут быть использованы в будущих новых ситуациях для построения адекватных психических моделей будущего.
    Практическое значение исследования состоит в возможности использования полученных в нем выводов в практической психологии и коррекционной педагогике, в частности, на основе полученных теоретических результатов разработана оригинальная методика коррекции произвольной двигательной активности при травмах головного мозга и у больных детским церебральным параличом (ДЦП). Кроме этого полученные теоретические результаты могут быть использованны в учебных программах высших учебных заведений по предметам «общая психология», “психофизиология”, «нейропсихология», “реабилитация двигательной активности”, «теория управления».
    На защиту выносятся такие положения:
    1. Критерии оценки функциональных систем как сигнификативных.
    2. Функциональные особенности психических явлений, которые вытекают из сигнификативной природы реализующих их функциональных систем.
    3. Общетеоретические выводы об особенностях психосемантической регуляции функциональными системами управляющего уровня функциональных систем управляемого уровня.
    Связь работы с научными программами, планами, темами. Диссертационная работа связана с плановыми научными темами Института психологии им.Г.С.Костюка НАПН Украины «Определение норм психического и физиологического развития человека (номер госрегистрации 0101U000534), «Психофизиологическое обеспечение готовности студентов к педагогической деятельности» (номер госрегистрации 0105U000133), а также с темой Луганского национального педагогического университета им.Т.Г. Шевченко «Раннее выявление и социальная поддержка детей с нарушениями развития» (номер госрегистрации 01031003610). Тема диссертации утверждена на заседании Ученого Совета Института психологии им. Г.С. Костюка НАПН Украины (протокол №2 от 6.02.2003 г.) и согласована в Совете по координации научных исследований в области педагогики и психологии НАПН Украины (протокол №4 от 17.06.2003г.).
    Личный вклад соискателя: теоретические положения и полученные результаты являются исключительно самостоятельным вкладом автора в исследование проблемы психосемантической регуляции человеком своего поведения. Некоторые из них опубликованы в статьях, написанных в соавторстве. Наработка автора в каждой из совместно опубликованных работ составляет не менее 80%.
    Апробация результатов диссертации. Результаты исследований представлены в общем на 42 совещаниях, конференциях, съездах и симпозиумах, среди которых: 4-е робочее совещание “Моделирование и методы анализа биоэлектрической активности головного мозга» (Пущино, 1991г.); Международная конференция, посвященная 85-летию акад. М.Н.Ливанова «Ритмы, синхронизация и хаос в ЭЭГ» (Москва, 1992г.); Второй международный симпозиум «Consciousness and brain” (Москва, 1994г.); 3-й съезд психологов Украины, посвященный 100-летию со дня рождения акад. Г.С.Костюка (Киев, 2000г.); 10-я международная конференция по автоматическому регулированию (Севастополь, 2003г.); Всероссийская междисциплинарная конференция «Философия искусственного интеллекта» (Москва, 2005г.; Санкт-Петербург, 2007г.); Первый всеукраинский конгресс психологов Украины (Киев, 2005); IV,V,VI, и VII международные междисциплинарные конгрессы «Нейронаука для медицины та психологии» (2008, 2009,2010,2010 г.г.); Международная англоязычная конференция «Simbolic interactions: Everyday life, Social control” (Кассель, Германия, 2011г.);
    Публикации. Материалы диссертации опубликованы в 52 работах, в том числе в 2 монографиях и 24 статьях, соответствующих требованиям ВАК Украины. 7 из них опубликованы в соавторстве. Взнос автора в каждую из них составляет не менее 80%.
    Теоретико-методологическая основа исследования. При разработке данных положений мы опирались, в частности, на теоретические работы Ж. Пиаже и Л.С. Выготского [58, 59, 60, 61, 62, 232, 233, 234, 235, 236]. Л.С. Выготский первым указал на сигнификативную природу высших психических функций. Однако, в силу ограниченности семиотического и нейрофизиологического знания того времени, значительной разобщенности ветвей науки о человеке, была выявлена лишь «вершина айсберга» знания об означивающем процессе как процессе, обеспечивающем информационные взаимодействия человека и его среды (в первую очередь, социальной). В его теории культурно-исторического знака был описан только социально-психологический срез семиотического процесса, который, по нашему мнению, пронизывает все уровни взаимодействия человека и его среды - биологический, психический и социальный.
    Теорией функциональных систем П.К. Анохина [6, 7, 8, 30, 86] также сформирована надежная основа для выявления функционального отношения нейронных систем и психических явлений, которые они реализуют. Если функциональная нейронная система, которая реализует то или иное психическое содержание, имеет какую-либо свою функцию, то такая функция может состоять в представленности информации, фиксированной в пространственно-временной структуре этой системы, субъекту как управляющей психической инстанции, формируемой в мозге.
    Но прежде чем говорить о целесообразности исследования функциональных систем с позиции представлений о феномене означивания, необходимо пояснить то, какие именно системы и процессы считаются в семиотике и информатике означивающими, сигнификативными. Сигнифицирующими (означивающими) процессами и системами будем считать любые процессы и системы, которые фиксируют в своей структуре значимую для организма живой системы информацию о других процессах, системах или явлениях. Такое определение вытекает из представлений о кодировании и означивании, реализованных в следующих работах [178, 179, 203, 204, 338, 289, 313]. Иными словами, наличие функции означивания и является критерием того, что та или иная структура является означивающей (сигнификативной) структурой. И именно потому, что нейронные функциональные системы фиксируют в своей пространственно-временной структуре информацию о други
  • Список литературы:
  • В Ы В О Д Ы
    Обобщение результатов исследования подтвердило гипотезу об означающей природе функцианальных систем мозга человека, реализующих психические явления, и специфическую фунцию последних в процессе переработки информации. Это позволило утверждать, что нейронная активность мозга осуществляется именно ради реализации психических явлений. Разработанная в диссертации концепция утверждает, что ключевым фактором переработки информации в сфере психики является фактор субъективной оценки информации, посредством которого на основе интеграции прижизненно накапливаемого опыта формируется новая информация, необходимая для поведенческих ответов на средовую новизну. Концепция исследования конкретизирована в нижеперечисленных пунктах выводов.
    1. Выявление особенностей «механизма» психосемантической регуляции функциональных систем мозга человека как фактора регулирующих взаимоотношений между его иерархическими уровнями, является конкретизацией и уточнением вопроса о функциональных и детерминистских отношениях между функциональными системами мозга, реализующими психические (субъективные) явления и функциональными системами, непосредственно реализующими объективно осуществляющиеся поведенческие акты человека. Вопрос о природе таких отношений не может быть решенным, если не рассматривать активность функциональных систем, реализующих психические явления, как такую, которая осуществляется посредством сигнификации (означивания) ими внешних явлений.
    2. Психические процессы обладают четко выраженными признаками означивающих процессов. Означивание в психике биологически или социально значимых объектов и явлений осуществляется именно в силу функционирующего в ней фактора субъективности, который реализует действенность биологической или социальной значимости этих объектов и явлений в процессе переработки информации в мозге. Феномен означивания проявляется в психике следующим образом:
    а) свойство элементарных психических явлений – ощущений - означивать собой качества воспринимаемых явлений;
    б) свойство более сложноорганизованных, чем ощущения психических структур, - предметных образов, – адекватно отражать в своей пространственно-временной структуре пространственно-временные параметры объектов и объективно осуществляющихся явлений;
    в) свойство вербального знака, выступающего в качестве понятия, означивать значимые для человека и общие для определенной группы объектов или явлений их характеристики.
    1. Активность функциональных систем мозга, реализующих психические явления, имеет четко выраженные означивающие свойства. К основным таким свойствам можно отнести следующее: фиксируя в своих пространственно-временных параметрах информацию о свойствах объектов, о самих объектах и явлениях объективного мира, они, этим самым, означивают их своей структурой, сохраняя информацию на будущее.
    4. Мозг человека эволюционно сформирован таким образом, что определенные его нейронные сети, в частности, сети проекционной и ассоциативной коры, означивают пространственно-временной структурой своих функциональных систем объекты и явления окружающего мира и их качества. Другие структуры мозга, а именно, структуры лимбической области, реализуют прагматическую функцию, т.е. функцию субъективной оценки функционирующей в психике (а поэтому и в мозге) информации. Эта субъективная (качественная) оценка информации в терминах «позитивно» и «негативно» дает человеку возможность формировать психические модели будущего, осуществляя интеграцию своего прошлого опыта. Ибо только существо, обладающее субъективным, предвзятым отношением к миру, может быть заинтересованным в «построении» определенного будущего.
    5. В активности функциональных систем, реализующих психические явления, как следствие их означивающей природы, необходимо выделять три ее аспекта, которые и обусловливают их способность реализовывать психические явления.
    5.1. Во-первых, это аспект, отображающий их объективное функционирование (синтактический аспект); во-вторых, это аспект, отображающий информационную сторону их активности (семантический аспект); и, в-третьих, аспект субъективной, в терминах «позитивно» и «негативно», оцениваемости информации, фиксированной в этих функциональных системах (прагматический аспект).
    5.2. Второй и третий из этих аспектов образуют собой сферу психосемантики (психики), где, если человек находится в состоянии дефицита информации, могут осуществляться специфические формы переработки информации, в принципе не осуществимые в сфере нейронных процессов самих по себе, без психических процессов, которые ими реализуются.
    5.3. Такими специфическими психическими формами переработки информации в сфере психики являются субъективная оценка, субъективное сличение, субъективный выбор. Именно благодаря им человек является целенаправленным существом, способным формировать на основе своего прошлого опыта новую информацию, а, отсюда, и новое поведение.
    6. Способность функциональных систем, реализующих психику, актуализировать независимо от внешних воздействий информацию о прошлых событиях в настоящем в форме психических явлений (что обеспечивает «выход субъекта за «пределы» непосредственного восприятия) для ее реализации в процессе организации будущих взаимодействий субъекта со своей средой, является результатом их означивающей природы. Ибо такая актуализация становится возможной только посредством предварительного означивания свойств объектов и явлений этими функциональными нейронными системами. Синтактический аспект активности функциональных систем сам по себе не может отображать ни прошлого, ни вероятностного будущего (ибо он реализуется объективно и отображает только настоящее). Эта обращенность к прошлому и будущему реализуется в семантико-прагматической (психической) сфере активности функциональных систем. Именно в этой сфере субъектом реализуется процесс «построения» образной модели своего целенаправленного поведения в будущем на основе интеграции информации (семантический аспект активности функциональных нейронных систем мозга) о прошлом.
    7. Синтактический, исследуемый объективными методами, аспект активности функциональных систем имеет отношение лишь к обеспечению физиологических условий сохранения информации и ее переработки в мозге, которые сопровождаются предварительным означиванием нейронными структурами явлений объективной реальности во время восприятия. Семантико-прагматический (осуществляющийся субъективно) аспект активности функциональных систем мозга обладает функцией реализации управленческой психической инстанции – субъекта (который является высшим проявлением субъективности, то есть способности качественно оценивать информацию, а отсюда, интегрировать свой прошлый опыт для формирования психических моделей будущего). В психосемантической сфере осуществляется непосредственная репрезентация субъекту фиксированной в нейронных структурах мозга информации. Такая функциональная связанность объективного и субъективного аспектов активности функциональных систем мозга подтверждается тем, что в случае мозговых нарушений сенсомоторной области коры мозга (объективный, синтактический аспект активности систем мозга), а, отсюда, отсутствия соответствующих им психических, субъективных явлений, произвольные движения формируются позже, чем в норме, а могут и вообще не формироваться.
    8. Психические процессы, достигшие вербального уровня означения, обеспечивают функционирование в психике управленческой инстанции - субъекта. Благодаря специальным вербальным «инструментам» (словам), которые функционируют в социуме и его психике, субъект имеет возможность регулировать содержания своей психики, а отсюда, и свое поведение.
    9. Означающая природа психических явлений обусловлена определенными особенностями объективно осуществляемых процессов, и в первую очередь, их причинно-следственной природой. Ибо обобщенная информация о причинно-следственных связях объективно осуществляющихся событий, универсальная для пришлого, настоящего и будущого, формируемая в означающей системе психического уровня, может быть эффективно использована в мозге человека для организации адекватного поведения субъекта в будущем.
    10. Психосемантическая регуляция поведения человека реализуется такими функциональными системами, одни из которых (регулирующие) могут реализовывать психические (психосемантические – если иметь в виду их означивающую природу) феномены, а другие (подчиненные первым) способны обусловливать свою объектвную активность информацией, фиксированной в сфере психосемантики этих регулирующих функциональных систем. При условии такого взаимодействия систем регулирующих и подчиненных им иерархических уровней психические явления включаются в каузальную «картину» объективно функционирующего мозга в качестве детерминант поведения человека, регулируя это поведение посредством психических моделей будущего, и осуществляя, тем самым, целенаправленность поведения человека. Функциональные системы регулирующих уровней осуществляют свою регулирующую функцию именно потому, что они реализуют феномен субъекта, который функционирует как психическая управляющая инстанция, интегрирующая прижизненно (онтогенетически) накапливаемую и фиксированную в мозге информацию для построения адекватных психических (образных, мысленных) моделей будущих объективных взаимодействий человека со своей (в том числе социальной) средой. Таким образом, психосемантика (психика) является фактором взаимодетерминации между нейронными иерархическими уровнями организации мозга и, одновременно, управления поведением индивида в условиях дефицита информации.
    11. Высшие психические функции человека могут быть реализованы только в семиотически организованной социальной среде. Семиотически же организованной такая среда может стать только в случае означивания ее «содержаний» нейронными процессами участвующих в социальных событиях индивидов. Иначе говоря, психосемантическая регуляция поведения человека осуществляется только тогда, когда в процессе этой регуляции берут участие все четыре описанные уровня означивания: во-первых, это уровень означивания одними объективными внешними явлениями других объективных внешних явлений; во-вторых, это уровень означивания внешних явлений функциональными системами мозга; в-третьих, это уровень означивания внешних объективных явлений психическими (субъективными) явлениями; в-четвертых, это уровень означивания внешних явлений социально сформированными знаками (вербальными знаками). У каждого из этих уровней означивания есть свои специфические функции по отношению к процессу психической (психосемантической) регуляции человеком своего поведения.






    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

    1. Абульханова К.А. Проблемы исследования индивидуального сознания / К.А. Абульханова М.И. Воловикова, В.А. Елисеев // Психол. журн. – 1991. – №4 . – С. 27–40.
    2. Ажуриагерра Ж. Агнозия на цвета / Ж. Ажуриагерра., Х. Экаэн // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 62–63.
    3. Александров Ю.И. Психофизиологическое значение активности центральных и периферических нейронов в поведении / Ю.И. Александров. – М.: Наука, 1989. – 205 с.
    4. Александров Ю.И. Теория функциональных систем и системная психофизиология / Ю.И. Александров // Синергетика и психология. – М., 2004. – С. 351–390.
    5. Алферова В.В. Отражение возрастных особенностей функциональной организации мозга в электроэнцефалограмме покоя / В.В. Алферова, Д.А. Фарбер // Структурно–функциональная организация развивающегося мозга. – Л.: Наука, 1990. – С. 45–64.
    6. Анохин П.К. Психическая форма отражения действительности / П.К. Анохин // Избр. труды. Философские аспекты теории функциональных систем. – М.: Наука, 1978. – С. 336–362.
    7. Анохин П.К. Философский смысл проблемы естественного и искусственного интеллекта / П.К. Анохин // Синергетика и психология. – М.: Когито-центр, 2004. – С. 301–319.
    8. Анохин П.К. Функциональная система / П.К. Анохин // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 23–28.
    9. Артемьева Е.Ю. Вероятностные методы в психологии / Е.Ю. Артемьева, Е.М. Мартынов. – М.: МГУ, 1975. – 207 с.
    10. Аршинов В.И. Синергетика как коммуникативная парадигма постнеклассического познания / В.И. Аршинов, Я.И.Свирский // Философские науки. – 2007. – №6. – С. 8–26.
    11. Бабийчук Г.А. Нейрофизиологические процессы охлажденного мозга / Г.А. Бабийчук, В.С. Марченко, И.И. Ломакин, А.В. Белостоцкий. – К.: Наукова думка, 1992. – 208 с.
    12. Базылевич Т.Ф. Индивидуально–топологические факторы антиципации в ходе развития деятельности человека / Т.Ф. Базылевич // Индивидуально–психологические различия и биоэлектрическая активность мозга человека. – М.: Наука, 1988. – С. 92–115.
    13. Балл Г.А. Психологическое содержание личностной свободы: сущность и составляющие / Г.А. Балл // Психол. журн. – 1997. – Т. 18. – №5.– С. 7–19.
    14. Бамбидра В.П. Структура и модели нейрональных комплексов головного мозга / В.П. Бамбидра, Т.А. Брагина, И.П. Ионов, Н.Р. Нурутдинов. – Л.: Наука, 1988. – 96 с.
    15. Бардин К.В. Проблема дискретности–непрерывности сенсорного ряда и системный подход / К.В. Бардин // Принципы системности в психологических исследованиях. – М., 1990. – С. 85–97.
    16. Бардин К.П. Психофизика и пороговая проблем / К.П. Бардин // Психол. журн. – 1992. – №2. – С. 75–83.
    17. Батуев А.С. Высшая нервная деятельность / А.С. Батуев. – М.: Высшая школа, 1991. – 255 с.
    18. Батуев А.С. Высшая нервная деятельность / А.С. Батуев. – Санкт-Петербург: Мир медицины, 2002. – 408 с.
    19. Беляева А.В. Новые данные о характеристиках сложного слухового образа / А.В. Беляева, В.Н. Носуленко // Психология восприятия. – М., 1989. – С. 36 – 45.
    20. Березин Ф.Б. Методика многостороннего исследования личности (в клинической медицине и психогигиене) / Ф.Б. Березин, М.Н. Мирошников, Р.В. Божанец. – М.: Медицина, 1976. – 176 с.
    21. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс; пер. с англ. М.Б. Гнедовского, М.А. Ковальчука. – М.: Прогресс, 1986. – 400 с.
    22. Бернштейн Н.А. О ловкости и ее развитии / Н.А. Бернштейн. – М.: ФиС, 1991. – 288 с.
    23. Бернштейн Н.А. О построении движений / Н.А. Бернштейн // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 142–158.
    24. Бернштейн Н.А. Природа навыка и тренировка / Н.А. Бернштейн // Хрестоматия по общей психологии. – М. : МГУ, 1979. – С. 38–44.
    25. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека / Н.П. Бехтерева. – Л.: Наука, 1980. – 207 с.
    26. Бехтерева Н.П. О гибких и жестких звеньях мозговых систем обеспечения психической деятельности / Н.П. Бехтерева // Нейропсихология. Тексты. – М., 1984. – С. 28–31.
    27. Бехтерева Н.П. Современная ПЭТ и электрофизиология исследования мыслительной деятельности человека / Н.П. Бехтерева, С.В. Медведев, Я.Г. Абдуллаев, Н.А.Костенников и др. // ЖВНД. – 1994. – Т. 44. – вып. 3. – С. 431–439.
    28. Бехтерев В.М. Объективная психология / В.М. Бехтерев. – М.: Наука, 1991. – 475 с.
    29. Бич А.Ф. Инстинктивное поведение / А.Ф. Бич // Экспериментальная психология; пер. с англ. – М.: Иностранная литература, 1960. – с. 513–576.
    30. Блауберг И.В. Системный подход и системный анализ / И.В. Блауберг, Э.М. Мирский, В.Н. Садовский // Системные исследования. Ежегодник. – М., 1982. – С. 47–64.
    31. Блум Ф. Мозг, разум и поведение / Ф.Блум, А. Лейзерсон, Л. Хофстедтер ; пер. с англ. Е.З.Годиной. – М.: Мир, 1988. – 248 с.
    32. Бодунов М.В. «Алфавит» ЭЭГ: топология стационарных сегментов ЭЭГ / М.В. Бодунов // Индивидуально–психологические различия и биоэлектрическая активность мозга человека. – М.: Наука, 1988. – С. 56–70.
    33. Боришевський М. Й. Самодух як закон психічного розвитку особистості / М.Й. Боришевський // Творча спадщина Г.С. Костюка. – Матеріали 3–го з’їзду Товариства психологів України. – К., 2000. – С. 27.
    34. Бор Н. О понятиях причинности и дополнительности / Н. Бор // Избранные научные труды. – М.: Наука, 1971 – Т. 2. – С. 391–398.
    35. Бочарова С.П. Системный подход к изучению мнемических процессов / С.П. Бочарова // Исследование памяти. – М. : Наука, 1990 . – С. 7–19.
    36. Брагин Е.О. Нейрохимические механизмы регуляции болевой чувствительности / Е.О. Брагин. – М.: Университет дружбы народов, 1991. – 248 с.
    37. Бруннер Дж. Психология познания / Дж. Бруннер; пер. с англ. К.И.Бабицкого. – М.: Прогресс, 1977. – 412 с.
    38. Брушлинский А.В. О некоторых методах моделирования в психологии / А.В. Брушлинский // Методологические и теоретические проблемы психологии / отв. ред. Е.В. Шорохова. – М., 1969. – С. 246–273.
    39. Булыгин А.В. К истокам идеального (естественнонаучный анализ проблемы) / А.В. Булыгин. – Л.: ЛГУ, 1988. – 104 с.
    40. Бурлачук Л.Ф. Индивидуально–психологические особенности больных сердечно–сосудистыми заболеваниями в процессе их социальной адаптации / Л.Ф. Бурлачук, Е.Ю. Коржова // Психол. журн. – 1992. – Т.13 – №3. – С. 112–120.
    41. Бурлачук Л.Ф. Психология жизненных ситуаций / Л.Ф. Бурлачук, Е.Ю. Коржова. – М.: Наука, 1998. – 270 с.
    42. Бурлачук Л.Ф. Словарь–справочник по психологической диагностике / Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов. – К.: Наукова думка, 1989. – 198с.
    43. Вартанян Г.А. Нейробиологические основы высшей нервной деятельности / Г.А. Вартанян, А.А. Пирогов. – Л.: Наука, 1991. – 169 с.
    44. Вартовский М. Модели / М. Вартовский. – М. : Прогресс, 1988. – 505 с.
    45. Васильев В.В. Трудная проблема сознания / В.В. Васильев. – М.: Прогресс - Традиция, 2009. – 272 с.
    46. Веккер Л.М. Психические процессы: в 3 т. / Л.М. Веккер. – Л.: ЛГУ, 1974. – Т. 1. – 333 с.
    47. Веккер Л.М. Психические процессы: в 3 т. / Л.М. Веккер. – Т. 2: Мышление и интеллект. – Л.: ЛГУ, 1976. – 442 с.
    48. Веккер Л.М. Психические процессы: в 3 т. / Веккер Л.М. – Т. 3: Субъект. Переживание. – Л.: ЛГУ, 1981. – 326 с.
    49. Велихов У.П. Сознание: опыт междисциплинарного подхода / У.П. Велихов, В.П. Зинченко, В.А. Лекторский // Вопросы философии. – 1988. – №11. – С. 3–32.
    50. Величковский Б.М. Микрогенез перцептивного образа / Б.М. Величковский, М.С. Капица, У. Кемпф // Психология восприятия. – М.: Наука, 1989. – С. 59–69.
    51. Величковский Б.М. От уровней познания к стратификации познания / Б.М. Величковский // Вопросы психологии. – 1999. – №4. – С. 58–73.
    52. Вертгеймер М. Продуктивное мышление / М. Вертгеймер. – М.: Прогресс, 1987. – 336 с.
    53. Вилли К. Биология / К. Вилли, В. Детье В.; пер. с англ. – М.: Мир, 1974. – 820 с.
    54. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека / В.К. Вилюнас. – М.: МГУ, 1990. – 283 с.
    55. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений / В.К. Вилюнас. – М.: МГУ, 1976. – 142 с.
    56. Владимиров А.Д. Ритмические движения глаз как модель «опережающего отражения действительности». / А.Д. Владимиров. – М.: Наука. – 1982. – C. 65–69.
    57. Волков И.П. Межличностный контакт как психологическая основа группообразования / И.П. Волков // Вопросы психологического познания людьми друг друга и общения. – Краснодар: КГУ, 1978. – Кн. 2. – С. 299–335.
    58. Выготский Л.С. История развития высших психических функций. Собр. соч. в 6 т. / Л.С. Выготский:– М.: Педагогика, 1983. – Т.3. – 364 с.
    59. Выготский Л.С. Орудие и знак в развитии ребенка. Собр. соч. в 6 т. / Л.С. Выготский: – М: Педагогика, 1983. –Т. 6 – С. 6–98.
    60. Выготский Л.С. Память и ее развитие в детском возрасте / Л.С. Выготский // Хрестоматия по общей психологии. – М.: МГУ, 1979. – С. 155–162.
    61. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций (Психология и учение о локализации психических функций) / Л.С. Выготский // Нейропсихология. Тексты. – М. : МГУ, 1984. – С. 15–21.
    62. Выготский Л.С. Учение об эмоциях / Л.С. Выготский: собр. соч. в 6 т. – М: Педагогика, 1983. –Т. 5. – С. 92–311.
    63. Ганзен В.Ф. Восприятие целостных объектов / В.Ф. Ганзен. – Л.: ЛГУ, 1974. – 248 с.
    64. Ганзен В.А. Систематика мысленных образов / В.А. Ганзен, А.А. Гостев // Психол. журн. – 1989. – Т. 10. – №2. – С. 12–21.
    65. Гетманова А.Д. Логика / А.Д. Гетманова. – М.: Высшая школа, 1986. – 288 с.
    66. Гласс Дж. От часов к хаосу. Ритмы жизни / Дж. Гласс, Д. Меки. – М.: Мир, 1991. – 285 с.
    67. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию / Дж. Гибсон – М. : Прогресс, 1988. – 359 с.
    68. Голдберг Э. Управляющий мозг / Э. Голдберг. – М.: Смысл, 2003. –333 с.
    69. Головаха Е.И. Психическое время личности / Е.И. Головаха, А.А. Кроник. – К.: Наукова думка, 1984. – 204 с.
    70. Гордеева Н.Д. О роли когнитивных компонентов в функциональной структуре предметного образа / Н.Д. Гордеева, В.П. Зинченко // Психология восприятия. – М.: Наука, 1989. – С. 84–100.
    71. Гордеева Н.Д. Экспериментальная психология исполнительного действия / Н.Д. Гордеева. – М. : Тривола, 1995.– 320 с.
    72. Горев А.С. Возрастные особенности произвольной регуляции функционального состояния центральной нервной системы / А.С. Горев // Структурно–функциональная организация развивающегося мозга. – Л., 1990. – С. 111–133.
    73. Гостев А.А. Образная сфера личности / А.А. Гостев // Психол. журн. – 1987. – Т. 8. – №3. – С. 33–42.
    74. Гостев А.А. Образная сфера человека. / А.А. Гостев // РАН, институт психологии. – М.: Всероссийского НИИ традиционной народной медицины, 1992. – 194 с.
    75. Греймас А.Ж. Семиотика. Объяснительный словарь / А.Ж. Греймас, Ж. Курте // Семиотика. – М.: Радуга, 1983. – С. 483–550.
    76. Григорян Г.А. Память и депрессии / Г.А. Григорян // ЖВНД. – 2006. – №4. – С. 556–570.
    77. Григорьев В.И. Силы в природе / В.И. Григорьев, Г.Я. Мякишев. –М.: Наука, 1988. – 446 с.
    78. Гриндель О.М. Электроэнцефалографические корреляты нарушения высших психических функций при локальных поражениях гипоталамической области / О.М. Гриндель, М.М. Брагина, И.А. Воронина // ЖВНД. – 1995. – №6. – С. 1101–1111.
    79. Гутман Г. Категории модальности и математическое существование / Г. Гутман // Вопросы философии. – 1998. – №9. – С. 120–138.
    80. Девис П. Суперсила / Девис П. ; пер. с англ. Ю.А.Данилова, Ю.Г.Рудного. – М.: Мир, 1989. – 272 с.
    81. Денисов В.А. Информационный подход к психофизиологическому анализу деятельности / В.А. Денисов // Психол. журн. – 1989. – Т.10. – №1. – С. 89–98.
    82. Джексон Дж. О природе двойственности мозга / Дж. Джексон // Нейропсихология. Тексты. – М. : МГУ, 1984. – С. 35–36.
    83. Джон Е.Р. Нейрофизиологическая модель целенаправленного поведения / Е.Р. Джон // Психол. журн . – 1981. – №1. – С. 82–99.
    84. Дидук Н.Н. Существует ли кибернетика? / Н.Н. Дидук, В.Н. Коваль // Проблемы управления и информатики. – 2001 – №3. – С. 133–152;
    85. Доброхотова Т.А. Ассиметрия мозга и ассиметрия человека / Т.А. Доброхотова, Н.Н. Брагина // Вопросы философии. – 1993. – №4. – C. 125–134.
    86. Дорфман Л.Я. Полисистемная организация метаиндивидуального мира / Л.Я. Дорфман // Психол. журн. – 1997. – №2. – С. 3–17.
    87. Дубровский Д.И. Сознание, мозг, искусственный интеллект / Д.И. Дубровский. – М.: Стратегия, 2007. – 265 с.
    88. Дубровский Д.И. Информация. Сознание. Мозг / Д.И. Дубровский. – М.: Высшая школа. 1980. – 287 с.
    89. Дубровский Д.И. Проблема идеального / Д.И. Дубровский. – М.: Канон+, 2002. – 366 с.
    90. Дынин Б.С. Онтологическая диалогичность мира: признание трансцендентного/ Б.С. Дынин // Вопросы философии.– 2010. – №5. – С. 105–114.
    91. Думенко В.Н. Пачки высокочастотной синхронизированной электрической активности в неокортексе собак в процессе пищевого инструментального обучения / В.Н. Думенко, М.К.Козлов // ЖВНД. – 1997. – Т. 47. – № 5. – С. 828–838.
    92. Ефремова Т.М. Динамика хаотической составляющей высокочастотной ЭЭГ коры мозга кролика в различных поведенческих ситуациях / Т.М. Ефремова, М.А. Куликов, А.В. Шевченко // Ритмы, синхронизация и хаос в ЭЭГ : тезисы конференции, посвященной 85-летию со дня рождения академика М.Н.Ливанова 20-21 октября 1992 г. / Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, ВНИИ автоматики. – М.: 1992. – С. 30.
    93. Ефремова Т.М. Хаотическая составляющая высокочастотной ЭЭГ коры мозга кролика при формировании оборонительного условного рефлекса / Т.М. Ефремова, М.А. Куликов. // ЖВНД. – 1997. – Т. 47, вып. 5. – С. 858–869.
    94. Ершова–Бабенко И.В. Проблема методологии исследования психики как системы синергетического порядка: материалы Московского синергетического форума / И.В. Ершова-Бабенко. – М., 1996. – С. 56.
    95. Жане Г. Эволюция памяти и понятие времени. Хрестоматия по общей психологии / Г. Жане. – М.: МГУ, 1979. – С. 85–92.
    96. Журавлев И.В. Психолого–лингвистический анализ субъективности / И.В. Журавлев // Психол. журн. – 2004. – №4. – С. 66 –74.
    97. Завалишина Д.Н. Уровни и этапы принятия решения / Д.Н. Завалишина, Б.Ф.Ломов, В.Ф. Рубахин // Проблемы принятия решения. – М., 1976. – С. 53–61.
    98. Завалишина Д.Н. Принцип иерархии в психологии / Д.Н. Завалишина // Принцип системности в психологических исследованиях. – М.: Наука, 1990. – С. 25–33.
    99. Зейгарник Б.В. Саморегуляция в норме и патологии / Б.В. Зейгарник, А.Б. Холмогорова, Е.С. Мазур // Психол. журн. – 1989. – Т. 10. – №2. – С. 121–132.
    100. Зинченко В.П. Толерантность к неопределенности: новость или психологическая традиция? / В.П. Зинченко // Вопросы психологии. – 2007. – №6 – С. 3 –20.
    101. Зима І.Г. Особливості динаміка мозкового єлектрогенезу людини в стані пролонгованого спокою в залежності від типу її емоційної реакції (тест Бойко)/ І.Г. Зима, Н.Г. Піскорська, С.А. Крижановський, С.В. Тукаєв, О.В.Залевська, М.Ю. Макарчук // Фізика живого. – 2010. – Т. 18. – №2. – С. 127–135.
    102. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции / В.А. Иванников. – М.: УРАО, 1998.– 141 с.
    103. Иванов К.П. Основы энергетики организма : в 2 т. Общая энергетика, теплообмен и терморегуляция / К.П. Иванов. – Л.: Наука, 1990. –304 с.
    104. Иванов – Муромский К.А. Мозг и память / К.А. Иванов-Муромский. – К.: Наукова думка, 1987. – 210 с.
    105. Иверсен Л. Химия мозга / Л. Иверсен // Мозг; пер. с англ. Н.Ю. Алексеенко. – М., 1984. – C. 141–165.
    106. Калин В.К. На путях построения теории воли / В.К. Калин // Психол. журн. – 1989. – Т. 10. – №2. – С. 46–55.
    107. Каменкович В.М. Физиологические основы высшей нервной (психической) деятельности человека / В.М. Каменкович, Е.Д. Барк, И.А. Шевелев, Г.А. Шараев // ЖВНД. – 1997. – №3. – С. 461–468.
    108. Карпенко А.С. Фатализм и случайность будущего: логический анализ / А.С. Карпенко. – М.: Наука, 1990. – 210 с.
    109. Карташев В.А. Система систем / В.А. Карташев. – М.: Прогресс-Академия, 1995. – 478 с.
    110. Кирой В.Н. Пространственно–временная организация биоэлектрической активности мозга человека в динамике интеллектуальной деятельности / В.Н. Кирой // Физиология человека. – 1989. – Т.16. – №5. – С. 13–20.
    111. Кирой В.Н. Пространственно–временная организация биоэлектрической активности мозга человека в процессе решения различающихся по сложности мыслительных задач / В.Н. Кирой // Нейрофизиологические детерминанты процессов переработки информации человеком: сб. ст. Институт психологии АН СССР. – М.: 1987. – С. 33–35.
    112. Клименко В.В. Функції психічного і фізіологічного в онтогенезі учня / В.В. Клименко // Актуальні проблеми сучасної української психології: наук. зап. Інс-ту психології ім. Г.С. Костюка АПН України; за ред. С.Д. Максименка. – К.: Нора-Друк, 2003. – С. 123–136.
    113. Климов Е.А. Об амбифлекторной природе психического / Е.А. Климов // Вестн. МГУ, сер. «Психология». – 1992. – №1. – С. 51–57.
    114. Книпст И.Н. Динамика топограммы потенциалов больших полушарий мозга человека при активной саморегуляции состояний / И.Н. Книпст, А.В. Кориневский, Н.С. Курова, И.П. Рагулина // Физиология человека. – 1987. – №6. – С. 5–101.
    115. Книпст И.Н. Подсистемы пространственно-временной организации потенциалов и их роль в пространственной синхронизации ЭЭГ / И.Н. Книпст, Е.А. Черемушкин, И.А. Яковенко // ЖВНД. – 1997. – Т. 47. – вып. 5. – С. 792–811.
    116. Кожедуб Р.Г. Динамический синапс / Р.Г. Кожедуб // ЖВНД. –1997. – Т. 47. – вып. 5. – С. 870–874.
    117. Кожедуб Р.Г. Пространственная организация биопотенциалов и оригинальность зрительных образов / Р.Г. Кожедуб, Н.Е. Свидерская // ЖВНД. – 2006. – №4. – С.437–446.
    118. Кокун О.М. Оптимізація психофізіологічної готовності студентів до педагогічної діяльності / О.М. Кокун // Актуальні проблеми психології. Психофізіологія. Психологія праці. Експериментальна психології. – Т. 5. – Вип.7. – К.: Інститут психології АПН України, 2007. – С. 220–230.
    119. Кокун О.М. Оптимізація адаптаційних можливостей людини: психофізіологічний аспект забезпечення діяльності / О.М. Кокун. – К: Міленіум, 2004. – 264 с.
    120. Кон И.С. Ребенок и общество / И.С. Кон. – М.: Наука, 1988.– 270с.
    121. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности / О.А. Конопкин. – М.: Наука, 1980.– 256 с.
    122. Корж Н.Н. Денотанивные значения цветонаименований / Н.Н. Корж, И.В. Попова, И.В. Сафунова // Психол. журн. – 1991. – Т. 12. – №4. – С. 69–79.
    123. Корольчук М.С. Психофізіологічні чинники ефективної і безпечної діяльності спеціалістів / М.С. Корольчук // Актуальні проблеми психології. Психофізіологія. Психологія праці. Експериментальна психологія. – К.: Інститут психології АПН України, 2007. – Т. 5. – Вип.7. – С. 135–138.
    124. Костюк Г.С. Принцип развития в психологии / Г.С. Костюк // Методологические и теоретические проблемы психологии. – М.: Наука, 1969. – С. 118–152.
    125. Костюк П.Г. Изучение функциональных особенностей различных центральных нейронов при помощи внутриклеточных микроэлектродов / Г.С. Костюк // Структура и функция нервной системы. – М.: Мед. лит-ра, 1962. – С. 35–40.
    126. Котельникова Л.А. Синергетика коммуникации в процессе аргументации / Л.А. Котельникова // Московский синергетический форум. –М., 1996 (январь). – С. 72.
    127. Котляр Б.И. Проблема состояний мозга в свете идей А.А.Ухтомского и данных современной нейрофизиологии / Б.И. Котляр, Н.И. Тимофеева // Учение А.А. Ухтомского о доминанте и современная нейробиология. – Л., 1983. – С. 203–217.
    128. Коуэн У. Развитие мозга / Коуэн У. // Мозг; пер. с англ. Н.Ю. Алексеенко. – М., 1984. – С. 113–139.
    129. Кочанович Л. Знак, значение, сознание и социальная природа знаков (на примере концепций Мида и Выготского) / Л. Кочанович // Знаковые системы в социальных и когнитивных процессах. – М., 1989. – С. 111 –123.
    130. Краткий психологический словарь / под общ. ред. А.В. Петровского и М.Г.Ярошевского. – М.: Политиздат, 1985. – 430 с.
    131. Крик Ф. Мысли о мозге / Ф. Крик // Мозг; пер. с англ. Н.Ю. Алексеенко. – М.: Мир, 1984. – С. 257–275.
    132. Кропотов Ю.Д. Нейрональная организация стадий принятия решения, вызванного единственным информационным стимулом / Ю.Д. Кропотов, В.А. Пономарев // Физиологический журн. – 1988. – №3. – С. 378–386.
    133. Кропотов Ю.Д. Экзогенные и эндогенные компоненты в вызванных потенциалах и нейронных реакциях в подкорковых структурах мозга / Ю.Д. Кропотов, М.А. Кузнецов // Физиология человека. – 1990. – Т. 16. – №6. – С. 14–20.
    134. Крюков В.И. Принципы сенсорной интеграции: иерархичность и интеграция / В.И. Крюков // ЖВНД. – 2005. – №2. – С. 163–169.
    135. Крылов В.Ю. Психосинергетика как возможная новая парадигма психологической науки / В.Ю. Крылов // Психол. журн. – 1998. – Т. 19. – №3. – С. 56–64.
    136. Кругликов Р.И. Принципы детерминизма и деятельность мозга / Р.И. Кругликов. – М.: Наука, 1988. – 223 с.
    137. Кузьмин И.В. Основы теории информации и кодирования / И.В. Кузьмин, В.А. Кедрус. – К.: Вища школа, 1986. – 338 с.
    138. Куликов Г.А. Слух и движение / Г.А. Куликов. – Л.: Наука, 1989. – 201 с.
    139. Лебедев А.Н. Объем и быстродействие памяти человека / А.Н. Лебедев // Принцип системности в психологических исследованиях. – М., 1990. – С. 137–149.
    140. Лебедев А.Н. Память человека, ее механизмы и границы / А.Н. Лебедев // Исследование памяти. – М.: Наука, 1990. – С. 104–118.
    141. Левин Г.Д. Идеализация / Г.Д. Левин // Вопросы философии. –1999. – №4. – С. 78–89.
    142. Левинштейн М.Е. Барьеры / М.Е. Левинштейн, Г.С. Симин. –М.: Наука, 1987. – 320 с.
    143. Ленин В.И. Полн. собр. соч. : в 55 т. / В.И. Ленин. – М.: Политиздат (изд.5). – Т. 18. – 421 с.
    144. Леонтьев А.Н. Генезис человеческой речи и мышления / А.Н. Леонтьев // Психол. журн. – 1988. – Т.9. – №4. – С. 139–149.
    145. Леонтьев Д.А. Динамика смысловых процессов / Д.А. Леонтьев // Психол. журн. – 1997. – №6. – С. 14–23.
    146. Леонтьев Д.А. Психология смысла / Д.А. Леонтьев. – М.: МГУ, 1999. – 443 с.
    147. Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности / Д.А. Леонтьев // Психол. журн. – 2000. – № 1. – С. 17–25.
    148. Леонтьев Д.А. Человек и мир: логика жизненных отношений / Д.А. Леонтьев // Логика, психология и семиотика; аспекты взаимодействия. – К., 1990. – С. 47–58.
    149. Лефевр В.А. От репрезентации рациональности к репрезентации свободной воли / В.А. Лефевр // Психол. журн. – 1994. – №2. – С. 99–115.
    150. Лефевр В.А. Формула человека. Контуры фундаментальной психологии / В.А. Лефевр. – М.: Прогресс, 1991. – 108 с.
    151. Ливанов М.Н. Пространственная организация биоэлектрической активности коры головного мозга как показатель интеллектуальной работоспособности человека / М.Н. Ливанов, Г.А. Королькова, Н.Е. Свидерская // Диагностика и прогнозирование функционального состояния мозга человека. – М., 1988. – С. 7–50.
    152. Ливанов М.Н. Психологические аспекты феномена пространственной синхронизации потенциалов / М.Н. Ливанов // Психол. журн. – 1984. – № 5. – С. 71–83.
    153. Лингард К. Акцентуированные личности / К. Лингард. – К.: Вища школа, 1989. – 373 с.
    154. Ломов В.Ф. Память и антиципация / В.Ф. Ломов // Исследование памяти. – М.: Наука, 1990. – С. 45–53.
    155. Ломов В.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения / В.Ф. Ломов // Принцип системности в психологических исследованиях. – М., 1990 . – С. 10–18.
    156. Ломов В.Ф. Системный подход и проблема детерминизма в психологии / В.Ф. Ломов // Психол. журн. – 1989. – Т. 10. – №4. – С . 19–33.
    157. Ломов В.Ф. Сознание, мозг и внешний мир / В.Ф. Ломов // Вопросы философии. – 1979. – №3. – С. 109–118.
    158. Лотман Ю.М. Ассиметрия и диалог / Ю.М. Лотман; избр. статьи: в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. – С. 46–58.
    159. Лотман Ю.М. Динамическая модель семиотической системы / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. – Т. 1 – С. 90–101.
    160. Лотман Ю.М. Вместо заключения. О роли случайных факторов в истории культуры / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. – Т.1. – С. 472–479.
    161. Лотман Ю.М. Клио на распутье / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. – Т.1 – С. 464–471.
    162. Лотман Ю.М. Мозг–текст–культура–искуственный интеллект: / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3т. – Таллин: Александра, 1992. – Т.1 – С. 25–45.
    163. Лотман Ю.М. О двух моделях коммуникации / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. –Т. 1 – С. 76–89.
    164. Лотман ЮМ. О семиосфере / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. – Т.1. – С. 11–45.
    165. Лотман Ю.М. Текст в тексте / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. –Таллин: Александра, 1992. – Т. 1. – С. 148–160.
    166. Лотман Ю.М. О редукции и развертывании знаковых систем / Ю.М. Лотман; избр. статьи в 3 т. – Таллин: Александра, 1992.– Т. 1. – С. 381–385.
    167. Лотман Ю.М. Устная речь в историко–культурной перспективе/ Ю.М. Лотман; избр. ст. в 3 т. – Таллин: Александра, 1992. – Т.1. – С. 184–190.
    168. Лукасевич Я. Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики / Я. Лукасевич. – М.: Мир, 1959. – 223 с.
    169. Лурия А.Р. О нарушении логических операций при поражении лобных долей мозга / А.Р. Лурия, В.В. Лебединский // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 114–116.
    170. Лурия А.Р. Мозг и психика / А.Р. Лурия // Хрестоматия по психологии; под ред. А.В. Петровского. – М., 1987. – С. 83–92.
    171. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. Т. 2 / А.Р. Лурия // Нейропсихологический анализ сознательной деятельности. – М.: Педагогика, 1970. – 495 с.
    172. Лурия А.Р. Нарушения памяти при локальных нарушениях мозга / А.Р. Лурия // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 66–74.
    173. Лурия А.Р. О двух видах двигательных персевераций при поражениях лобных долей мозга / А.Р. Лурия // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 159–162.
    174. Лурия А.Р. О некоторых нейродинамических механизмах памяти / А.Р. Лурия, Е.Н. Соколов, М. И. Климковский // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 74–78.
    175. Лурия А.Р. Нарушение интеллектуальных операций при поражениях заднелобной области / А.Р. Лурия, Е.Д. Хомская // Нейропсихология. Тексты. – М.: МГУ, 1984. – С. 101–103.
    176. Лурия А.Р. Нейропсихологический анализ решения задач / А.Р. Лурия, Л.С. Цветкова // Нейропсихология. – М.: МГУ, 1984. – С. 96–100.
    177. Лурия А.Р. Язык и сознание / А.Р. Лурия. – Ростов-на-Дону: Феникс. – 413 с.
    178. Льюиз Д. Общая семантика / Д. Льюиз // Семиотика. – М.: Радуга, 1983. – С. 253–284.
    179. Льюис К.И. Виды значения / К.И. Льюис // Семиотика. – М.: Радуга, 1983. – С. 211–224.
    180. Любимова Ю.В. «Поляризационная» доминанта голода (поведенческие характеристики и спектральный анализ ЭЭГ) / Ю.В. Любимова // ЖВНД. – 1997. – №3. – С. 507 – 512.
    181. Лядиус В.Я. Психологические проблемы развития памяти / В.Я. Лядиус // Исследование памяти. – М.: Наука, 1990. – С. 20–44.
    182.
  • Стоимость доставки:
  • 200.00 грн


ПОИСК ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТА ИЛИ СТАТЬИ


Доставка любой диссертации из России и Украины